Юлия Гусарова: Тигран Аветисян. Instagram-friendly

Журнальный материал

Тигран Аветисян – скромный молодой человек, обустроивший студию и швейный цех в арт-сквоте «Электрозавод», где он снимает угол размером со среднюю однушку в спальном районе. При этом одежда марки Tigran Avetisyan продается в Старом и Новом свете, в Азии и России. «Сноб» поговорил с дизайнером о том, что сегодня является фактором успешности модной марки и почему копировать чужое при создании коллекции – это нормально

9 апреля 2016 12:11

Забрать себе

Фото: Маша Демьянова

СВ вашей последней коллекции есть вещи, декорированные крупными скобками, словно их обработали гигантским степлером. Расскажите историю этой одежды.

Коллекция посвящена тем, кто гонится за трендами. Она называется Followers и состоит из двух частей. В первую вошли довольно обычные с виду вещи, украшенные теми самыми скобками. Вторая часть – это одежда c огромным количеством нашитых лейблов. Знаете, ведь у многих желание купить какую-то вещь вызывает именно бирка на вороте. И вот я решил: почему бы не заняться дизайном лейблов? Нарисовал штук восемьдесят разных бирок – потратил на них больше времени, чем на конструирование самой одежды. В итоге получились, например, пиджаки, которые изнутри буквально усыпаны лейблами и часть их переползает на внешнюю сторону и рассыпается по спине. Недавно я вернулся с парижской презентации новой коллекции – байеры восприняли ее с большим энтузиазмом.

СЯ пока видела вашу новую коллекцию только в инстаграме владелицы магазина «КМ 20» Ольги Карпуть и лишь в одном источнике, где опубликованные изображения едва ли больше спичечного коробка. Это у меня с «гуглом» что-то не так или на самом деле лукбуки и фото с презентации вашей коллекции в интернете отсутствуют?

Я сразу после презентации коллекции не выкладываю фотографии вещей на сайт, потому что, бывало, меня копировали еще до того, как я начинал продажи. Я, конечно, не претендую на оригинальность, но некоторые совпадения в приемах обработки ткани и принтах были вопиющими.

СИ кто это был? Бывшие однокурсники?

Да.

СИ вы уверены, что они вас копировали?

Нет, не уверен, может, я просто о себе высокого мнения (смеется).

СА вы те самые приемы и идеи принтов откуда берете?

Копирую других людей. Смотрю, что делали дизайнеры до меня, и беру то, что мне нравится. В общем, так все обычно и поступают. Есть одно негласное правило: можно копировать коллекции, с выхода которых прошло не меньше пяти сезонов, – уже никто не вспомнит, что там было.

Фото: Маша Демьянова

СОткуда взялось это правило, кто вам про него рассказал?

Я его еще в университете услышал. А рассказал мне о нем друг, работавший на крутого дизайнера, который этому правилу следовал.

СИ вы этому правилу следуете или так само  получается?

Да я, если честно, не сильно заморачиваюсь. Дело вот в чем: если что-то копируешь, ты должен в копию и нечто свое привносить, потому что если у тебя нет идей, то нет смысла заниматься дизайном.

СПочитав, как вы описывали концепции своих прошлых коллекций, я решила, что, хоть вы и заняты в сфере производства изящных вещей, вы над этой сферой постоянно посмеиваетесь, критикуете ее. взять ту же коллекцию Duty Free, которая была рассуждением о том, как люксовые бренды зарабатывают на парфюмерии, или Best Hits, где вы цитировали признаки провинциальной роскоши – леопард и велюровые спорткостюмы с золотой вышивкой...

Тема, которую я беру за основу коллекций, – маркетинг в моде. Мне интересно, как можно продавать, как говорится, те же яйца, только в профиль. Ведь все, что касается декоративных решений, уже было придумано. Дизайн больше не двигает моду. Тех, кто все еще влияет именно на облик моды, я бы перечислил по пальцам одной руки: Рик Оуэнс, Рей Кавакубо, Джон Гальяно. Лучшим был Александр Маккуин, про которого, изучив все его коллекции и биографию, можно было сказать, что это настоящий модельер, а не простой упаковщик. Сейчас такое время, когда придумать что-то новое можно только в области текстильных технологий – увы, я пока не имею таких возможностей. Ну, и можно продавать людям все то же, что было раньше, просто по-другому это преподносить – вот это мне и интересно. Это сложная работа – не легче, чем строгать рубанком или рисовать кистью. Коммуникации в моде мне интересны больше, чем разные этапы создания одежды, конструирование и т. д.

Фото: Маша Демьянова

СА Вы пытаетесь собирать обратную связь от конечных покупателей?

Я не знаю, кто покупает мою одежду. Может, я сейчас ужасную вещь скажу, но когда я работаю над коллекцией, я не думаю о людях, которые  это купят. Я делаю это для того, чтобы что-то новое для себя открыть и создать повод для диалога. Если люди на это реагируют, мне очень приятно.

СКак думаете, чем закончится пресловутое противостояние моды дизайнеров и моды стилистов? Победят люди, для которых приоритетным является конструирование, или те, для кого важнее «история», стоящая за коллекцией?

Деньги победят. То, что выгодно, то и будет царить на рынке. Возможно, когда-нибудь дизайн снова будет больше итересовать потребителя, чем имиджевый шлейф вещи, но пока предпосылок для этого я не вижу. Сейчас успех вертится вокруг футболок с принтами. Я не хочу ворчать, потому что я и сам этим занимаюсь.

СА как же довольно громкая история с маркой Vetements, которая за прошлый год завоевала всеобщую любовь? Глядя на то, как разлетались эти вещи странного кроя и как журналисты захлебывались эпитетами, я подумала, что любители моды повыбрасывали все из своих шкафов и отказались от прежних эстетических ориентиров. То, что делает Демна Гвасалия из Vetements– это текстильное изделие в вакууме, очищенное от каких-либо культурных и исторических референсов, прямо-таки ода сложному крою и ничему больше.

Почему вы так считаете? В любой одежде есть культурный референс. Если обратиться к истории моды, которая, как известно, циклична, то можно заметить, что отразилось в одежде Демны Гвасалии: это, как минимум, вещи, которые придумывал Мартин Маржела, упрощенные и переделанные на манер streetwear, что хорошо смотрится в инстаграме. Так сказать, instagram-friendly. Сегодня важно сделать так, чтобы за те пятнадцать секунд, в которые укладывается видео в инстаграме, твою коллекцию успели рассмотреть и запомнить.

СА вы стараетесь быть instagram-friendly?

Да, конечно. Сейчас невозможно не думать об этом. Сегодняшние способы коммуникации приводят к тому, что внимание у людей рассеивается. Так что одна из важных задач – сделать все, чтобы тебя заметили в ленте и поставили лайк. Поэтому моя коллекция может на картинках выглядеть ярче, чем в жизни; яркие и кричащие вещи делаются для продвижения, но продаем мы больше футболок и одежду попроще.

Фото: Маша Демьянова

ССейчас многие относительно молодые марки предпочитают отказываться от подиумного показа в пользу презентации, даже если у них есть деньги на традиционный показ. А как вы представляете одежду?

Я бы, конечно, хотел сделать показ, потому что никогда этого не делал. Но все упирается в дорогостоящую организацию. Такие мероприятия нужно делать в Париже или Лондоне, где собирается вся пресса и представители известных магазинов – там есть шансы, что тебя заметят. Кроме того, нужно иметь ресурсы для пиара и быть уверенным, что ты позвал на показ правильных гостей. В общем, сначала надо подзаработать. Хотя не факт, что для презентации моей одежды подойдет показ с дефиле, – после того как стали очевидны возможности презентаций без дефиле, история с шагающими моделями выглядит архаичной. Впрочем, если бы я взялся делать такой показ, он был бы стебным, это было бы что-то панковское.

СЕсли вас через год позовут, как Демну Гвасалию, на пост креативного директора старой и важной марки, вы согласитесь?

Я вообще-то работаю на большую компанию, просто старался это не афишировать. Это итальянская компания Slam Jam, крупный дистрибьютор одежды уличного стиля. Недавно они купили права на использование айдентики лондонского метро, и я с прошлого лета курирую линию одежды с этой символикой. Это, конечно, не Balenciaga – не представляю, как тяжело сейчас Демне Гвасалии совмещать новую должность и работу в Vetements. С другой стороны, у меня есть друг, который работал на Давида Кома, и он сказал, что было гораздо сложнее, когда Давид начинал, чем когда он стал креативным директором Mugler, – у них появилась новая огромная команда, условия работы стали другими. Расширять полномочия все же нужно, ведь мода – это бизнес.С

В коллекции The World Is Flat Again Тигран использует ткани российских производителей.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров