3082просмотра

Экстремальное путешествие людей и автомобилей к высочайшей точке Земли

+T -

«Сноб» и Toyota этой весной предприняли одну из самых рискованных экспедиций — восхождение на Эверест. Путь до вершины был сложный: два автомобиля — Toyota Land Cruiser 200 и Land Cruiser Prado — сначала шли через весь Китай до Базового лагеря, Затем команды альпинистов встретились у подножия самой высокой горы на Земле и совершили успешное восхождение на вершину. Генеральный директор проекта «Сноб» Марина Геворкян вела автомобиль через Китай, а потом в отдельной группе предприняла попытку взойти на Северное Седло Эвереста (7000 метров). Как это было — в ее рассказе

Поделиться:
Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы, просто некуда деться,
И спускаемся мы с покоренных вершин,
Оставляя в горах свое сердце…
В. Высоцкий

Русский лагерь на Эвересте – центр притяжения всех экспедиций. Дело не только в том, что у клуба «7 вершин» самая большая группа, и даже не в наличии кинозала, бильярда и хорошей столовой. Есть что-то притягательное в нашей компании. Конечно, одиннадцатью женщинами в команде не всякая экспедиция может похвастать.

В нашей группе двадцать восемь участников из России, Непала, Украины, Ирландии, Китая – четырнадцать человек были здесь в прошлом году во время страшного землетрясения. Это значит, что половина группы не только знакома, но и вполне уже сжилась и самоутвердилась, что облегчает восхождение и само пребывание на высоте. 

Мы с Денисом Проваловым сразу выделяемся в отдельную команду с целью зайти на Северное седло Эвереста раньше основной группы, что, конечно, не радует руководителя экспедиции Сашу Абрамова. Однако, заручившись поддержкой командного доктора, мы убеждаем его, что нашей двойке это по силам. Так мы продолжаем наше совместное путешествие, которое началось в Китае: на автомобилях мы преодолели почти четыре тысячи километров до Эвереста. Меняются города, гостиницы, люди вокруг, а мы перемещаемся во времени и пространстве, оставаясь командой. Сейчас мы идем вдвоем без шерпов с опережением графика, попадая в недостроенные лагеря. Однако в этом скрыта своя прелесть. Мы чувствуем себя настоящими альпинистами: сильными и готовыми ко всем трудностям.

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

Лагерь на отметке 5800 метров я не очень жалую: он наименее комфортный из всех, к тому же на этой высоте я обычно начинаю чувствовать признаки горной болезни. Но вот мы забираемся в большую палатку / столовую, в которой могут одновременно разместиться шестнадцать человек. Сначала мы располагаемся прямо на полу и переодеваемся в пуховые костюмы – нужно сразу утеплиться, поскольку ледяной ветер и холод проникают всюду. Затем садимся перед газовым обогревателем, вытягиваем к нему ноги, как к камину. Течет неспешный задушевный разговор о жизни, детях, друзьях, о том, что такое хорошо и что такое плохо. Ощущение, что мы не на склоне Эвереста в Гималаях, а в российском поезде дальнего следования: поезд едет, но пассажиры замерли во времени и пространстве.

Вообще, Дениса многие спрашивают: «Зачем ты рискуешь и идешь с ней с опережением графика? Она уедет, а тебе на вершину». В этом есть доля правды – он реально рискует здоровьем, точнее, «вершиной». Провалов всегда только отшучивается и говорит, что не зря же он два раза в день проводит тренировки. Я безмерно благодарна ему за чувство локтя, когда можно «как на себя самого положиться на него». Он не спрашивает, куда и зачем я тороплюсь. Только с некоторой обидой замечает, что в прошлом году мы договаривались пойти на Седло. А теперь вот я спешу…

Но вот мы в лагере АВС на высоте 6400 метров. Доходим относительно быстро – за пять часов в первый переход. Когда приходим в лагерь, начинается порывистый ветер. Звоним в Москву узнать прогноз погоды на ближайшие дни. В Гималаях залог успешного восхождения – шерпы и погода. И если шерпов еще можно организовать, то с погодой бороться бессмысленно. Прогноз неутешительный – следующие четыре дня ураганный ветер до 70 км/ч, что по факту означает все сто километров в порывах. Самый слабый ветер – до 45 км/ч ожидается следующим утром. Хотя, например, на Эльбрус не выходят уже при ветре 35 км/ч, придется рискнуть, потому что ждать четыре дня погоды в АВС нет ни времени, ни сил – каждый проведенный там день эти силы отнимает.

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

В лагере мы встречаем шерпу Лакпу. Эта женщина уже шесть раз поднималась на вершину Джомолунгмы, за что и была отмечена в Книге рекордов Гиннесса. Лакпа, как обычно, говорит мне, что я должна идти на вершину. Шерпы, как правило, «видят», кому по плечу восхождение. По версии шерпов и тибетцев, Джомолунгма – мать-Гора – женщина, которая возвысилась над всеми мужчинами (Макалу, Чо-Ойю). Лакпа меня снова убеждает в том, что к женщинам-матерям Гора относится по-особенному. Я в очередной раз отшучиваюсь, что в следующем году, может быть, пойду. Лакпа кивает, она собирается идти с нами на Седло.

Ночью порывы ветра настолько сильные, что я ощущаю себя Элли из «Изумрудного города», которую вместе с палаткой ураган унесет в неведомую страну. В нашем случае унесет прозаично в пропасть ледника под лагерем. Доживаем до утра.

Собираемся и выходим. Однако Лакпа неожиданно отказывается идти с нами, ссылается на головную боль. Мы сразу понимаем, что она не верит в успех предприятия. У Дениса очень тяжелый рюкзак: из-за недостаточной акклиматизации Абрамов настоял, чтобы мы взяли с собой кислород. Я несу свое «железо» и маленький термос, у Дениса много воды, «железо» с запасом и кислородный баллон (весит четыре килограмма).

Выдвигаемся к Седлу. Идти трудно.Это только в кино альпинисты резво передвигаются на больших высотах и еще постоянно беседуют, снимая маски и очки. В реальности все обстоит иначе: идем медленно, отмеряя каждый шаг, не переговариваемся, очки не снимаем (иначе можно получить ожог глаз). Доходим до точки, где начинается ледяное плато и нужно надеть кошки. Но только мы выходим на плато, начинает сбываться прогноз. Следующий час мы боремся с ураганным ветром. Приходится связаться. Кошки вбиваем в лед, чтобы как-то удержаться на поверхности при порывах. Так мы доходим до начала подъема на Седло, то есть до веревок. Однако ветер настолько усилился, что нас сдувает даже в связке. Восхождение становится особенно опасным: если нас понесет по ледяному плато вниз, то мы наверняка не выберемся. Более того, даже если мы зайдем на Седло, то там нас не ждет ничего хорошего: шерпы либо еще не развернули, либо вообще свернули все лагеря из-за ветра и спустились вниз. Принимаем решение идти назад. 

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

Возвращаемся с горечью, но понимая, что сделали все, что могли, – поднялись до 6700 метров в ураганный ветер. Нам оставалось каких-то 350 метров по вертикали. Погоду нужно воспринимать как данность – спорить с ней бесполезно. 

Через день мы намечаем спуск в Базовый лагерь. Денис еще проводит ледовые занятия с подошедшей группой наших восходителей. Они заключаются в том, что на ледяную глыбу восемь-десять метров высотой вешаем веревки по вертикали и по горизонтали. Все участники в полном обмундировании (комбинезоны, высотные ботинки / сапоги, рукавицы) влезают с жумаром на этот смерзшийся обломок, потом проходят по веревкам по льду и опускаются на спусковом устройстве. Вся процедура занимает довольно много времени на высоте 6400 метров. То ли еще будет на 8300 метрах и выше.

Выходим мы довольно поздно и к вечеру добираемся до промежуточного лагеря. Обычно за день спускаются сразу до 5200 метров, но ветер усиливается, уже темнеет, и мы решаем остаться на 5800 метрах на ночь. В лагере еще два участника: наш «малек» Елена Абрамова (дочь Саши Абрамова) и поляк. Ужинаем рисом и весь вечер играем в словарную игру «контакт». Поляк тоже старается участвовать, хотя ему, конечно, тяжеловато с языком. Мы вспоминаем, как накануне я проиграла раунд, когда не смогла назвать, что люди едят с хлебом колбасу (я же колбасу не ем).

Фото: Денис Провалов
Фото: Денис Провалов

На следующее утро быстро сбегаем в Базовый лагерь. После высотных лагерей все воспринимают базу минимум как люксовый курорт, а то и спа с учетом перспективы посещения бани. Баня, кстати, приносит огромное удовольствие и облегчение. Вот уж действительно – с легким паром!

Уезжать мне предстояло в шесть утра на следующий день. Я проснулась раньше и уже не могла заснуть. Около шести в палатку постучался Денис. Он меня караулил, нарезая круги по лагерю. Поскольку солнце еще не взошло, холод страшный. Вылезаю из палатки, буквально стуча зубами. Машина опаздывает на час. Провожать меня еще встала подруга Надя, а также оператор киногруппы. Прощание получается скомканным. Неожиданно для себя я давлюсь слезами, не желая покидать лагерь. Обнимаю Надьку и Дениса, прошу быть осторожными и беречь себя. Они тоже довольно плохо пытаются скрыть эмоции.  Мне очень не хочется расставаться с командой, с Горой. 

Надеюсь, что Гора пустит меня в следующем году. Мать-Гора Джомолунгма меня поймет. Я долго еще оборачиваюсь, удаляясь от лагеря: то ли хочу запечатлеть в голове силуэт Горы, то ли тщетно пытаюсь выдрать оттуда свое сердце.С

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Новости наших партнеров