Алвис Херманис:
Всего один год. Дневник режиссера

Журнальный материал

Прошлой осенью рижское издательство Neputns опубликовало книгу Алвиса Херманиса «Дневник». В ней самый известный режиссер Латвии рассказывает об одном годе из своей жизни, который свел его с Бродским и Барышниковым

31 мая 2017 13:00

Забрать себе

Сцена из спектакля «Бродский / Барышников».

Фото: Janis Deinats

~ перевод с латышского – Ольга Петерсон

Как это здорово, что книга замечательного режиссера Алвиса Херманиса скоро увидит свет в русском переводе! И я рад за читателей «Сноба», которые первыми прочтут одну из глав, посвященную работе над спектаклем «Бродский / Барышников». Алвис – из тех режиссеров, кто никогда не навязывает свои идеи, а ждет предложений от актеров. У него есть какая-то особенная нежность по отношению к материалу – в нашем случае это были рассказы Василия Шукшина, – и он умеет ее передать тем, с кем работает. У него прекрасный, тонкий вкус. Но при этом он очень точно знает, чего хочет. Алвис научил меня легкости – не сгибаться под грузом ответственности той или иной роли, а «брать» ее той самой нежностью. Я счастлив, что такой опыт был в моей жизни, и очень надеюсь на его продолжение.

Евгений Миронов, художественный руководитель Государственного театра наций,  народный артист России

12.08.2015

После тринадцати часов полета (со мной жена Кристина и наша младшенькая) прибываем в Пунта-Кану, где находится летняя резиденция Миши Барышникова. Правда, лето в Доминикане круглый год. В аэропорту нас встречает Миша со своим шофером. В машине говорю ему, что Бродский не ахти как подходит к пальмам и что репетировать спектакль о Бродском на этой широте несколько абсурдно. И вообще, вряд ли в тропиках когда-либо рождалась настоящая поэзия.

Увидев его дом, который, надо признаться, настоящее чудо архитектуры на самом берегу океана, беру свои слова обратно. Между экзистенциальной тоской, которая присуща Бродскому, и надмирной красотой этого берега шумного океана есть нечто общее. Может, похоже на родство Бродского и Венеции. Последняя станция прекрасного. Красота, печаль, смерть. Банальная комбинация, конечно. Но это именно так.

Сам Бродский, приехав сюда и увидев резиденцию своего друга, сказал: «Да… есть все-таки справедливость». Подразумевая, что Миша, паренек из рижской коммуналки, заслужил это место. 

Миша показывает нам комнаты, где мы проведем пару недель. У самых дверей растет совершенно кривое и косое узловатое дерево – гуанкана, которое тут живет уже шестьсот лет. То есть выросло еще до того, как Христофор Колумб, переплыв океан, увидел сушу. Доминикана была его первой остановкой на пути к Новому Свету.

Материал доступен только участникам проекта «Сноб»

Оформить подписку

или

Войти
0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров