Александр Гаррос: Чем Гитлер хуже Сталина?

Прослушать Читает Сергей Полотовский

Александр Гаррос: Чем Гитлер хуже Сталина?

Александр Гаррос:
Чем Гитлер хуже Сталина?

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Александр Гаррос о том, почему Сталин так популярен

Смотреть

Александр Гаррос о том, почему Сталин так популярен

 

+T -

Самая сокрушительная война XX века, ставшая самой крупной катастрофой за всю историю человечества, была войной двух тоталитарных империй, похожих друг на друга, как родные братья. От пропаганды до эстетики, от чудовищной практики концлагерей и массовых репрессий до богоподобного статуса тиранов – по внешним признакам две системы были практически неотличимы. Как же получается, что десятилетия спустя глава одного из этих государств – общепризнанный преступник и массовый убийца, другой же для миллионов людей все еще если не мудрый вождь, то «эффективный менеджер» и без пяти минут «имя России»? Сможем ли мы когда-нибудь что-то с этим сделать?

Поделиться:

Осень 2007-го, Западная Украина, Закарпатье. Я еду из депрессивного Мукачева в депрессивный Рахив на раздолбанной «двадцатьчетверке». За рулем мукачевский пасечник, угрюмый, вислоусый, тощий, словно скрученный из серых обтрепанных веревок мужик. В Мукачеве я, кинув у него дома рюкзак (надо было дождаться, пока «Волгу» загрузят медом), час болтался по городу, все более уверенно прощаясь с оставленным в рюкзаке ноутбуком. Через час рюкзак с ноутбуком оказался на месте, багажник «Волги» еще заполнялся янтарными банками, а меня сводило от приступов острого, как перитонит, стыда и неопределимой тоски: пасечник дал мне полистать старый, еще шестидесятых, фотоальбом. На снимках был не­узнаваемый, но несомненный он – сотрудник НИИ, мускулистый, голый по пояс советский полубог; улыбаясь победительно, как Шон Коннери, он позировал на горных лыжах, а на нем висли загорелые – видно даже сквозь чер­но-белое зерно – нимфы с фигурами порнозвезд.

Мы едем молча – я, пасечник и его мама, женщина уж точно за сто, с чертами и достоинством мумии египетской царицы. Поздний вечер 31 октября, Хэллоуин. В темноте за окном «Волги» изредка багровеют тусклые кострища: на кладбищах горят свечи. Выйди сейчас из-за поворота зомби, не удивится никто. Трансильвания лежит вокруг, беспокоя ознобными мурашками вампирских легенд.

Внезапно я вздрагиваю – пасечник нарушает молчание: «А вот здесь у нас географический центр Европы».

За центром Европы садится попутчица. Она компенсирует наше долгое молчание, говоря непрерывно и за всех на дивном наваристом суржике: в смеси русского и украинского плавают венгерские и румынские шматки. «Вот я вчера ходила в Румынию, так там же пенсии ж повысили…» – начинает она. Или: «Вот я вчера ходила в Венгрию…»; с пятачка вокруг хэллоуиновского центра Европы в Венгрию или Румынию действительно можно сходить пешком. Заканчивается каждая история одинаковым рефреном: «Ох, мой бедный, бедный народ!» Скоро оказывается, что попутчица успела побывать и в Китае; неужто вчера ходила?! – нет, летала по челночным делам. Видела мавзолей Мао Цзэдуна. «Из хрусталя зроб­лен», – констатирует попутчица.

С мавзолея Мао монолог переключается на Сталина. «Вин великий чоловик, – говорит попутчица веско. – Вин импэрию зробил».

И тут пасечник-водитель, чей божественный расцвет пришелся на отринувшие Сталина шестидесятые, и его видавшая проклятый царизм, польскую вильность и бог еще знает что мама впервые синхронно и опять-таки веско кивают.

За поворотом вырастает красный свечной сполох, гравий, стучащий по днищу «Волги», выдает грозное барабанное тремоло. Я испытываю пронзительное ощущение недоброй колдовской силы момента: Ночь Всех Святых и час живых мертвецов, кладбища, подсвеченные красным, глухой и нищий центр Европы, точка лобового столкновения этносов, государств, красных стрел на штабных картах, до Румынии, Венгрии, Словакии – дистанция пешеходной прогулки, опустившийся, несбывшийся советский бог горбится за рулем своей медовой колесницы-раз­ва­лю­хи – и надо всем этим вдруг ощутимо встает (откуда, как?) плотный призрак Генералиссимуса. Умершего больше полусотни лет назад чоловика, зробившего импэрию, мертвую уже два десятка лет.

•  •  •

С тех пор я вспоминал эту историю многажды – и чем ближе к сегодняшнему дню, тем чаще возникали поводы: то газетный спор, то телевизионное ток-шоу, то Сталина выдвинут на конкурс «Имя Россия» (и только продюсерские уловки позволят заменить во всенародном телешоу Иосифа Виссарионовича на политкорректного Александра Невского), то на станции московского метро восстановят историческое посвящение вождю, то столичная мэрия вознамерится использовать лик Генералиссимуса в плакатах по случаю 65-летия Победы, то на очередном форуме возникнет ожесточенная баталия, в просторечии срач, вокруг вождей Рейха и СССР. И когда на сайте проекта «Сноб» состоялась дискуссия на тему «Чем Сталин отличается от Гитлера?» – я тоже первым делом вспомнил это: фантомное Закарпатье, тускло озаренное кладбищенскими свечами Никогде (как назвал бы это дока по страшным сказкам Нил Гейман), стук гравия и «вин импэрию зробил».

 

Corbis / fotosa.ru
Corbis / fotosa.ru

Чем Гитлер отличается от Сталина – хороший вопрос. Если набрать «Гитлер Сталин» в русской поисковой системе «Яндекс», результат будет – три миллиона ссылок. Если распечатать и прибавить все книги и статьи, посвященные сравнению вождей, можно несколько раз опоясать Землю или протянуть мостик до Луны. Это бесконечный пазл, который можно три миллиона раз собирать заново, тасуя банальности и апокрифы, отыскивая в любом сходстве различие и обнаруживая во всяком различии тождество.

Сталин – сын сапожника из грузинского Гори, неудачливый семинарист, с малых лет ушедший в революцию, мотавший срок на каторге и грабивший для революционной кассы банки; Гитлер – сын мелкого таможенника (а впрочем, отец сначала тоже был сапожником) из австрийского Браунау, косивший от призыва, а потом добровольцем пошедший на фронт. Сталин в юности писал стихи (плохие), а молодой Гитлер пытался стать художником (ему недурно удавались пейзажи альпийских долин и архитектурные зарисовки, а вот портрет не получался совсем; на экзаменах в Венскую академию художеств его завернули, посоветовав переквалифицироваться в архитекторы; он и последовал совету, в каком-то смысле – стал архитектором нового мира, ну и фантазии Шпеера весьма привечал). Гитлер любил Вагнера, а Сталин мог декламировать наизусть рассказы Чехова; впрочем, оба много читали. Сталин благосклонно относился к воплощениям своего образа в кинематографе, а Гитлер запретил себя играть; оба, однако, ценили кино.

 

Gettyimages / Fotobank
Gettyimages / Fotobank

Гитлер брал уроки у актеров и был блестящим публичным оратором, мастером заводить стадионные аудитории, Сталин предпочитал драматургов и общение с глазу на глаз, умея очаровать визави, даже если это Герберт Уэллс; впрочем, Гитлер магнетически действовал на собеседников в частной беседе, а речи Сталина, косноязычные, основанные (считают специалисты) на примитивных тавтологиях, оказывали сокрушительное воздействие на умнейших людей эпохи даже через трескучие радиодинамики. Гитлер любил военную форму, и Сталин тоже (френч). Сталин возглавлял самую атеистическую державу мира, а Гитлер не раз расписывался в приверженности к христианству; впрочем, Сталин явно вынес из семинарии привязанность к библейской форме, если не сути, а Гитлер попов презирал и планировал в Тысячелетнем Рейхе полностью заменить старую церковь новой, основанной на германской мифологии и его личных откровениях.

Гитлер благоговел перед оккультным знанием («Нацизм есть магия плюс танковые дивизии», – отчеканили Бержье и Повель), внимал Хаусхоферу1 и Зеботтендорфу2, структурировал СС по принципу тайного ордена, а Сталин к тайноведению был демонстративно равнодушен, эзотериков сгноил в лагерях; впрочем, любой заштатный конспиролог вывалит на вас груду легенд о том, что Сталин был учеником Гурджиева3, и Зеботтендорф с Хаусхофером тоже ходили в подмастерьях армянского мага, так что у обеих тоталитарных империй XX века общий оккультный генезис. У Сталина были усы, и у Гитлера были усы; но фасон у них разный (и это от участников дискуссии в «Снобе» не ускользнуло, да).

И так далее. Можно до бесконечности.

 

Akg / Eastnews
Akg / Eastnews
Пропаганда Рейха и СССР использовала одни и те же ходы, чтобы унизить врага...

•  •  •

Разумеется, на деле вопрос «Чем Сталин отличается от Гитлера?» лишь корректно-эвфемистичная форма другого вопроса: можем ли мы уверенно и однозначно сказать, что вождь СССР Иосиф Виссарионович Сталин – такой же кровавый тиран, что и вождь германского Рейха Адольф Алоизович Гитлер, признанный тираном и убийцей как в зале суда, так и судом общества? Да или нет?

Короткий ответ «да, конечно», принятый западным массовым сознанием (на мелкие статистические погрешности в лице неонацистов или узкоспециализированных историков можно закрыть глаза), в России и вообще экс-Союзе прямого эффекта не имеет. Иначе откуда бы все эти телевизионные пережевывания, газетные схватки, форумные баталии, все эти люди, сходящиеся стенка на стенку по поводу того, можно ли считать Иосифа Виссарионовича эффективным менеджером.

Среди причин этого есть более явные, а есть – менее, хотя утешительной нет ни одной.

 

Interfoto / Vostock Photo, Akg / Eastnews
Interfoto / Vostock Photo, Akg / Eastnews
...и одинаковые образы, чтобы воспеть собственную мощь

Вот довольно явная: спокойное, само собой разумеющееся «да, конечно» возможно, когда ответ этот – стабильная данность на уровне главки в школьном учебнике; когда вопрос и не предполагает реальной рефлексии, не стоит в актуальной повестке дня. Если стоит и предполагает – все сразу становится не так просто не только в вопросе сопоставления фюрера и вождя, но и с каждым из них в отдельности. И здесь русская либеральная публицистика да и вообще отечественный либеральный дискурс демонстрируют характерную слабость. Один вариант – сказать «монстры», «маньяки», «исчадия ада», приравнивая Адольфа или Иосифа к Чикатило или Джеку-Потрошите­лю. Другой – сказать «ничтожества», как это сделал замечательный писатель Аксенов еще тридцать лет назад в замечательном романе «Остров Крым»: там у него протагонист Андрей Лучников как раз и сочиняет журналистский мегахит «Ничтожество» к юбилею Сталина, раскрывая глубочайшую бездарность вождя, а заодно и фюрера («пока двое слабоумных душили друг друга…»). Сталин и Гитлер, по Аксенову, – ничтожества, агрессивные и узколобые паразиты, выброшенные наверх социобиологическим взрывом, омерзительный результат отрицательной селекции.

Неубедительно, увы, и то и другое. Маньяк, руководимый фазами луны и собственной сексуальной неполноценностью, может разобрать на запчасти полсотни человек – но едва ли в состоянии построить и контролировать машину угнетения и подавления имперских масштабов; тут нужны воля и талант незаурядного манипулятора. Ничтожество может убить или запугать даже и многих – но едва ли в состоянии создать и эксплуатировать систему, с помощью смерти и страха реализующую глобальные задачи; тут требуются терпение и дар холодного игрока.

 

Voller Ernst / Vostock Photo
Voller Ernst / Vostock Photo

Сводить Гитлера к персонажу чаплинского «Великого диктатора», а Сталина – к образу по-горски мстительного гопника есть глупость – простительная, пока работает логика войны (а шестидесятники, в сущности, и воевали со сталинской, «ретростремительной» тенденцией в СССР); пока высмеять и унизить врага и тем нанести ему урон – важнее всего прочего. Оба вождя, к слову, неплохо это сознавали и хорошо умели, судя по их пропаганде. Но логика войны не работает, когда требуется уже не унижать и высмеивать, а понимать.

•  •  •

Пытаясь понять, приходишь к тому, например, что пугающее сходство Сталина и Гитлера, а также выстроенных ими тоталитаризмов – еще и следствие того, что у вождей были схожие амплуа в одной и той же общемировой постановке. Что это за постановка, удачно определил писатель и художник Кантор (копирайт его): обе мировые войны и период между ними, заметил он, – это растянутое на десятилетия кровавое состязание между разными формами народовластия с целью выявления наиболее эффективной.

Откуда «народовластие» – понятно: не о власти народов речь, но о новых формах власти над народами.

Эти новые формы потребовались – и тут придется повторить банальную, но важную вещь – уже потому, что промышленные и социокультурные революции вбросили огромные массы людей в поле активной жизни государств. Это были люди, доселе в созидании истории не участвовавшие. Требовалось найти им место (потом оказалось, что для этого придется половину их убить). Требовались способы манипуляции этими людьми. Требовалась новая элита, способная ими править, – больше того, нужен был механизм ее ротации и пополнения; старый, сословный, феодальный по сути годиться перестал. Отсюда травматическая модернизация, две огромные, внешне бессмысленные войны, цепная реакция революций и контрреволюций, эпидемия «летальных идей».

Сталинизм и гитлеризм – участники «матча народовластий», оказавшиеся наиболее чудовищными еще и потому, что играли они на самых проблемных участках. Там, где для новых механизмов было меньше всего готовых деталей, – а так и было в архаичной и обескровленной России и в Германии, которую унизили и поставили на версальский счетчик.

 

РИА Новости
РИА Новости

И Штаты столь явно выиграли от всей мясорубки первой половины XX века не только в силу удачной заокеанской прописки – но и потому, что были изначально футуристическим проектом, притом удачным; востребованная новым временем социальная машинерия монтировалась там загодя.

Тогдашние мечтатели – и кремлевский, и берлинский – сходство своих ролей в пьесе сознавали вполне. Сталин несколько раз крайне уважительно отзывался о Гитлере – Гитлер же в застольных беседах упоминал Сталина многократно, не стесняясь эпитетов вроде «гениальный», причем даже во время войны. Существуют свидетельства: Гитлер вопреки логике событий сорок пятого надеялся на сепаратный мир – со Сталиным! А Сталин уже в конце сороковых высказывал сожаление, что Гитлер стал его противником – а не союзником! Иосиф был очень впечатлен молниеносными и жесткими партийными чистками Адольфа, внимательно изучил и применил опыт «Ночи длинных ножей»; Адольф и вовсе был прилежным учеником, скопировал у Иосифа множество репрессивных технологий, сравнивал его властную манеру с методами Карла Великого и даже о стахановском движении отзывался тепло.

Все это, впрочем, констатация сходств. В чем же различия вождей, сделавшие Адольфа общепризнанным преступником и иконой агрессивных маргиналов, а Иосифа – знаковой фигурой и предметом общественной дискуссии?

•  •  •

В отличие от Гитлера, Сталин – звено исторической непрерывности. Правление его, содержательно ужасающее (миллионы невинных жертв, прямое и косвенное истребление элиты нации и так далее), формально успешно уже только потому, что органически слито и с тем, что было до, и с тем, что стало после. Это простая, хоть и раздражающая констатация: содержательная часть истории в массовом сознании всегда проигрывает формальной. Так погубивший миллионы Сталин в зеркале национального восприятия не может быть равен погубившему миллионы Гитлеру уже потому, что Гитлер про­иг­рал войну, страну и покончил с собой, а Сталин выиграл войну и умер своей смертью (конспирологическая версия об отравлении Берией ничего не меняет), страну же оставил в вихляющей, но прежней колее. Потому, что Гитлер – это завершенная история; а Сталин – сюжет открытый, часть растянутого на десятки, не сказать сотни, лет русско-советского метасюжета. Первое психологически (и практически!) куда легче вычленить, объявить чужеродным и отторг­нуть, нежели второе.

 

NTERFOTO / Vostock Photo
NTERFOTO / Vostock Photo
Нацизм с немецкой четкостью определял принципы уничтожения людей

Одно это отодвигает в область фантазий милую либеральному сообществу идею процесса а-ля Нюрнберг над советским коммунизмом вообще и Сталиным в особенности, который надо-де было провести году в девяносто первом и тем однозначно маркировать усатого вождя и его наследие как Зло. Успешный суд возможен только над проигравшим и только если его проводят победители. Нюрнберг и последующие денацификация с люстрацией оказались сравнительно успешны, потому что Гитлер был мертв, его уцелевшие близкие соратники – посажены в клетку, Германия – растерта в щебенку, за судьями стояли оккупационные штыки и мстительная воля победивших наций, а у немцев не осталось другого способа жить дальше, кроме отсечения куска прошлого, большого, но не фатально большого даже по меркам средней человеческой жизни.

Надо ли говорить, что в России ни в девяносто первом, ни в любом последующем году ни одно из этих условий (за исключением того, что Сталин тоже уже был мертв) соблюдено не было и быть не могло.

 

Александра Каткова / ИТАР ТАСС
Александра Каткова / ИТАР ТАСС
В случае сталинизма логика, по которой выбирались жертвы, выглядит много более загадочной

•  •  •

Но и это не главное препятствие для постановки окончательного знака равенства между вождями. Произнося «Гитлер» или «Сталин», мы помимо воли подразумеваем мифологему, идеологему, бренд. В этом бренде конкретного человека никак не больше, чем идеи, которую он олицетворяет, и неважно даже, насколько по праву. Поэтому парадоксальным образом даже тот факт, что «ультраправый» Гитлер был реальным революционером (пускай и «консервативным», в терминах Юлиуса Эволы4), а «левый» Сталин осуществлял, по сути, контрреволюцию (заменив идею мировой революции на реставрацию Российской империи в социалистической редакции), – факт этот не в силах ни уравнять, ни даже окончательно сблизить бренды «Гитлер-нацизм» и «Сталин-коммунизм». Просто потому, что коммунистическая идея сама по себе зримо не равна национал-социа­лис­ти­чес­кой: воплощения удивительно схожи, но векторы идей глядят в диаметрально противоположные стороны.

Нацизм основан на имманентности. На возвращении к самому безусловному и дремучему разделению по имманентному признаку – биологическому. Коммунизм – на отрицании имманентности, на постулате равенства всех и вся.

 

Gettyimages / Fotobank
Gettyimages / Fotobank
«Работа делает свободным» – этот издевательский лозунг украшал ворота многих концлагерей

Вектор нацизма обращен в прошлое – к племенным, звериным разделениям на своих и чужих, к языческой темной магии и жестоким дохристианским богам. Вектор коммунизма – в будущее, где все без вычета люди должны стать как Бог. Поэтому коммунизм есть футуристический проект – и отсвет этого потенциального футуризма падает также на проект реально воплотившийся, советский, сколь бы беспросветным ни было это земное воплощение. А отказаться от возможного моста в будущее всегда сложнее, чем от временного возвращения в мифологическое прошлое.

Эта же подспудная правда проецируется и на войну, упорно мешая окончательно уравнять двух участников «матча народовластий». Да, на Восточном фронте бились две очень схожие силы, и за одной стояли Освенцим, гестапо и карательные рейды СС, а за другой – ГУЛАГ, СМЕРШ и чистки НКВД на занятых территориях, про миллион изнасилованных немок умолчим вовсе. Одна сила грезила Великой Германией на завоеванных землях; другая – учредила соцлагерь на освобожденных. Больше того, если по части жестокости к чужим сумрачный тевтонский гений все-таки даст русскому медведю порядочно очков вперед, то по части жестокости к своим империя Сталина однозначно выигрывает у империи Гитлера. Брошенные в топку фольксштурм и гитлерюгенд бледнеют перед штрафбатами, заградотрядами и приравниванием любого пленного к изменнику; и когда Гитлер в финальном помрачении хотел увести за собой в Валгаллу всех германцев, затопив для верности служившее массовым бомбоубежищем берлинское метро, – советские маршалы, ломая оборону Берлина, клали тысячи и тысячи лишних солдатских жизней, будучи вполне в своем уме.

 

Akg / Eastnews
Akg / Eastnews
В системе ГУЛАГа лозунги были другие, но метод эксплуатации рабов-зэков – тот же самый

Силы были так схожи, что почти равны. Но видение будущего за силами стояло разное. В нацизме находилось место только сверхчеловеческому и нечеловеческому; коммунизм допускал просто человеческое.

•  •  •

Победа СССР и союзников над нацистской Германией – больше, чем победа одних народовластий над другим. И полностью отделить Сталина от факта этой победы невозможно; но возможно было бы отделить Сталина от ее празднования. По совести, 9 Мая стоило бы быть днем великой скорби по напрасным жертвам огромнейшей мясорубки в человеческой истории и великого уважения к тем, кто прошел до конца и сумел остановить мясорубку, а не днем варварского торжества одного милитаризованного тоталитаризма над другим.

В реальности, однако, наблюдается нечто противоположное. Не только День Победы (что в путинской, что в путинско-медведевской России) все сильнее сближается с позднесоветским эталоном – но и Сталин становится не менее, а все более востребованным персонажем. И не потому, что дать компетентный и однозначный ответ на «вопрос Сталина» нелегко – в конце концов, все вышесказанное как раз об этом; но сам «вопрос Сталина» не только не уходит из широкого общественного пространства в ведение профессионалов – он оказывается все более актуальным, насущным. И тенденция эта на удивление синхронна другой – разговорам о необходимости модернизации, «новой перестройки», тотальной реформы современного российского государства с его коррупцией, «ментовским беспределом», экономическим застоем, террористической угрозой и нравственным коллапсом.

 

Парадокс здесь – лишь кажущийся.

Да, Сталин – двойник Гитлера, носитель яркого и универсального психотипа тирана. Но это лишь один вариант сопоставления. А есть и другой. Сталин – еще и воплощение специфической российской матрицы власти. Специфической – потому что в России она воспроизводится циклически, а ретроспективно (когда боль проходит, а достигнутое через боль остается) выглядит наиболее результативной; «эффективный менеджер», как же.

Чтобы отследить генеалогию Сталина по этой линии, не обязательно быть историком, кандидатуры напрашиваются: Иван Грозный, Петр Великий – и не зря первый в сталинские времена был осторожно реабилитирован, второй – практически канонизирован. А персонально Сталин так и вовсе чрезвычайно благоволил Грозному, давил на Эйзенштейна, снимавшего свой фильм про царя Иоанна, – существует прекрасная запись беседы вождя с режиссером в феврале сорок седьмого, где Сталин, походя укорив Петра за подверженность иностранному влиянию, Грозного аттестует превосходно, говорит о его прозорливости, об оправданности его жестокости, о том, что надо было быть еще жестче: «пять боярских семей недорезал»!

Грозный – крайняя, патологическая точка линии, Петр – напротив, условно оптимальная; схожие черты, однако, очевидны. Постановка и упорное достижение великих целей, невзирая на цену вопроса. Пренебрежение ценностью индивидуальной жизни. Извращенный демократизм – когда всяк равно уязвим, невзирая на место в социальной иерархии. И как высшая публичная точка этого демократизма – до чего опасно завораживающи исторические параллели! – ритуальное сыноубийство. В пограничном, радикальном эпизоде Грозного это припадок священного безумия; в петровском оптимуме – как бы реализация высших государственных интересов. В случае Сталина это благородный отказ освобождать сына Якова из немецкого плена (якобы в обмен на Паулюса), и хотя знаменитая фраза «Я солдат на генералов не меняю» да и весь антураж истории проходят по разряду апокрифов, сохраняется ритуальная сила жеста – жутковатой пародии на Писание, символизирующей высшую справедливость и тем самым богоподобие диктатора.

 

Akg / Eastnews
Akg / Eastnews

Эта-то архаическая матрица, так ни разу и не сданная в утиль, актуализируется (теперь – в лице последнего ее воплощения, Сталина) всякий раз, когда предчувствие модернизации или хоть ощущение, что она назрела, повисает в воздухе.

•  •  •

Конечно же, актуализация эта происходит помимо воли и сознания.

Разумеется, «народ» не жаждет нового закабаления; однако позавчерашняя, сталинская матрица власти оказывается единственным внятным ответом на клептократию, вакуум политических, общественных и нравственных ценностей, на тоску по Большому Проекту, частью которого можно себя ощущать.

Разумеется, «власть», отчисляющая бабло на офшорные счета, учащая отпрысков в Оксфорде, не примеряет на себя френч Генералиссимуса; однако соблазн сталинской самовластной эффективности живет в ней, как микроб, на который не нашлось антибиотика.

И весь этот общественный скандал по поводу Сталина как «эффективного менеджера» – отсюда: в одиозном учебнике истории, по поводу которого разгорелись страсти, нет такой формулировки (хотя несколько пассажей насчет эффективности как цели советских реформ и репрессий есть); но слово «эффективность» попало в точку – и заставило в себя поверить (один мой приятель, весьма компетентный журналист, долго доказывал, что фразу про «эффективного менеджера» сказал лично Путин); заставило горячо спорить о Сталине просто потому, что другой внятной модели эффективности в масштабах нации не предложено.

Здесь корень проблемы: оценка личности Иосифа Виссарионовича до сих пор не перешла в сугубое ведомство профессиональных историков, поскольку сталинской матрице до сих пор нет убедительной альтернативы. А просто отменить ее нельзя – можно только заменить, вытеснить другой. В принципе замена возможна и без союзных штыков или вбомбления страны в каменный век – сумели же Испания или Португалия быстро оправиться после Франко и Салазара. Ссылка на этническую предопределенность, генетически закодированную судьбу тоже сомнительна – достаточно глянуть на Корею Северную и Южную. На российские масштабы пространства и времени, безусловно, стоит делать скидку. Но и времени, и пространства для выработки новой матрицы национальной эффективности у нас было достаточно. То, что этого не произошло, – то ли беда «народа» и вина «власти», то ли наоборот; и уж всяко – вина и беда тех, кого на современном русском называют «элитами», вежливо не замечая, как красноречиво это зарезервированное в грамматике, но ранее не востребованное в живом языке множественное число – потому что много может быть мафиозных кланов или корпораций, а элита у нации все-таки одна.

 

Шумков Василий / Фото Союз
Шумков Василий / Фото Союз

И пока никакой новой матрицы нет, пока вопрос «есть ли разница между Сталиным и Гитлером?» не отошел в ведение профессионалов, все мы помимо вкусов и желания остаемся на долготе вождей. В часовом поясе более чем полувековой давности. На широте того неподдельного, но неубедительного центра Европы, мимо которого я ехал на раздолбанной «двадцатьчетверке» в озаренный кладбищенскими свечами Хэллоуин. В том заколдованном месте, которое ладно бы просто оставляло нас в невыясненных отношениях с опасным прошлым, – но оно еще и лишает нас безопасного будущего, резервируя на завтра невидимую, но реальную точку бифуркации с условным именем «Сталин».

Она все еще существует, эта точка; вот что нам следует трезво понимать.

Александр Слободяник 14:21 11.03.10

«Сталин и Гитлер – два отца-монстра. Но лишь одна из семей честно прошла муки самоанализа и проделала необходимую работу по избавлению от комплексов жертвы – плодородной среды для появления подобного главы семейства».

Владимир Дубосарский 10:20 10.03.10

«Гитлер уничтожал людей по национальному признаку, а Сталин их уничтожал без всякого принципа… А главное, чем они отличаются сейчас, – по отношению к Гитлеру есть некая общая международная позиция, а по отношению к Сталину такой позиции не выработано».

Михаил Зоненашвили 11:11 10.03.10

«Сталин – наш «сукин сын», а Гитлер – не наш. Действия Гитлера были осуждены, а о Сталине просто поговорили. Суда ни над ним, ни над его соратниками не было. Общество не защитило себя от его преступной организации КПСС ровным счетом никак.

Юлия Рутберг 13:53 10.03.10

«Воевали и противостояли друг другу совершенно равновеликие, равноокрашенные, с одинаковыми намерениями, может, только разными способами выражения, тоталитарные державы, где живое человеческое мясо было топливом для бесконечных немыслимых планов».

Виталий Комар 19:36 16.03.10

«Мне кажется, что разница меж Сталиным и Гитлером – это еще и разница меж азиатской уголовной романтикой блатных песен и криминальным извращением венского декаданса».

Комментировать Всего 88 комментариев

Для меня визуальным образом идентичности Гитлеризма и Сталинизма являются вот эти фотографии со всемирной выставки в Париже 1937 года:

а вот отдельно виды Германского и Советского павильенов:

По-моему о сути этих государственных строев, архитектура этих сооружений говорит как нельзя лучше.

Да какая, собственно, разница - есть ли между ними разница? Все эти поиски различий, определения кто лучше, а кто хуже, напрямую ведут к повторению трагедии. Потому что если мы определим кто хуже, второй от этого только приподнимется. А между тем, нужно определить у них одно базовое сходство - и на этом остановиться.

Разница в том, что Россия не провела свой Нюрненбергский процесс.  Трудно согласиться с тем,  что история прощает победителей. Французская республика осудила террор, но поет "Марсельезу".

Есть и другой подход в вопросу. Мой друг Пахомов, говорит, что Гитлер все-таки хуже Сталина, потому что первый убивал чужих, а второй - своих.

Эту реплику поддерживают: Ekaterina Beliakova

"Мой друг Пахомов, говорит, что Гитлер все-таки хуже Сталина, потому что первый убивал чужих, а второй - своих."

Я не уверен, что они сами так считали (в смысле идентификации "свой-чужой")

И потом, у Вашего друга довольно замысловатая логика:)

Я тоже считаю эту логику изуверской.

Каждый по этому поводу имеет свое мнение .

А Ваши семьи потеряли близких в той войне? Вы сами плачете на их могилах? А если бы войну проиграли Вы где бы были? А Ваши дети были бы? Иногда нужно и такие вопросы себе задавать прежде чем судить историю, нужно спросить у тех кто ее делал. Сталин сделал много чудовищного для своего народа,хотя очевидно что и не только он в этом был виновен,.Но он не сжигал людей в печах,не убивал детей,непроводил на них испытания и не делал их рабами ,хотя бы поэтому нельзя его сравнивать. И хотя мое мнение наверное не модно ,я родившаяся  в тяжелые послевоенные годы и моя семья испытавшая на себе все тяготы и лагерей и войны никогда не поставит Сталина и Гитлера рядом.И так считают многие.

"Но он не сжигал людей в печах,не убивал детей,непроводил на них испытания и не делал их рабами"

Вот это все точно не так!

Крематорий Донского монастыря в Москве работал на полную катушку во времена большого террора. (Хотя, я не очень понимаю, какую моральную роль может играть способ утилизации трупов репрессированных. Просто закапывать - это благородней? ).

Закон о применении к детям с 12 лет высшей мере наказания был принят в 1935 г., хотя беспризорных (и не только) детей убивали массами и раньше. 

Детский труд использовался во времена индустриализации на законном основании, а опроведении на заключенных медицинских опытов и испытании на них ядов опубликовано достаточно материалов. 

Ну а по количеству жертв и масштабу зверств Сталин Гитлера далеко опередил.

В этом смысле их рядом ставить действительноь не приходится.

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская, Екатерина Паламарчук

Возвращаясь к прошлому...

Я не хочу с Вами спорить по этому воподу, я не знаю всего что происходило в это время доподлинно, думаю что и Вы не очевидец происходящего в то время. Судить об этом могут только те кто жил  тогда и ьыл свидетелем всего что происходило и хорошего и плохого.. Почему бы не спросить у них? И причем не только у тех кто является ярым противником всего что связано с советскими временами, но и у людей которые жили в это время. Конечно же история поставит все на свое место и все рассудит,но нельзя  все считать только черным,это означает что все кто поддерживал идеи того времени были врагами человечества? Может я сумбурно выражаюсь, но мне кажется сейчас очень модно чернить все что было связано с Советами и советским временем. Тогда давайте перечеркнем жизнь целого поколения и скажем этим людям . что они жили зря, потому что верили такому тирану и "зверю", потому что он хуже Гитлера. Как Вы считатете, все ли они Вас поддержат?

Эту реплику поддерживают: Iryna Khasabova

"...думаю что и Вы не очевидец происходящего в то время"

Не очевидец. Но я в курсе дела. Занимаюсь как раз этой эпохой.  Интересно, а Вы а существование Древнего Рима тоже не верите, раз очевидцев не сохранилось?

Вы делаете ложные выводы из своей неосведомленности об эпохе. Например, о том, что Сталин лучше Гитлера.

Конечно, люди, которые верили Сталину и работали на него, прожили жизнь зря и стали соучастниками его преступлений. И совершенно не важно, что они сами на этот счет думают. Это трагедия, но не делать же вид, что этого не было.

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская, Mayya Viner-Bykovskaya

И совершенно не важно, что они сами на этот счет думают.

Cтранно что осуждая Сталина Вы сами рассуждаете как он..".Конечно, люди, которые верили Сталину и работали на него, прожили жизнь зря и стали соучастниками его преступлений. И совершенно не важно, что они сами на этот счет думают"  Вам совершенно не только не интересны эти люди, и не важны,но  Вы им даже отказываете в праве думать и рассуждать об этом, они ведь и не имеют на это право в Вашем понимании. Сталин очевидно также не считался с тем что кто то думал иначе чем он.... Вам не кажется что ход Ваших рассуждений  в отношении этих людей похож на  его суждения? Кто они такие чтобы с ними считаться?.....

Эту реплику поддерживают: Iryna Khasabova

"Ва совершенно не только не интересны эти люди, Вы им даже отказываете в праве думать и рассуждать об этом, "

Что-то я не понял, из чего Вы сделали такой странный вывод.

Мне очень интересны эти люди. Они и их заблуждения собственно и есть предмет исследований любого любителя сталинской истории. И на право любого человека думать как ему заблагорассудится я ни в малейшей степени не посягаю.

Но Вы же не будете утверждать, что о нацистской эпохе следует судить по взглядам нацистов. Так и с советской эпохой - то же самое.

А может быть сначала следует поинтересоваться ...

Но если Вы занимаетесь таким серьезным исследованием может быть и их мнение не лишнее.

А почему такой вывод- Вы ведь пишете что-   .....И совершенно не важно, что они сами на этот счет думают...  Вам это не важно. А как может быть это не важно, если Вы судите именно то время в которое жили они и именно в это время для них Сталин был совершенно не тем,кем считаете его Вы?  Но это только Ваша точка зрения и Вы разумеется имеете на нее право как и любой из нас. И потому позвольте откланяться и остаться при своем мнении. Потому что фанатизм в любой точке зрения мне кажется  неприемлимым. История все расставит по своим местам, в этом можно не сомневаться, только вот переиначивать ее не нужно.

"А как может быть это не важно, если Вы судите именно то время в которое жили они"

Мне кажется, я достаточно ясно объяснил, что взгляды сталинистов важны для понимания эпохи, но вот разделять их совершенно необязательно.  Именно потому,  что фанатизм  - вещь нехорошая. 

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская

Хорошо что у нас есть общее понимание фанатизма. Удачи Вам и всего самого доброго!

"...но мне кажется сейчас очень модно чернить все что было связано с Советами и советским временем. "

Не только сейчас. Эта мода пошла с осени 1917 г.

Причем здесь — "перечеркнем жизнь целого поколения"?

Зачем же за них говорить?

Далеко не все представители тех поколений верили Сталину!

Я выросла с прабабушкой - 1898-2002  и бабушкой 1921-2009 — которые — как и миллионы (да-да, именно миллионы!!)  репрессированных и их родственников придерживались совершенно другого мнения!

Документальных и художественных свидетельств предостаточно — Ахматова, Мандельштам, Берберова, Гинзбург, Шаламов, Солженицын, из недавно опубликованного — "Подстрочник" Лианы Лунгиной...

Каждый имеет право на свое мнение даже если оно кому не нравиться.

Добрый день Ирина, Совершенно не нужно искать кошку в темном углу. Мы уже закончили с Дмитрием наши дебаты и я не хотела бы продолжать эту тему, тем более что я не являюсь выразителем мнения поколения, а исключительно своего и мнения моей семьи, которая кстати не меньше других пострадала от репрессий, но ни в коей мере не считает тем не менее, что их жизнь прожита напрасно и что с именем Сталина связаны исключительно эти репрессии и тяготы. Вот и все. Если здесь свое мнение нельзя выражать, то очевидно я не по адресу. Всего Вам доброго! Удачи!

Да кто же говорит, что нельзя!? Выражайте, конечно!

Просто, если у меня чье-то мнение вызывает эмоциональную реакцию, то мое право — выразить свое мнение в ответ — что я и сделала.

И вам всего доброго)!

Ирина и Вам всего доброго! Тема очень уж тяжелая и эмоциональная, не обижайтесь пожалуйста,если мое высказывание показалось Вам резким.

Удачи!

Я поставлю. Одного моего деда убил Сталин, другого Гитлер. По-моему, чудовищно их не равнять.

"По-моему, чудовищно их не равнять"

Тут терминологическая путаница, как мне кажется.

"Равнять" - это "сравнивать", "считать одинаковыми", "уравнивать содеянное"  или что-то еще?

Вообще-то спор о том, кто хуже, должен крутиться вокруг параметров "хужести". Иначе он окажется, скорее всего, бесплоден.

Сталин имел склонности параноика, а Гитлер - истероид. психологически они идеально друг друга дополняли. Я слышал, что они испытывали симпатию друг к другу.

Гениально по этому поводу сказал Eddie Izzard

Сталин и Пол-пот прежде всего уничтожали собственный народ, help-yourslef! Мы пытались веками вас там поубивать...Наполеон например пошел в Россию - "У меня есть отличная идея!!!! О_О_О!!!!:(((( Тут так холодно, так холодно...." Гитлер отправился через сотню лет - "К меня есть лучше идея!!! - О_О_О_О_О!!!:(((( Та же самая идея, тут ужасно холодно...."

Гитлер решить убивать соседей, дурачок... Мы больше чем пару лет терпеть это не смогли...

Hекомендую на youtube найти...

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Истина одна, а ложь, как правило, раздваивают. Никакой иронии, господа.

Ничем Гитлер не хуже Сталина...
Александру Генису - с поклоном...

...младшего рижанина - старшему. Уважаемый Александр, Ваша реплика, мне кажется, и подтверждает то, о чем я пытаюсь говорить в меру разумения. Французы, да, поют Марсельезу, а террор осудили; но не потому ли (в числе прочего), что Республика съела саму себя и проиграла, и после нее были Директория, и Бонапарт, и реставрация, много всего было? И только потом, пройдя полный круг (и с олигархией, и с тиранией, и так далее), Франция смогла произвести эту правильную сепарацию - террор выкидываем за борт, Марсельезу оставляем? А если представить себе, что условный Робеспьер правил бы три десятка лет, а потом еще четыре правили бы его последователи, которые осторожно отмежевались бы от перегибов Робеспьера, но в главном продолжали бы его линию? И так сменилось бы несколько поколений? Решался бы тогда так просто вопрос отделения Марсельезы от террора?  

Что же до убийства своих или чужих, то тут ответ на вопрос, какой подход хуже, у меня лично один: оба хуже. А дальше начинаются области, связанные не столько с конкретными тиранами, сколько с идеями и народами. И мне хотелось не столько сравнивать Гитлера и Сталина и тем паче выставлять им баллы (у меня нет ни должной компетенции, ни, я надеюсь, мании величия,  чтобы брать на себя функции высшего судии), сколько обратить внимание читающего на простую вещь: наши сложные комплексы по поводу прошлого в редакции Иосифа Виссарионовича - это еще и следствие, симптом некоторых проблем в нашем настоящем. И, возможно, будущем.

 Я думаю, что в одиночку весь этот ад 20-го века никто бы не смог сотворить - ни Сталин, ни Гитлер. Как там у Высоцкого - И пусть жираф был не прав, виноват был не жираф, а тот кто...

“У Солженицына рядовой человек только жертва существующего режима. А на самом деле он и опора его. В этом вся сложность" (Ф.Абрамов). Я думаю, что наши сложные комплексы по поводу прошлого - еще и в этом.

Сталин - тиран. Сталинский СССР ничуть не лучше гитлеровской Германии.

Но есть существенная разница, на мой взгляд. Сталин продолжал и "творчески развивал" дело Ленина. Лагеря же задолго до 37-го года появились...

Статья хорошая.

И место вспоминается. Был там году в 86-м, когда пешком ходить в Румынию-Венгрию было сложновато. Зато были отлично видны веером расходящиеся линии колючки...

... потому что Гитлер - это завершенная история...

Даже, как вы пишите, в масштабе человеческой жизни. Мол, от 12 лет (всего-то!) нацизма можно откреститься, отречься. Его можно осудить и предать анафеме. Так ведь в российской истории отреклись от еще большей дистанции - всех трехсот лет династии Романовых. "Россия слиняла в два дня..." Когда это потребовалось с точки зрения большевистской целесообразности. 

И почти 35 лет ленинизма-сталинизма - вполне в масштабе человеческой жизни, но нет на анафему ни народной воли, ни позывов власти. Нет "назревшей исторической необходимости" - и уже в обозримой перспективе вряд ли она появится. В послевоенной Германии не сравнивали Гитлера и Сталина, а прямо назвали усатого поклонника Вагнера тираном и убийцей. А когда все уходит в сравнительный анализ-песок, когда есть возможность манипулировать логическими формулами, вроде "если это..., то ...", до тех пор можно уклоняться от принятия волевого решения просто фигурой умолчания. Что очень удобно в нынешней Путинско-Медведевской России. Предложить народу табличку: справа - Гитлер, слева - Сталин. И уйти от ответа. Тираны-то, в конце концов, оба.

Александр, статья ваша интересная, только, как и "Мать" Горького, "очень своевременная". Пойдет на благо дихотомии "Гитлер-Сталин". Именно так, через тире. Хотя, очевидно, надо бы через запятую. Поодиночке, как в Германии в свое время и решили.

Денис Зайцев Комментарий удален

Клуб любителей нелюбителей?

Дым вокруг фигуры Сталина и общественное его чернение, всё это, конечно, выгодно геополитическим противникам Российской Федерации (ранее СССР, ранее России). Динамика тренда ясна и предсказуема: как только зомбированная часть планетарного общества, пораженная идеей в ключе «Сталин = Гитлер», разрастется в достаточный планктон, усилится работа по сравнению лица находящегося у власти РФ с «цитаделью абсолютного зла» - Иосифом Сталиным. Будут сравнивать всё – от внутри и геополитических шагов лидеров, до черт в характерах и вкусовых пристрастий. Тот же планктон, будет активно работать в подрыв авторитета мнений трезвомыслящих людей. Как раз это здесь варят и уже подают. «Сталин - зло» - как своеобразный пароль для «своих». В поиске истин, так вопрос не ставят и истин здесь не ищут, что очевидно.

Напомню, Нюрнбергкский процесс, позволивший на глазах мировой общественности, вершить законный суд над командованием рейха и впервые в практике, квалифицировать международные преступления агрессора (что важно для профилактики заболеваний фашизмом), состоялся благодаря только Иосифу Сталину и вопреки намерению союзников - быстро и без суда расправится с верхушкой фашистской организации (традиция запада – уничтожать по обвинению – без суда, сегодня окрепла). Я вспоминаю состоявшийся законный суд над живодерами к тому, что здесь, в «Сноб», излюблен принцип «обсудим сразу приговор». Всё на манер очевидной констатации, как в шедевральном «Россия отсталая страна! Почему?» Н.Злобина - сплошь незыблемые утверждения. Я не защищаю Сталина, я не его адвокат. Я защищаю возможность трезвого, свободного от эмоций взгляда на предмет вопроса и условия его созревания. Что вне сомнений - судить Иосифа Сталина, тем более приговаривать его, равняя с Гитлером, не вправе ни парижанин, ни, даже очень талантливый, рижанин.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Терехов, Леонид Гав

" Что вне сомнений - судить Иосифа Сталина, тем более приговаривать его, равняя с Гитлером, не вправе ни парижанин, ни, даже очень талантливый, рижанин. "

Что вдруг?

Чикатило можно, Гитлера можно, а Сталина - нельзя?  Непонятно, с какой стати.

А судьи кто?

Чикатило с Гитлером судил не Сноб, а суд.

"Чикатило с Гитлером судил не Сноб, а суд"

Так Вы, насколько я понимаю, против любого суда над Сталиным.  Или все-таки нет?

А вдруг его еще удастся оправдать:)

Дмитрий, я против заочных приговоров, от некомпетентных на то лиц. Вам, с Вашим пониманием Суворова, несложно размотать кого угодно на попиз.еть о Сталине, простите.

"Но полно рассуждать — боюсь тебе наскучить."  Пушкин А. :)

"Дмитрий, я против заочных приговоров, от некомпетентных на то лиц. "

То есть, вы за компетентный профессиональный суд над Сталиным. Я правильно понял?

Я - тоже.

А что, разве уже опять можно об этом говорить?

Сталин был среди победителей, а Гитлер был побеждённым. С этим тоже нужно что-то делать. История не терпит сослагательного наклонения, как не кричи. Было то, что было, и против Гитлера сражались миллионы. Даже, если на входе они и похожи, то сухой остаток разный.

"Даже, если на входе они и похожи, то сухой остаток разный"

Елена, а в чем разница между сухими остатками Гитлера и Сталина? 

Хмельницкий, обращаетесь ко мне с вопросом, хотя, по-моему, в предыдущей дискуссии мы договорились с Вами друг-друга не беспокоить. Судя по всему Вам уже безразлично с кем беседовать, абы про этих двух чудовищ поговорить. У Вас вообще другие интересы есть, или только одна цель разоблачения так насолившей Вам России в любых ипостасях спать не даёт?

Отвечу по-простому: гитлер - побеждённый диктатор, сталин - победивший диктатор.

Уж простите, больше Вам отвечать не буду.

Договаривались? Может быть. Хотя не помню, чтобы я обещал Вас не беспокоить. .

Честно говоря, и сейчас не обещаю. Все-таки, за свои слова надо отвечать, тем более публичные.  А Ваш последний ответ - ни в какие ворота. 

Я Вас спросил о разнице между "сухими остатками" Сталина и Гитлера.   

"У Вас вообще другие интересы есть, или только одна цель разоблачения так насолившей Вам России в любых ипостасях спать не даёт?"

И еще. Если человек расценивает отношение к Сталину как отношение к России, то он сталинист. Независимо от того, осознает он это сам, или нет. 

Клуб любителей нелюбителей: Денису Зайцеву

"Что вне сомнений - судить Иосифа Сталина, тем более приговаривать его, равняя с Гитлером, не вправе ни парижанин, ни, даже очень талантливый, рижанин."

А вот это уже интересно, уважаемый Денис. Как-то Ваша логика, при всем уважении, ближе к тевтонским разделениям, чем к пролетарскому интернационализму.

Давайте расставим тут точки над i. Благо это несложно. Я, Денис, и впрямь рижанин, хотя и с родным русским языком, и давно живущий в Москве, - но единственным моим паспортом, в котором была запись о гражданстве, остается полученный в июне 1991 года паспорт гражданина СССР. Той самой страны, вождем которой (а вовсе не страны РФ) был Иосиф Виссарионович. Моего деда - по отцовской, латышско-эстонской линии, впрочем, жил он на Псковщине, - расстреляли в 37-м, сельский учитель был явным врагом народа. Другие мои родные воевали, и отнюдь не в латышском легионе СС, получали ордена, двоюродный дедушка с материнской (грузинской) стороны попал в плен, бежал, стал героем Сопротивления в Северной Италии. Я, вообще-то, считаю что право судить (не Сталина, а О Сталине) имеет любой вменяемый человек, независимо от корней, но если Вам угодно подтверждение того, что я не турист с Марса, а часть нашей общей страны и истории, то извольте.

Теперь немного по делу. Чернить Сталина (или, скажем, Гитлера) в мои намерения не входит: то, что они не, опять-таки, упыри, прилетевшие с Марса на наши головы, а плоть от плоти своих наций и аватары неких глобальных процессов, и ответственность лежит не только на них, - это некое общее место (у меня, впрочем, тоже проговоренное). И вообще они оба были непростые ребята: не только Иосиф Виссарионович, но и "живодер" Гитлер. С ним тоже не все так просто - ну, можно глянуть хоть в этом же номере выложенный прекрасный отрывок из нового романа Максима Кантора: не свести Адольфа к образу "бесноватого недоучки-ефрейтора", ну никак. И со Сталиным непросто. И у него не отобрать политических и прочих талантов. И разбираться в Истории трезво и объективно - надо. Но на человеческом уровне ответ на вопрос "Зло ли Сталин?" (а также "Зло ли Гитлер?") довольно прост: если Вам кажется, что политика (пусть даже эффективная) может, имеет право быть основана на уничтожении миллионов невинных людей, причем уничтожении, чаще всего, отнюдь не вынужденном, - то, конечно, вовсе не обязательно Зло. Может, и Добро. С кулаками.

А насчет Нюрнберга... Я небольшой поклонник альтернативной истории, но вообразите: Гитлер сумел слегка обуздать свой антисемитизм, не устроил Холокост, не восстановил против себя влитяельное (в том числе в США) еврейское лобби, сумел как-то замириться с англичанами (а англофил Гитлер этого хотел, но уж больно ненавидел его Черчилль - в отличие от многих других фигур британской элиты), - и победил на Восточном фронте. Какой шикарный процесс над "живодером Сталиным и его кликой" мы бы получили! Не сомневаюсь, множество немцев из той, альтернативной, только спустя десятилетия оправляющейся от нацизма Германии охотно апеллировали бы к этому вкладу фюрера в дело мира.

Эту реплику поддерживают: Марина Романенко

"Какой шикарный процесс над "живодером Сталиным и его кликой" мы бы получили! "

Да уж!

Александр, как-то забывается, что до начала войны на счету нацистского режима не было и тысячной доли тех преступлений, которые были на счету советского. Какая-нибудь пара тысяч политических противников (из них тысяча - сторонники Рема) против уже уничтоженных в СССР миллионов.

В СССР даже нечего было сказать о нацистского Германии плохого, чего не говорили (точнее, не врали об Англии или Франции).

И режим был сам по себе неизмеримо либеральнее и мягче сталинского. И свои самые страшные преступления нацисты совершали в тайне не только от народа, но и от партии. Только к середине войны нацисты начали выходить по зверству и масштабности преступлений на советско-сталинский уровень , но не имели ни малейших шансов догнать советских по количеству жертв.

Тем более, что советские преступления против человечности продолжались в гингантских масштабах и после войны.

Вообще спор, о том, хуже Сталин Гитлера или не хуже, обычно упирается в тотальную неосведомленность.  Или в неспоспособность осознать хорошо известное.  Ну и еще в сталинизм, как в случае с Денисом Зайцевым.

P.S. Вот еще по теме -  http://www.snob.ru/profile/blog/9069/18458

Любителю математики

>>"как-то забывается, что до начала войны на счету нацистского режима не было и тысячной доли тех преступлений, которые были на счету советского. Какая-нибудь пара тысяч политических противников"  "Только к середине войны нацисты начали выходить по зверству и масштабности преступлений на советско-сталинский уровень"<<

Сколько лет были нацисты у власти и сколько коммунисты?

>>"И режим был сам по себе неизмеримо либеральнее и мягче сталинского"<<

Евгеника, расовые нюрбергские законы, опыты над людьми... да, либеральнее и мягче. И изобретательнее - использовать человеческий материал на нужды армии (например, человеческие волосы для солдатских матрасов) до такого коммунисты не додумались.

Не понял, на что это возражение. Если возражение.

"как-то забывается"

Это возражение вашему доводу:

>>Нацисткий режим неизмеримо либеральнее и мягче сталинского... У нацистов было меньше жертв...<<

Как-то Вами забывается, сколько времени был у власти каждый режим. Я уже не говорю о том, что сама идея, решать кто из них лучше при помощи калькуляции жертв, представляется мне идеей весьма больного человека. Стоящего примерно на той-же ступеньке, что и нацисткий режим.

Ваша аргументация, (если это вообще можно считать аргументацией), на мой взгляд  есть высказывания маловоспитанного и совершенно  незнакомого с логикой человека. 

Смысл указания на то, сколько времени были у власти оба режима, мне не ясен. Попробуйте, если есть желание, сформулировать возражение более внятно.  С аргументами и  выводами. Покуда это выглядит просто глупостью.

Далее. Если Вы можете предложить иной ключевой критерий оценки опасности для человечества государственных режимов, нежели количество жертв, предлагайте. 

Вы ведь намекаете на существование таких критериев, с помощью которых можно из двух режимов признать более мягким и либральным тот, который уничтожал людей в бОльших количествах. Так договаривайте до конца. 

По-моему, это тоже глупость. 

Мой совет, не лезьте в такие споры. И в любом случае не грубите. Себе дороже обойдется. 

Хмельницкий, это мы уже проходили - "кто со мной не согласен - хам и невежда и прочее". Право, вы повторяетесь.

"Смысл указания на то, сколько времени были у власти оба режима, мне не ясен"

Очень странно, тем более, что я привел ваши-же слова.

Вы писали, что режим А лучше режима Б, потому что к началу войны, у режима А было во много раз меньше жертв, чем у режима Б.

А я вам ответил на это, что к началу войны режим А просто не был у власти достаточно времени. Дать ему порулить столько-же - он бы себя показал.

>>Если Вы можете предложить иной ключевой критерий оценки опасности для человечества государственных режимов, нежели количество жертв, предлагайте.<<

Хмельницкий, единственным критерием для оценки опасности режима для человечества, является вовсе НЕ КАЛЬКУЛЯТОР, а констатация того, ЧТО этот режим делает с ЛЮДЬМИ.

Вы пишите: "как-то забывается, что до начала войны на счету нацистского режима не было и тысячной доли тех преступлений" и оцениваете нацисткий режим как "неизмеримо либеральнее и мягче сталинского", а между тем, НЮРБЕРГСКИЕ ЗАКОНЫ были приняты уже в 1935 году. Поставить целый народ в положение животных, "открыть ворота" для их последующего рационального, спокойного уничтожения, это конечно гораздо либеральнее и мягче политических репрессий.

Как вы не можете понять, что нельзя сравнивать эти режимы, нельзя заниматься перекладыванием гирек с одной чаши весов на другую. Надо просто отметить общее между ними - БЕСЧЕЛОВЕЧНОСТЬ и на этом поставить точку.

"...кто со мной не согласен - хам и невежда и прочее".

Нет, хам и невежда тот, кто хамит и говорит  глупости.

Может найдутся желающие объяснит Вам абсурдность прочих выкладок,  но  без меня. Я не Макаренко.

От всей души желаю вам выздоровления.

Ну да, а что такое глупости, определяете вы лично, причем не забывая хамить в ответ.

"Может найдутся желающие объяснит Вам абсурдность прочих выкладок,  но  без меня."

В самом деле, на что я расчитывал? Какой ответ можно ожидать от человека, оценивающего режим с калькулятором трупов? Больного нужно пожалеть, а не спорить с ним.

Геннадию Кацову

А вот смотрите, уважаемый Геннадий, как странно и интересно получается. Вы (если упрощенно) полагаете, что и мой текст в частности, и линия, заданная "Снобом", вообще, работают как бы на уход от осуждения Сталина и тем самым - на нынешнее руководство РФ. Уважаемый Денис полагает, что и то, и другое работает на очернение Сталина и тем самым - против нынешнего руководства РФ. И тут, и там есть некая логика. Понимаете, о чем я? Даже неглупые, небезуспешные, эрудированные люди готовы воспринимать спор о великом тиране, умершем полвека назад, как действенный интсрумент актуальной политики. Тут и зарыта собака, полагаю. Фигура Гитлера тоже вызывает и интерес, и споры, в том числе в Германии - но немцам не придет в голову всерьез проецировать эти споры на свою нынешнюю политическую жизнь. Франко и Салазар по-своему тоже были эффективными менеджерами (не допустили втягивания своих стран в войну, немало сделали для национальной экономики, обошлись меньшей кровью), да и вообще правили до середины семидесятых, но ни испанцы, ни португальцы не воспринимают Франко и Салазара как животрепещущую часть нынешнего национального пейзажа. Когда История становится чересчур живой и актуальной - это симптом общественного нездоровья; не кажется ли так уважаемым спорящим?

Эту реплику поддерживают: Елена Пыльцова, Марина Романенко

Вы абсолютно правы, Александр, "когда история становится чересчур живой и актуальной - это симптом общественного нездоровья" и личного тоже!!!

Извините за длинный пост, но думаю, будет интересно...

В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.

Потом Бог сотворил человека. И человек, задался вопросом, «Каков же Он, этот всемогущий Бог? Кто управляет миром, в котором оказался человек?» К счастью, ответ всегда был очевиден.

Для охотника Каменного Века Богами были и страшный Гром, и яркое Солнце, и быстрый Олень, которого человек умолял дать себя убить, чтобы у человека была пища. И Бог помог: выжил человек и перешел в другую эру.

Теперь человек уже мог не только палкой махать, а научился профессиям, стал понемногу осваивать природу. Человек научился сеять — и придумал себе Бога Урожая. Построил корабль — и появился Бог, который защищал мореходов. Научился плавить металл — и появился Бог, которого звали Гефест. Появился и Бог Любви: видно самок уже так просто не валили. От этих умений и знаний, больше стало людей на земле. Это были уже не маленькие группки родственников, живущие в темном и страшном лесу. Разные группы людей стали встречаться — и появился Бог Войны. И Бог помог: и выжил человек и перешел в другую эру.

И покорилась природа и наступила благодать. На полях пшеница, виноградники, тучные стада — нет от природы опасности. Еще больше расплодились люди. И тут выяснилось, что главная опасность для людей теперь исходила от их же соседей. У людей была собственность — ее могли украсть; жена — ее могли возжелать. А при случае, могли и железным ножом по горлу чикнуть. И тогда появился Бог, сферой интересов которого было отношение людей к себе и другим.

Итак, сначала Бог был нужен, чтобы не умереть от страха и от голода, потом — чтобы совладать с природой, вырастить урожай, переплыть океан. Затем Бог стал нужен, чтобы через любовь и добро открыть в себе созидателя, мастера, ученого. Это был Бог с которым каждому из нас предлагается поддерживать персональный моральный диалог, Бог который каждого из нас видит, Бог который требует, чтобы мы были творцами. Этот Бог был с нами последние тысячелетия, и результаты налицо.

Все сделано и все сотворено. В живописи — Леонардо, в музыке — Моцарт, в понимании материи — раскрытие тайны ядра, в астрономии — возможность заглянуть за пределы галактики, даже увидеть начало времен. Человек доказал, что обладает высочайшим творческим потенциалом.

Возьмем природу. Раньше человек ее боялся, был как песчинка, носимая по ветру. Теперь же человек превратил природу в плантации, покрыл землю асфальтом, поставил под свой контроль таинство зарождения, произведя нектарин или кукурузу, чье зернышко усилено генами бегемота.

Человек также описал природу через движения своей души, как это сделал, например, Пушкин. Сначала литература просто описывала действия людей. Батый пришел, казнил и сжег. Но постепенно литература научилась описывать чувства людей, следить за их мыслительным процессом. Это начал Монтень в 16 веке — и вот уже Флобер, Достоевский.

Еще более удачно обращалась к душе поэзия. Пушкин сквозь призму души увидел природу, Маяковский описал крик души, Пастернак говорил с душой на тему творчества («Быть знаменитым некрасиво…» или об ужасе войны («Вы помните еще ту сухость в горле…»), Ахматова описала душевную память («Есть три эпохи у воспоминаний…») — каждый может подобрать свои примеры. Но дело здесь в том, что тема «описание движений человеческой души» была покрыта. Также и в живописи: десятки замечательных реалистичных портретов женщин — и все, уже нужна «Плачущая Женщина» Пикассо с тремя глазами на лице и семью пальцами на руке.

Итак, в конце 19 века наступил триумф реализма: все сыты, одеты, и скоро изобретут самолет. В книгах описывали душу; ученые трудились в лабораториях.

И тут случилась первая мировая война. Пулеметы косили ровные ряды высоокообразованных офицеров, потомков тысячелетних родов («Чапаев»), пошли первые танки — машины для убийства, в которых как бы и нет людей. Десятки миллионов европейцев погибли, погибли бессмысленно. И люди спросили себя: «Как Бог мог допустить такое?» Франция и Англия считали себя победителями в войне, их жертвы могли считаться оправданными, и поэтому там этот вопрос стоял не так остро. Но страны, которым досталось от войны — Германия, Италия, Россия — имели к Богу большие претензии и должны были ответить себе на этот вопрос.

Бог всегда добр к человеку, он был суров, но добр к Франции и Англии; к Германии, Италии, России он не был добр, и потому больше не мог быть их Богом.

И тут-то проигравшие войну страны увидели, что Тот, кого они считали Богом просто устарел, потерял всякую связь с их реальностью. Вместо земли, лошадей, солнца, созданных Богом, людей окружали асфальтированные дороги, автомобили, электрические лампочки. И все это создал не Бог, а Станок! То, что было создано Богом, стремительно заменялось творениями Станка: даже вместо разговора появились газеты. Новым создателем был не человек, а станок, индустриальный процесс, фабрика. Станок стал новым Богом, этого просто в начале не заметили.

Библейский Бог не сделал людей хозяевами Земли, а Станок достиг этого за очень короткое время. Бог создал мир, состоящий из живых существ, но и Станок сотворил величайшее чудо: миллионы абсолютно одинаковых, неживых, но полезных, вещей. Создания Бога были живые и были себе на уме; создания Станка были неживые, предсказуемые и контролируемые, а значит, они были лучше.

Бог не смог заставить людей жить согласно его законам. Он говорил людям: «Не укради», а они все равно крали, он говорил: «Не убий», а они все равно убивали. Теперь же, по десять часов в день рабочие были полностью подчинены Станку и выполняли все его требования. Если, вспоминая о Христе, молились пару часов в неделю, то теперь индустриальный рабочий шесть дней в неделю, от рассвета до заката, двигал руками в такт своему Станку, молился ему с перерывами только для еды и сна.

Партии, созданные в России и Германии, назывались Рабочими Партиями. Почему? Ведь индустриальный рабочий конца девятнадцатого — начала двадцатого века от шума, гама и усталости от своей работы хотел только выспаться, никого вести никуда не хотел и не мог. Единственно возможный ответ таков: рабочий был священнослужителем Станка.

Люди считают, что Бог создает людей по своему образу и подобью. Поэтому краснокожие называли себя Сидящий Бык или носили на голове орлиные перья. Бог Библии был духом, и поэтому он создавал людей живыми и имеющими совесть. Станок же хотел, чтобы люди, как минимум, узнавали правду из газет, маршировали ровными рядами, носили на голове железные каски. Но даже и так, Станок все равно волновало, что люди, в отличие от него, были живыми. Станок считал, что лучшим человеком является труп человека или человек, в котором не осталось ничего живого. Чтобы успокоить Станок, Джугашвили выбрал себе гениальный псевдоним Сталин и стал строить общество, Богом в котором будет Станок.

Если Богом является Станок, неодушевленная машина, создающая неодушевленные вещи, то религиозное поклонение Станку состоит в том, чтобы сделать человека неодушевленным.

Эта эпоха до сих пор не понята. Сталин считается атеистом, потому что он взорвал Храм Христа Спасителя. Но взамен Сталин построил Нижнетагильский Металлургический Комбинат и Магнитку — настоящие Храмы Станка. Иконы Сталин жег и продавал на Запад. Но он наладил выпуск Т34 и «Катюш». Монастыри он закрыл, но открыл рабфаки. Миллионы людей он просто расстрелял или уморил голодом: мертвые, бесчувственные, скованные леденящим страхом люди нравились Станку. Так Сталин создал самое религиозное общество из всех, которые когда-либо существовали. И если бы мы встретили войну с хоругвями и иконами, а не с Т34, нас бы сейчас здесь не было.

Людей, принадлежащих к устаревшей религии, уничтожали всегда. Конкистадоры выкосили инков, американцы — индейцев, англичане — африканцев, и делалось это совершенно спокойно. Сталин и Гитлер ничего нового не придумали, но действовали индустриальными методами, построив высокопроизводительные фабрики смерти.

Для служения новому Богу, новым должен был стать и человек. Не зря Моисей сорок лет водил евреев по пустыне; наверняка, многие умерли, так и не дойдя до цели. Сталин придумал хорошее слово «перековка» и многих перековал. Элита Гитлера носила череп — универсальный символ смерти — на фуражке. То, что строилось Царство Неодушевленного видно из самого названия — Тысячелетний Рейх — ведь тысячу лет существует только камень. Генерал Франко избрал «Да здравствует смерть!» в качестве своего основного лозунга — и совсем не потому, что он, как гимназист, хотел пустить себе пулю в лоб из-за капризной брюнетки, а потому что он был полон здорового оптимизма, знал, что причина невзгод таится в бракованных людях.

Когда евреи бежали из Египта, раздвинул Бог воды морские и прошли евреи по морю, яко по суху. А преследовавшую евреев египетскую армию Бог утопил. Не вернулись домой египетские мальчики. У меня вопрос: а не мог ли Бог дать египтянам более безобидный знак, чтобы сохранить все-таки им жизнь? Конечно, мог. Но приверженцы устаревшей религии никому не нужны. А вот их смерть нужна, чтобы доказать силу нового Бога.

В том же контексте следует обсуждать и Гитлера. Гитлер просто считал, что человек должен либо маршировать в строю, либо быть мертвым. Живые люди его не интересовали: его интересовали танки. И в 1940 году Гитлер доказал французам свою правоту. Что касается людей, Гитлер просто хотел наладить выпуск улучшенного человекопродукта и отсеивал «брак» так, как и любой другой начальник промышленного производства. Не надо забывать, что в это же время в Америке были уверены, что люди негроидной расы генетически неспособны управлять самолетом (и не о людях здесь речь, а о самолетах — вершине работы Станка, за штурвал которого не каждый сядет).

Станок неодушевлен, и он оказался ужасным Богом смерти. Людей перерабатывали на трупы также как металл на танки. После войны, производство танков и оружия массового уничтожения стало единственной целью существования Советского Союза, и как только выяснилось, что танк можно легко подбить, Союз сдулся, как проткнутый иголкой шарик.

Нам никогда не удастся составить себе правильное представление о Сталине и Гитлере если мы будем продолжать представлять их злодеями в контексте той религии, которая, к моменту их прихода к власти, была уже отменена.

Мы должны понять, что ужас Гитлера и Сталина состоит в том, что они были добрыми. У меня перед глазами стоит последняя съемка Гитлера, где он, в осажденном Берлине, треплет по щеке двенадцатилетнего мальчика, отправляя его в бой. «Скоро и тебя убьют, пухленькие щечки, но и ты постарайся убить кого-то», — вот что, наверное, думал Гитлер с нежностью. Также и Сталин, по-отечески подписав расстрельные списки, переходил к другим таким же важным делам: слушал музыку Шостаковича, читал Булгакова, интересовался темпами строительства металлургических заводов, которым было суждено спасти страну.

Мы должны осознать «техногенную» причину кошмарных деяний Гитлера и Сталина, потому что подобная «ошибка» может повториться вновь. Если человека реально пытались превратить в придаток Станка и одновременно в изделие Станка, то сегодня человек может быть низведен до функционального придатка Интернета. Если библейский Бог говорил о совести, то теперь на первый план выходит имидж. Крадя, не будь пойман. Не подготовив общественное мнение, не убивай!

Но вот все рухнуло! Мертвы и Гитлер, и Сталин. И сразу появился американский генерал Маршалл с совершенно новым принципом человеческого сосуществования — принципом взаимовыгодной кооперации, Win-Win. Люди решили уважать и любить друг друга, стали пытаться разглядеть божественное в себе.

Люди оказались сильнее Станка: они вышли из-под его влияния, переподчинили его себе, но при этом остались без Бога. Тогда они попытались «возродить» христианскую религию, но эта попытка обречена на провал.

И вот почему. Было время, когда не было ни газет, ни телевизора, ни Интернета. Человек мог говорить лишь с соседями или с самим собой. Поэтому ему нужна была Библия и Храм Божий, так как в этом контексте человек мог сориентироваться, найти решение стоящих перед ним проблем. Возьмем заповедь «Не убий». В деревне голодных много, а нож есть у каждого — вот заповедь и актуальна. Но как интерпретировать ее, если сегодня я увидел сорок убийств по телевизору, да и ножа у меня нет — только пульт. Мне бы заповедь «Выключи телик» — вот что может меня спасти.

Современный человек не думает: у него просто нет на это времени. Орет радио, звонит телефон, а он ведет машину: не отвлекайте его! Заметьте, что этих внешних раздражителей раньше просто не было, вот человек и строил свой внутренний мир, слышал свой голос, мечтал, разговаривал. Мозг современного человека это процессор информации поступившей извне, а не зародившейся внутри, в форме мысли. Современный человек не мечтает, а включает телевизор, не мыслит, а реагирует. Я часто встречаю людей, которые, будучи вынужденными выключить на несколько минут радио, начинают буквально задыхаться.

Христианская религия подразумевает внутренний моральный диалог. Раскольников думал, убивать ли ему человека — и принял неправильное решение. Вот кому бы христианская религия помогла, но ведь у Раскольникова телевизора не было, а таких людей теперь нет.

Христианская религия говорит о незапятнанной душе внутри, а современный человек — только об имидже снаружи. Современный человек обменял свой внутренний мир на подключение к Интернету, на внешнее виртуальное присутствие. Например, в 19-м веке человек мог знать кое-что про Геродота или не знать про него. Теперь, если Интернет подключен, я знаю про Геродота все (и сразу же забуду), а если Интернета нет — то я и не знаю про Геродота ничего. А кстати, что такое Геродот, очевидно, лекарство от старости?

Кто же является Богом сегодня? Богом является творчество, имидж, виртуальное присутствие каждого отдельного человека. Каждый молится на свою страничку в Интернете и ради нее живет. Раньше были люди, которые были в Венеции и которые не были там. Все. Теперь, если ты попал в Венецию, тебе надо сделать фотки, доказывающие это. Смотреть Венецию не надо: надо делать фотки. Потом эти фотки надо разместить, чтобы их увидели другие — вот это и будет означать, что ты был в Венеции. Можно и не ехать туда: есть фотошоп, есть открытки Пьяцца Сан Марко. Совмести и размести — вот ты и был в Венеции. А если ты просто гулял по Венеции, смотря на нее не через объектив — то ты там и не был. Купи фотоаппарат, поезжай: там клево, вот наши фотки.

С другой стороны, персональная страничка в Интернете — это безграничный космос, который ты можешь заполнить чем и как хочешь. Ты — Бог! Не зря сайт для персональных страничек называется MySpace.

Интересна и тема человека с механическими частями, непосредственно подключенного к машине и потому потенциально бессмертного.

Итак, христианского Бога нет, Сталина нет. Как же жить без Бога? В России, основной заповедью одно время была фраза из популярной песни: «Братки, не стреляйте друг в друга!» Вот и все, что было из «морали».

Отсюда один шаг до отрицания смысла жизни, безудержного и бессмысленного консюмеризма, наркомании. Пришло к нам и это. В такой жизни, единственное, что остается это какой-то новый сенсорный опыт, призванный напомнить тебе, что ты еще, в какой-то степени, жив: «Ты видел, слышал, играл, трахал, покупал, принимал?» Такие люди превращаются в труп страшнее и мертвее, чем труп расстрелянного. И это не случайно: ведь человек не может жить без Бога.

Вот тут-то и оказалось, что спасти нас могут только те, кто совершенно откровенно провозглашает Богом себя. В этот момент было гениально придумано слово «звезда», прямо указывающее на возможный божественный статус отдельного человека, а значит, и на конец предыдущей религии. С этого момента, предыдущая религия становится лишь литературным материалом — отсюда и появление оперы «Иисус Христос — Суперзвезда».

Современная технология легко обеспечивает превращение человека в звезду, то есть в кандидата на должность Бога. Богу нужна среда обитания, потому что, находясь в одном месте, Бог должен быть везде. Газеты, радио, телевидение, кино дали такую возможность. Во-вторых, современные технологии позволяют отдельному человеку оказать громадное влияние на общество. Юрий Гагарин, Джон Леннон, Александр Солженицын, Билл Гейтс — каждый из них буквально создал мир заново.

Чем хуже... Чем лучше... Оба - сволочи!

П.С.: Представляю, если это все были проделки Америки... 

Сталин - воплощение специфической российской матрицы власти

Александр, статья необыкновенно интересная не смотря на то, что тему эту обмусолили со всех сторон за последние две недели. 

Вы, как мне кажется, попали в самую точку. Не судят, потому что такой метод управления считается эффективным, и чуть ли не единственно возможным для России. И действительно "вирус самовласной эффективности" живет в каждом маленьком начальнике и бюрократе - как точно это вы подметили...

Эту реплику поддерживают: Елена Пыльцова

Спасибо, уважаемая Мария...

...мне тоже именно это кажется очень важным - для нас, сейчас. Что сидит в подсознании у огромного количества людей (чуть не большинства, боюсь): у нас можно либо так - когда все распилено, растащено, каждый против всех и никто никому не брат, - либо вот эдак - с железной рукой и лагерной мясорубкой, зато величие. Классический ложный выбор - который становится истинным, потому что мы воспринимаем его как истинный. Мне кажется, это главная наша беда и вина последнего двадцатилетия, постсоветского: у нас был реальный шанс выйти из этой двухмерности, хоть начать выходить - но мы, сдается, опять завернули на новый круг в той же плоскости. Надолго ли и с какими последствиями... 

Меня как то поражает что все комментарии не об этом. Вроде бы уже две недели обсуждаем: Сталин хуже Гитлера или лучше, праздновать день победы или нет, и все равно все туда же. Ваша статья не об этом.

Вы подняли интереснейшую тему. Каждый российский начальник, который властвует в своей вотчине не заботясь о правах и чувствах подчиненных, стучащий по столу кулаком, нанимающий по нац признаку; каждый российский бюрократ, который считает что он находится не на службе у народа, а они у него, даже современная модернизация по приказу с нанотехнологиями и Сколковыми вместе взятыми - это все наследники сталинской модели управления, которые продолжают своим существованием подтверждать ложное утверждение о том что Сталин был эффективным менеджером.

Да, Вы правы, мы на новом витке и дело отнюдь не в признании Сталина преступником.

Да, Мария, спасибо Вам еще раз - Вы очень точно отметили то, что и меня удручает несколько: мы снова и снова начинаем то же перетягивание каната - Сталин хуже? Гитлер хуже? равны? не равны? - в том числе и в обсуждениях, и на Снобе тож. А мне как раз хотелось написать о том, что само это перетягивание - не слишком здоровое и плодотворное дело, и вообще тревожный привкус. А что до нынешних проявлений "самовластной эффективности" - то вообще и смех, и грех. Как еще охарактеризовать клептократию с неизжитыми автократическими комплексами? Причем я даже не хочу огульно всех презирать, так вот свысока. Бог его знает, может, и Медведев вполне искренен со своими модернизациями, и даже Сурков какой, при всех моих личных антипатиях к его практикам, и впрямь не прочь нам инновацию задвинуть... Но в условиях той "стабильности", которая выстроилась у нас в нулевых (а мы, мне кажется, просто законсервировали "лихие девяностые", залили их нефтяными баблом и гламуром, как формалином), - в ее условиях даже верные по сути начинания грозят обернуться все тем же. Как в бородатом анекдоте про "как ни пробовали - получается автомат Калашникова". Только раньше получался автомат, а теперь фантом какой-то, голограмма))

Эту реплику поддерживают: Елена Пыльцова, Марина Романенко

Я хотела бы провести параллель между Вашей статьей и недавним поведением Михалкова. Вот по-моему яркий пример носителя этого вируса "самовласной эффективности."

Александр Гаррос Комментарий удален

Мандаты власти

Почему бы не перевести дискуссию в другую плоскость? И Гитлер, и Сталин получили власть на определенных условиях, которые не могли не собладать. Так, Гитлер не мог не добиваться отмены Версальских соглашений (кстати, как показали исторические события, контрпродуктивных и просто неумных). Точно так же Сталин был обязан осуществлять сверхскоростную индустриализацию и укреплять военный потенциал - это были ключевые требования его мандата власти. Как они оба действовали в рамках этих граничных условиях и насколько были автомомны в своих решениях (реально, а не мифологемно!) - вот об этом, по-моему, стоит поговорить. 

Эту реплику поддерживают: Марья Самарина

"Точно так же Сталин был обязан осуществлять сверхскоростную индустриализацию и укреплять военный потенциал - это были ключевые требования его мандата власти."

Кто его обязал?

Пределы сталинских действий

Иосиф Сталин не был ни богом, ни абсолютныи диктатором. Он выполнял ожидания определенных социальных групп и властных структур (не буду перечислять, они общеизвестны), которые и привели его к власти. Эти силы со временем менялись (в том числе, и при его активном участии), но всегда существовали. Вот они его и  обязывали.

"Он выполнял ожидания определенных социальных групп и властных структур"

Каких же?

Насколько мне известно, Сталин стал абсолютным диктатором к 1929-30 гг., выгнав из Политбюро и ЦК тех, кто этому препятствовал.  И тех кто пытался  препятствовать ускоренной индустриализации, разрушившей и так дохлую экономику страны. 

Это была его личная затея.

Ожидания тех, кто помог ему придти к власти он как раз обманул. И ничьих требований, насколько мне известно,  не выполнял.  

Готовим передел?!

Если Сталин преступник (что нетрудно смоделировать в век постмодернизма и фантастических интерпретаций), то тогда и его подпись под Потсдамской конференцией недействительна. А если так, то пересматриваем границы и перераспределяем ресурсы!

"Если Сталин преступник..."

А есть сомнения?

Сомнений нет!

Нет решения суда, и нет сомнений. Но по всему видно, что кому-то этот суд очень нужен. И очень нужно, чтобы Сталин был преступником.Сталин чудовище, но не меньшее чем Ленин, Кеннеди, Буш и проч.

"Сталин чудовище, но не меньшее чем Ленин, Кеннеди, Буш и проч."

В устах "политического консультанта" это звучит веско.

И насчет отсутствия суда, а потому и сомнений - тоже.

А можно узнать, какие партии Вы консультируете?

Не партейные мы...

Я не работаю с партиями. За комплимент спасибо.

Пожалуйста.

А с кем Вы работаете в качестве консультанта, если не секрет?

В этой информации Вам нет никакой пользы!

По мне так: важнее над чем работаю, а с кем - уже дело десятое.

Каждый раз, когда хочется повнимательней взглянуть на настоящее, глаза прикрывают прошлым. 

И Сталин, и Гитлер - фигуры противоречивые. Можно искать у них общие отклонения в психике, а можно анализировать пути прихода к власти, только вот за ними шли миллионы, по разным причинам, но шли. И этот факт не признать невозможно.

Автору спасибо - интересно было почитать.

Спасибо, Александр, очень хорошо и правильно написано!

Говоря о биографии Гитлера, хочу заметить, что он откосил от службы в АВСТРО-ВЕНГЕРСКОЙ армии, а добровольцем пошёл служить в НЕМЕЦКУЮ!

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Хмельницкий

Вам спасибо! Ваше доброе слово для меня отдельно ценно - поскольку я, в отличие от Вас, в военной и прочей истории тот еще дилетант.

Эту реплику поддерживают: Денис Зайцев

Александр, спасибо, хорошая статья (увлекся репликами и не сразу внимательно прочитал). 

Один момент (не возражение, а скорее дополнение).

Разница между Гитлером и Сталином (ключевая) еще и в том, что за первым стояла идеология (нацизм), а за Сталиным никакого коммунизма не стояло. Он идеологией других мистифицировал. А Гитлер - в первую очередь себя.

В этом смысле Сталин был просто гораздо умнее:) По-моему, психологическое противопоставление Сталина Гитлеру - противопоставление циника романтику.

У Сталина не было, конечно, никакой идеологии, я согласен. Но он вполне осознанно оседлал большевистко-марксистского конька, увидев в нём самый надёжный инструмент для получения абсолютной власти. А как получил её, так и стал изводить всех старых большевиков, чтобы не путались под ногами. А вот Гитлер настолько себя замистицировал своей идеологией, что скорейшее крушение столь (искренне) любимого им Рейха стало неизбежным

Ну да.

Сталин с марксистской идеологией развлекался. Выворачивал наизнанку, мял, лепил из нее то, что считал практически полезным в данный момент.

Поэтому, скажем., выводить сталинские мотивы из идеи мировой революции мне кажется ненужным и неправильным.  Достаточно мотиваций Чингиз-хана.

А Гитлер своей идеологии сдуру служил.  

Товарищ, вынь руку из мясорубки!

Нет правды там! Не ищи!

Смотри, как эти политические проститутки,

Давят свои политические прыщи

Сравнивать разные режимы и (и их вождей) можно (и нужно!), как мне кажется, по совершенно конкретным параметрам.

Например:

1. Степень подавления политической свободы

2. Уровень полицейского террора

3. Степень подавления гражданских свобод

4. Степень подавления экономической свободы

5. Уровень политической цензуры

6. Уровень художественной цуензуры

7. Уровень политического террора

8. Масштабность репрессий

9. Характер репрессий

10. Количество жертв политических репрессий

11 Количество жертв экономических репрессий

12.Количество жертв идеологических репрессий

13...

14...

И тогда вполне можно сравнивать. Полагаю, что по большинству параметров советская власть окажется намного опаснее нацизма.

Два исчадия ада.

Как одно исчадие ада может быть лучше или хуже другого?

"Хуже - лучше" - неточное выражение.

"Более или менее опасно" - вполне может быть.  Как чума и холера.

Критерий - процент  летальных исходов.

9-го мая был с друзьями поездом в Берлине, были рядом с Рейхстагом. Ни одного намека то что, помнят или как-то отмечают 8-е (9-е) мая на улицах не заметил. Кроме наших соотвечественников с георгиевскими лентами.

В семейном отеле, где мы остановились, в холле стояли фотографии, вероятно, родственников владельцев. Среди них - на видном месте статный господин в офицерском мундире, со свастикой и лентой в петличке от железного креста.

Юлий Либ Комментарий удален

Здравствуйте, Юлий!

Рад и Вас здесь видеть - общение на форуме, конечно, совсем не то, что в вагоне-ресторане за рюмкой рижского бальзама, но все равно отрадно... Спасибо Вам за отзыв, аргументированный, как и ожидал; однако ж позволю себе с Вами немного не согласиться. Я-то, признаюсь, вовсе не думаю, что германский нацизм был таким уж отклонением - и что его именно по этому принципу стоит противопоставлять сталинизму. Зачем же отклонение - закономерная, пускай и ужасная (а местами - пока все не пошло совсем уж по-людоедски - при всей ужасности, даже и соблазнительная, как всякое возвращение пассионарности) мутация наиболее проблемной из сильных частей Европы. Еще Троцкий, далеко не идиот (хотя и сукин сын, конечно) верно писал про то, что Гитлер бьется за германское место под имперским солнцем - потому что немцы внутренне увренеы, что право имеют, ан вс е уже поделено.  И тот же Троцкий совершенно точно констатировал, что ничего им не выгорит, поскольку пришли СЛИШКОМ поздно: вся система колониального империализма рушится. Пользуясь преимуществом люде, знающих, что было дальше, констатируем: не обрушилась, а сменила формат - на иной, эффективный в новых условиях, - и перераспределила центры силы.

Но цимес, сдается мне, в том, что важно не то, закономерна или же случайна была уродливая и опасная и для нации, и для мира мутация, - а в том, удалось ли ее более-менее успешно подавить, и, главное, заместить. Потому что подавить мало: всегда нужно дать что-то взамен. Вот немцам - удалось дать; и японцам, например, - тоже. Насколько идеальна была смена матриц - отдельный вопрос, навечно ли - еще один отдельный вопрос; но, как видим, небезуспешна - и надолго. Беда России и вина ее элиты и власти - в том, что мы "неправильную" матрицу и подавили некачественно (типа сама потихоньку уснула), и уж совсем ничем не заместили. У русских просто нету другой успешной модели. Им ее не показали и не доказали. Поэтому либо как  в "лихие девяностые" (в поздний застой, в нулевые, - при всей разнице, это все разные лики неэффективности нации, я уверен), либо, значит, как при дедушке. Вот это бы "либо-либо" успешно, убедительно поломать! Но лично я пока не вижу ни признаков, ни предпосылок такой позитивной ломки. Увы.

Отклонение и мутация

Спасибо зо ответ. Саша. Вы правы, не очень торопливое личное общение более эффективно, однако ж...

К сожалению, не могу с Вами согласиться. Мутация – это изменение, которое не происходит в обратную сторону, а остается навсегда и наследуется потомками. Её, к сожалению, нельзя ни заместить, ни подавить. В отличие от эволюционного процесса, корректирующего не генетические (не мутационные) отклонения.. В одном случае – отклонение, в другом – мутация. Только наоборот. Т.е. последней фразой Вашей реплики (перед «Увы») Вы косвенно соглашаетесь со мной.  Но впрямую к теме Вашей статьи это уже не относится...

Ловите меня на терминологической неточности, Юлий? Ну что ж... Хотя кто сказал, что мутация не есть инструмент эволюции, и что эволюция не пробует разные, но равноправные варианты, в которых "отклонение" отличается от "нормы" только тем (в техническом, а не нравственном, эволюции вообще чуждом, смысле), что "отклонениями" мы именуем не прижившиеся варианты, а "нормой" - прижившийся на данном отрезке? М-м? Впрочем, ну ее, демагогию; хоть горшком назовите, но я не очень верю в то, что фашизм - такое уж отклонение, патология. Концепция Ортеги о "вертикальном вторжении варварства" мне не близка, увы. Уж больно утешительна. Все было боль-мень, развивалось себе гуманистически, а потом из-за случайной травмы (в первую мировую контузило) в сумрачном германском гении чегой-то закоротило, и пошел он, брызгая пеной, всех кусать, - но "набежали санитары и зафиксировали нас", и теперь все снова в норме. И рад бы в это поверить, но не верится. Боюсь, нацизм или фашизм куда прочнее укоренен и в природе европейской цивилизации, и вообще в человеческой природе; он скорее вариант неприятной нормы, чем патология; "темный попутчик", как выражается герой сериала "Декстер". Другое дело, что в случае с немцами "темного попутчика" удалось обуздать, загнать обратно в подполье и запереть (крепко, хочется верить). А в случае с нами наш собственный "темный попутчик", сдается, все еще свободно бродит по улицам и ухмыляется в усы. 

"Ловить" кого-либо в дискуссии  - не мой стиль, Саша.

Будучи рожден и проведя значительную часть жизни под влиянием еще присутствующих либо в сознании, либо въяве сталинизма и нацизма, мне интересно и важно попытаться понять их природу, климат, способствовавший возникновению, и причины исчезновения, или наоборот - вечной жизни. Сталин и Гитлер - практически наши современники, мы все, в значительной степени, продолжаем жить в их поле - к великому сожалению. Не обсуждаем же мы живо деяния Чингисхана?  И даже о кошмарного Пол Пота, уничтожившего 4 из 8-и миллионов жителей своей страны?

Очень умный и интересный материал в статье Маши Гессен в том же номере "Сноба". И очень интересна мысль о том, что через годы от нацизма живым фактом останется только Холокост, а не мировая война и все остальное. А что останется от Сталина? Может быть, он так и будет по-прежнему "живее всех живых" на одной шестой?

Что же касется различия между «мутациями», и отклонениями, то готов поделиться полученной от профессионалов информацией, но не думаю, что это всем интересно. 

Спасибо автору за интонацию....

Мне кажется, Александр Гаррос сделал очень полезное дело... если продолжить обсуждение темы с заданной автором интонацией, не исключено, что можно придти и консенсусу.... но наверное, не раньше, чем через много лет.  Хотя было бы очень полезно сделать это раньше.

Если Сталин и Гитлер общаются ТАМ, например с Наполеоном, французик наверняка над ними посмеивается.

Бонапарт и в свой народ стрелял, и сажал, и парламенты разгонял и соседей дальних и близких порабощал, и развязал мировую войну. Но кто сегодня, через 200 лет,  называет Бонапарта чудовищем (то есть так, как назвали его современники)? Нет, он - талантливый (говорят даже - гениальный) вояка, в быту - аскет, милый, симпатичный коротышка со сложной личной жизнью и большой мечтой о единой Европе. Десятки книг и кинофильмов, миллионы учебников - и нигде нет слов "убийца", "тиран". Самое большее - "агрессор". Откровенно говоря, у меня самого не очень получается Бонапарта люто возненавидеть. А у вас?

Между тем, всего через пару лет исполняется ровно 200 лет той (тоже Отечественной!!!!) войне. Где подготовка к празднованию? Будет на Красной площади парад союзников???? Какие мероприятия в мировом или хотя бы в европейском масштабе? Саркози будет каяться на берегу Березины за страдания, причиненные нашему народу и сожженную Москву? Или поедет в Йену извиняться перед немцами? И вынесут ли могилку великого убийцы и чудовища из Дома? Да нет, он ведь инициировал Гражданский кодекс и вообще был за республику (хотя был вроде Императором???). Кодекс ценнее человеческих жертв???

Ну, и давайте не забывать, что милые учительницам истории и посетителям кинотеатров Цезари, Александры Македонские ничем не лучше уже упомянутых Гитлеров, Сталиных и Чингисханов.... Но - у кого-то пиар, что ли, лучше? Бюст убийцы двухтысячелетней давности может украшать кабинет истории?

А тут - всего 65 лет прошло. Так что встретимся через 135 лет и поведем итог дискуссии, дамы и господа!

СамоеСамое

?
«Под колпаком»

«Под колпаком»

Всего просмотров: 14155
Все новости