Чем была советская школа – казармой или кузницей талантов?

Прослушать Читает Сергей Полотовский

Чем была советская школа – казармой или кузницей талантов?

Чем была советская школа – казармой или кузницей талантов?

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Наталья Конрадова о перспективах российского образования

Смотреть

Наталья Конрадова о перспективах российского образования

 

+T -

Чем мы обязаны своему образованию – широким кругозором или невозможностью мыслить самостоятельно? И, в конечном счете, кто мы такие – взращенные системой высококлассные профессионалы или неспособные к кооперации аутсайдеры?

Поделиться:
Gettyimages / Fotobank
Gettyimages / Fotobank

На собрание родителей первоклассников в обычной московской школе я шла, совершенно не представляя, что может сказать учитель по поводу первого сентября. Про любовь к родине вроде уже неактуально, а про ценность каждого человека говорить пока нет навыков. Ирина Анатольевна, учительница лет сорока пяти, быстро перечислила, какие нужны тетради и сколько денег сдавать на ремонт класса. После чего переключилась на темы первого урока. Их было две – Великая Отечественная война и победа российских спортсменов на Олимпиаде. Ну, про Великую Отечественную, думаю, все понятно. А вот с Олимпиадой у нас проблемы. До ее окончания осталось два дня, но наши выиграли всего две медали. Если так и дальше пойдет, то директор школы и весь Минобраз окажутся в затруднительном положении – как теперь рассказывать детям о героизме спортсменов?

Вопрос был риторическим – обсуждение альтернативной темы не входило в задачи собрания. Оставалось только надеяться, что спортсмены не посрамят школьное образование и лично Ирину Анатольевну.

Наивная учительница, которая честно доложила родителям, что на ее конвейере может случиться брак, скорее всего, и не подозревала, насколько точно ее страдания отражают кризис системы образования. То, что казалось ей педагогическим вопросом первостепенной важности, выглядело как судорожные поиски хоть чего-нибудь героического, вызванные безотчетной тоской по монолиту советской идеологии.

Только мне было абсолютно непонятно, зачем мучить этой идеологией детей, которые родились уже после Советского Союза и которым не нужно уметь различать кухонные и публичные разговоры или вступать в комсомол ради учебы в институте. Родители одноклассников шокированы не были – видимо, они не представляют себе, что в школе может быть иначе. Они для того своих детей Минобразу и привели, чтобы мучить.

Gettyimages / Fotobank
Gettyimages / Fotobank

Когда же я стала обсуждать проблему с друзьями и коллегами, то все попытки найти понимание среди социально близких людей неожиданно обернулись горячими спорами: оказалось, что вопрос о советском образовании всякий раз вызывает острую реакцию даже в своем кругу. Кто-то говорит, что оно было неотделимо от идеологии и предполагало (и по тяжелой инерции предполагает до сих пор) долбежку про героические победы наших спортсменов и трактовки всего на свете по Марксу и Энгельсу. Другие возражают, что оно готовило гениальных ученых: ничего, мол, хорошего не было в СССР – кроме образования.

Участники дискуссии «Чем мы обязаны советскому образованию» на сайте «Сноб» продемонстрировали ту же полярность мнений. Одни ценят достижения советского образования, другие считают, что никакими успехами конкретных наук нельзя компенсировать его главное свойство – принадлежность к тоталитарной системе.

Мы реагируем на советское образование едва ли не острее, чем на все прочие советские изобретения, будь то ГУЛАГ, пятый пункт, железный занавес или плановая экономика. Все, что происходит в детстве, становится свойствами личности. И образование, раз оно придумано специально, чтобы формировать гражданина с самого нежного возраста, отвечает на вопрос «кто мы». Какими мы стали, закончив хорошие и плохие школы, какие черты приобрели в процессе обучения и социализации. А все остальные советские воспоминания – это то, «как нас». Как нас унижали, не пускали за границу, заставляли стоять в очередях или просто уничтожали. При всех известных эмоциях, которые мы по этим поводам испытываем, «кто мы» – гораздо более болезненный вопрос, чем «как нас». Советская школа – это один из кирпичиков, из которых складывается наша идентичность.

Плохое отношение к совку еще не дает положительного ответа на вопрос, было ли плохим образование в те времена. Откуда взялись мы, такие умные, если вся машина была заточена под производство объектов пропаганды, неспособных к критике? Ученые, которые десятилетиями уезжали на Запад, где выигрывали конкуренцию у выпускников лучших университетов, – это «побочный продукт» системы или закономерность? Доступность лучших школ для талантливых детей – это торжество гуманизма или эффективный инструмент штампования солдат для режима?

Степан Пачиков
Степан Пачиков

Давно живущий в Нью-Йорке предприниматель Степан Пачиков, основатель компаний «ПараГраф» и Evernote, рад тому, что советские школы выпускали «дилетантов широкого профиля»: «Всему, что я делал в жизни (теория размытых множеств, моделирование натуральных языков, моделирование экономики, прогнозирование производства нефти, программирование, распознавание, создание виртуальных миров, организация клубов, запуск и руководство своими компаниями), меня в школе не учили. Но именно советским школам и широкому образованию, в них полученному, я обязан своими успехами».

Наира Хачатрян
Наира Хачатрян

А московский врач Наира Хачатрян рисует совсем другую картину: «Единственное, что советская власть давала в школе и вузе, – пропаганда советского образа жизни и ненависть ко всему остальному миру. Лизоблюдство, цинизм, фарисейство – основные козыри продвижения по карьерной лестнице в СССР – преподавались отлично и демонстрировались на собственных примерах».

Все выпускники советских школ, независимо от университетов и выбранной позже профессии, наверняка помнят, что у атома есть «электронное облако», что валентность кислорода – 2, а ускорение свободного падения – 9,8 м/с2 и что амебы размножаются делением. Мы знаем такие факты о природе и мире, за которыми абитуриенту в какой-нибудь другой стране нужно лезть в специальные справочники.

Юлия Десятникова
Юлия Десятникова

«Не надо было выбирать, учим мы физику, химию или биологию. Учили все вместе на довольно приличном базовом уровне,пишет на сайте “Сноб” детский психолог, организатор частных школ в Москве, Иерусалиме и Лондоне Юлия Десятникова. – Более того, по прошествии времени выяснилось, что этот уровень, если его сравнить с западным образованием, был не таким уж и базовым… Идея необходимости широкого образования была правильной».

Кроме того, советское образование имело еще один очевидный плюс: доступность. Всех поголовно делали «людьми» – учили читать, считать, писать и прыгать через «козла». А у талантливых детей была реальная возможность стать серьезными учеными – например, если поступить в Физтех. Провинциальная жизнь вполне допускала, что в городке на десять тысяч жителей, где-то между свежей серией о неуловимых мстителях в кинотеатре «Звезда» и гастролями областной филармонии, пройдет школьная олимпиада по математике или физике. Это какой-нибудь столичный студент, активист олимпиадного движения, приехал отобрать лучших, чтобы потом отправить их в интернат при МГУ, ЛГУ, НГУ или Физтехе, – такой путь и сам этот студент наверняка когда-то прошел. Социальный лифт был почти так же эффективен, как пенитенциарная система.

Борис Беренфельд
Борис Беренфельд

Работающий в Бостоне биофизик Борис Беренфельд, автор образовательного проекта Global Lab, называет этот способ отбора талантливых детей «концепцией пайп-лайн» (от англ. pipeline – «канал доставки» – Прим. ред.) и считает, что ей мы обязаны всем хорошим, что было в нашей науке: «В самом начале 1960-х пришло осознание, что если в эпоху индустриализации надо было создавать огромный конвейер, то уже атомную бомбу и спутник на конвейере не сделаешь. И создаются школы-интернаты, организуются олимпиады. Эта система работала великолепно».

Эта система изменила жизнь Степана Пачикова: «Благодаря олимпиадам (второе и третье место во Всесибирской олимпиаде) я попал в физматшколу в Академгородке… Школьники в ФМШ, конечно, на голову были выше “средней температуры по палате”».

• • •

Евгений Стариков
Евгений Стариков

Однако социальный лифт, который позволял талантливым пробиться в лучшие университеты и реализоваться профессионально, смещал ориентиры и приоритеты. Натренироваться решать задачки, чтобы победить на городской олимпиаде, поехать на областную и там снова победить, только ради того, чтобы в конце концов добраться до всесоюзной или попасть в физматшколу, где снова решать задачки до самого университета, – эту систему Евгений Стариков, математик из Карлсруэ, назвал «тренировкой тараканов для тараканьих бегов». Будучи школьником, он сам постоянно принимал участие в олимпиадах разных уровней: «До сих пор с отвращением вспоминаю их мерзостную, мелочную, антигуманную атмосферу… Олимпиады, ФМШ и прочее – все это служило ad majorem Dei gloriam (лат., «к вящей славе божией» – Прим. ред.). Настоящие специалисты были побочным продуктом этой системы».

Хотя олимпиадное движение создавали в основном энтузиасты, а не карьеристы, для многих олимпиада становилась трамплином: она давала не только возможность съездить в большой город, но и в перспективе – переехать в Москву. И эта награда порой обладала не меньшей ценностью, чем само по себе первое место. Как для сильных и ловких билетом в большой мир становился спорт, так для умных олимпиады были единственной возможностью вырваться из маленьких городков в Москву (Новосибирск, Ленинград), где их ждала академическая карьера и жизнь в наукограде.

Сергей Гуриев
Сергей Гуриев

Об отсутствии других вариантов для одаренных детей говорит экономист Сергей Гуриев: «В СССР академическая карьера позволяла талантливым людям сочетать интеллектуальную свободу с материальным благосостоянием… Тем, что у талантливой молодежи не было выбора, кроме как идти в отечественную науку, объясняется существенная часть успеха советской системы образования и науки».

В замкнутом советском пространстве эта система работала неплохо. Однако к моменту, когда выпускники советских школ и университетов смогли свободно податься в Америку, представления этих двух стран о том, что такое хорошо образованный человек, были принципиально разными. У советских выпускников был достаточно широкий кругозор, и они хранили в голове большое количество информации; американские знали меньше, но умели быстро находить нужное, критиковать и анализировать.

Gettyimages / Fotobank
Gettyimages / Fotobank
Николай Злобин
Николай Злобин

Политолог Николай Злобин уверен, что советская система, не учившая самостоятельности, в конечном счете проигрывала американской: «Я видел, как в американских университетах появлялись выпускники советских школ и поражали американцев объемом своих знаний. Их ночью разбуди – и они скажут, какая главная река в Африке и сколько островов в Тихом океане. Американцы воспринимали их интеллектуальное превосходство только лишь на основе количества информации, которую имел средний советский выпускник школы. Но когда дело доходило до второго-третьего курса (я уже не говорю про магистерские программы), до необходимости анализировать, делать собственные выводы, искать материал и вообще самостоятельно обращаться с окружающим миром, здесь американцы моментально обгоняли выпускников советских школ, потому что именно этому советская школа не учила».

Сэм Коган
Сэм Коган

Когда бостонский изобретатель Сэм Коган задал на сайте snob.ru вопрос «Чему вас не научили в школе?», сама эта постановка вопроса не вызвала у выпускников советских школ никакого недоумения – очень у многих нашлось, что сказать. Математик Виктория Измайлова ответила: «технике презентаций; успешной коммуникации; способности критически оценивать информацию; работе в группе»; специалист по промышленной безопасности Александр Черданцев: «самостоятельно думать, формулировать, задавать и держать “рамку” вопроса, не расплываясь в стороны»; журналист и фотограф Евгения Бриеде: «что масса знаний (в том числе знание истории и географии) действительно применима и даже необходима».

• • •

Естественно, советской системе, выстроенной для обслуживания военной машины, было невыгодно воспитывать интеллектуальную самостоятельность. «Ковка кадров» предполагала массовое производство крепких гвоздей, а не создание сложных ювелирных изделий по индивидуальному заказу. То, что этими гвоздями можно было прибивать обшивку космического корабля, а не только крышу сарая, не лишало их главного свойства: это все еще были гвозди.

Чтобы «кадры» умели ставить, а не только решать, задачи, даже если эти задачи олимпиадные, чтобы они умели искать информацию, отличать важное, делать собственные выводы, представлять и обсуждать их, создавать законченные проекты, а главное – понимать, зачем эти проекты нужны, нужно было научить их всему этому. Короче говоря, советской школе не хватало гуманитарного образования.

Общее гуманитарное образование – не путать с гуманитарными профессиями – не готовит «специалиста», а воспитывает человека, способного самостоятельно мыслить и вступать в коммуникацию с другими самостоятельно мыслящими людьми. Скажем, мы во всех подробностях изучали грамматику и пропускали через себя десятки правил о суффиксах и префиксах. И получили знания по филологии, риторике и логике – вместо навыков. А окончив школу, были вынуждены заново учиться читать, писать и разговаривать, чтобы убедительно доказывать свою точку зрения; анализировать газетные статьи; пояснять реалии нашей жизни для иностранцев, с которыми стало можно общаться и работать. В школе мы зазубривали сотни исторических дат, но так и не поняли ни одной исторической закономерности, кроме разве что кризиса «верхов», которые больше «не могут». Мы знали, что Миклухо-Маклай первым выяснил, что папуасы – тоже люди, но с трудом изживаем ксенофобию.

Gettyimages / Fotobank
Gettyimages / Fotobank

• • •

Что еще может дать гуманитарное образование помимо «практических» навыков – разговаривать, понимать других и не испытывать к ним ненависти? Например, привычку воспринимать гражданские проблемы почти с тем же интересом, что и личные. Или видеть меняющийся мир в целом, а не только ту его часть, с которой ты соприкасаешься непосредственно. Посмотришь темы вступительных сочинений в оксфордский колледж All Souls и видишь идеальную модель гуманитарного образования: «Является ли нелюбовь к политикам разумной позицией?»; «Совместное проживание мужчины и женщины – это вещь естественного порядка?»; «Почему Африка так плохо экономически развита?»; «Изменится ли моральный характер оргии, если ее участники наденут нацистскую форму?».

Николай Клименюк
Николай Клименюк

Понятно, что подобное гуманитарное образование невозможно в тоталитарном государстве, несовместимо с системой – поэтому его и не было. «Советская школа, и начальная, и высшая, обучала навыкам, которых было всего два. Первый – делить, умножать и строить атомную бомбу – иначе говоря, набор прикладных естественно-научных знаний. Второй – это рефлекс оценки всего на свете с точки зрения государственной идеологии, предельно упрощенного “учения Маркса–Ленина”. Это простая бинарная система: да–нет, наше–чужое», – говорит модератор блога «Политика» сайта snob.ru Николай Клименюк.

Когда «учение Маркса–Ленина» наконец дало трещину, «физики» вдруг повернулись лицом к «лирикам». Я хорошо помню этот поворот конца восьмидесятых, потому что в него с трудом вписалась моя собственная семья. Папа-математик подсунул мне вырезку из «Вечерней Москвы» с объявлением о наборе в историко-литературный класс школы на Полянке. Папа выбрал самое подходящее время: из телевизора вещал какой-нибудь «Прожектор перестройки», а на следующий день учительница истории, парторг и общественный активист, ждала от меня отчета о слете КСП.

У папы тогда получилось сделать вид, что все произошло случайно. И только задним числом – закончив школу на Полянке, а потом университет, защитив диссертацию и проработав десять лет в научном институте – я поняла, в каком напряжении он находился в тот момент. Так бывает, когда ты понял что-то важное, и твои друзья и коллеги это тоже обязательно поймут – но чуть позже, не сейчас. Ведь прежде с точки зрения технической интеллигенции стать гуманитарием означало никем не стать. «Песни я тоже пою, барин, а делаете-то вы что?» – спрашивал у Шаляпина извозчик. В общем, папа первым понял, что нужно получать гуманитарное образование – без него становилось все труднее ориентироваться.

• • •

В конце восьмидесятых гуманитарии неожиданно для всех оказались более востребованными, чем ядерные физики. Общество, медленно приходя в сознание, наконец-то решило выяснить, что происходило в предыдущие семьдесят лет. Открывались архивы, и публиковалась правда о сталинских репрессиях. А заодно оказалось, что школа необязательно должна быть советской. Что – совсем как в Америке или в Европе – туда можно ходить в джинсах, изучать на истории главные признаки тоталитаризма, а на факультативах – какое-нибудь религиоведение или историю науки. И вообще, что можно учиться «по индивидуальному плану», не только если ты гениален или тяжело болен, но и если просто хочешь.

Но почему же, несмотря на все эти явные изменения к лучшему, слома образовательной системы так и не произошло? А его не произошло, об этом свидетельствуют невеселые цифры: сегодня главный университет страны – МГУ – не входит в число двухсот лучших университетов мира, а у выпускников российских школ, которые заняли двадцать девятое место в рейтинге охватившего тридцать две страны международного исследования PISA (Программа международной оценки учащихся), большие проблемы с пониманием текста, интерпретацией данных и способностью делать выводы.

Маша Гессен
Маша Гессен

Заместитель главного редактора проекта «Сноб» Маша Гессен, которая училась в хорошей советской школе, потом в хорошей американской, а недавно устраивала своих детей в школы Москвы и Бостона, сравнивает две образовательные модели: «На родительском собрании в американской школе учительница пятого класса произнесла что-то вроде установочной речи. “Успешными в жизни будут только дети, которые умеют сотрудничать”, – и дальше она описала, как именно весь учебный процесс направлен на то, чтобы подстегивать сотрудничество. Например, дети в ее классе сидели не за отдельными партами, а за большими столами по пять-шесть человек. Все задания в классе они делали группами, а раз в два месяца группы перетасовывались.

Вся деятельность взрослого человека в современном мире так или иначе напоминает групповую работу, которую та учительница организовывала в своем классе. Даже успех моей работы как писателя во многом зависит от моей способности эффективно сотрудничать с редактором, агентом и сотрудниками издательства. А уж успех моей работы как редактора совершенно напрямую зависит от моей способности организовать групповую работу. При этом, мне кажется, если бы учителю московской 57-й школы, где я училась до отъезда в Америку, пришло в голову сделать программное заявление, оно могло бы звучать так: “Успешными в жизни будут только дети, которые умеют конкурировать”. Огромная часть педагогической энергии уходила и уходит в российских школах именно на создание конкурентной среды. Это и олимпиады, и принцип исключительно индивидуальной работы, и запрет на подсказки, и, конечно, бесконечное сравнение учеников между собой.

При том что 57-я школа меня практически спасла – настолько важно для меня в детстве было попасть в атмосферу, в которой поощрялась работа мозга, – она меня и покалечила тоже. Есть вещи, которые мне пришлось изживать годами».

Сейчас лучшие школы представляют собой самые крепкие осколки советских спецшкол вроде 57-й – в них по-прежнему делают ставку на конкуренцию, но не на общение и работу в команде. А худшие мучаются, как рассказать детям про победы, которых нет, – вроде той районной, куда я отправилась перед первым сентября.

Моя дочь проучилась в той школе год, и этого ей оказалось достаточно, чтобы начать бояться учителей, ненавидеть домашние задания и ничего не понимать в математике. Теперь я сама – как мой папа когда-то – должна была принять решение, про которое мой ребенок смог бы потом сказать: «мама поняла что-то важное». Таким решением стала не-обычная школа, своего рода «антишкола» – пожалуй, единственная альтернатива сохранившейся с советских времен системе. Таких школ мало, и у них нет официального статуса учебного заведения. Еще там нет домашних заданий, нет дисциплины, нет ни Дня знаний, ни Урока мира. Туда отдают своих детей как раз такие, как я, – те, кто отправлять их в «обычную» школу не хочет, но и на домашнем обучении оставить не решается. Тут атмосфера подвижничества, авторские программы по всем предметам, индивидуальный подход и социально близкие родители. Но никаких системных знаний и никаких гарантий – помещение могут в любой момент отобрать, а если вдруг какой-нибудь учитель покинет школу, то и предмета его больше не будет: технологий воспроизводства кадров там нет и в помине.

Не думаю, что за этими школами будущее. Но их появление симптоматично: настали времена, когда хочется, чтобы дети были не успешными, а счастливыми. И в этом случае никакие знания по математике или физике уже не оправдывают ни конкуренции, ни доктринерства, ни насилия. Хочется воспитывать тонко чувствующих, социально активных, умеющих работать в команде людей. Неважно, будут ли они по старинке писать диссертации по филологии, займутся менеджментом в некоммерческих организациях или будут расшифровывать геном. Им все равно нужно хорошее гуманитарное образование.

• • •

Неудачи новейшего российского образования – одна из очевидных причин возросшей ностальгии по советской школе. Но сравнение СССР с современной Россией – это ловушка. Советский Союз выигрывает только потому, что в нем существовала хоть какая-нибудь система. Мы уже знаем, что учительница не должна говорить: «“Я” – последняя буква алфавита. Дневник на стол и без родителей не возвращайся!». Но мы еще не знаем, как именно она должна говорить.

Среди всех вопросов о том, какой должна быть школа, самый незначительный – насколько современные знания она даст и позволит ли поступить в университет. Главное – что именно сегодняшние дети, повзрослев, будут вкладывать в определение «кто мы?». Какими они станут, закончив новые, не советские школы.

Чужие модели не подходят, а своих не появится до тех пор, пока не будет опровергнут главный интеллигентский миф – о том, что среди ужасов советской системы была одна-единственная правильная вещь – образование, лучшее в мире.

Комментировать Всего 38 комментариев

Спасибо, Михаил.

Мне всегда казалось, что чем дальше от центра, тем более вероятно встретить нормальных учителей, директоров и родителей. Во всяком случае, больше шансов, что они будут любить детей. А как у вас со школами?

Наташа,скажу еще раз,мне понравился Ваш материал.Как-то очень созвучно с моими наблюдениями и мыслями.Теперь что касается наших окраин.Не стану вдаваться в методологию образовательного процесса,но вот лично мне очень повезло в свое время со школой и педагогами.Сейчас я беру чисто человеческие взаимоотношения,ну и сумму знаний конечно.Мне повезло обучаться в одной из лучших школ города,этой школе всегда было и есть чем гордиться - своими выпускниками.Но своих детей я в эту школу уже не отдал,потому как она осталась вроде бы как лучшей,но система занятий,занятости,отношения между учениками и педагогами там изменилась коренным образом.Учебный процесс занимает практически все свободное и не свободное время,этого можно дрбиться только тотальным насилием.Как сказал мой один приятель,тоже выпускник нашей школы и отдавший своих детей туда же - "Не вздумай повторять моей ошибки,это не школа это гестапо"Я последовал его совету.То что меня поразило и что радует каждое утро,вот уже всю первую четверть,когда я привожу старшую дочь в школу,на входе стоит директор,всегда прекрасно одет,здоровается со всеми,каждого ученика знает по имени,дети старших классов просто к нему льнут,можно задать любой вопрос,у ребенка сразу же изменяется настроение,появляется улыбка.Наташа,это дорогого стоит.Можно долго рассказывать про школу и педагогов,тема неисчерпаемая и благодарная,но самое важное на мой взгляд в школе,это педагогический коллектив и атмосфера,а методики и образовательная программа может быть любой,ну в известной степени конечно:-))

Михаил, спасибо за рассказ, я как раз про атмосферу и спрашивала - не про методики . И совершенно с Вами согласна.

А интересно, как Вы ее нашли, эту школу с директором, встречающим учеников у входа? По мнению родителей? По рекламе?

Очень просто,через дорогу от моего офиса:-)Иду как-то,смотрю стоит директор школы и улыбается,ну я тут же за дочерью поехал:-)Тут на самом деле только часть шутки.За год до начала учебы мы примерно составили рейтинг предпочтений по школам,не первом месте была как раз моя бывшая школа,и туда мы даже пытались ходить в подготовительный класс,но как-то не срослось.В нашем рейтинге было три школы,традиционно самые лучшие в городе,путем наведения справок,мнений знакомых родителей учеников был произведен отсев.Та школа что была выбрана окончательно утвердилась в нашем сознании по ряду причин - хорошая репутация,прекрасные отзывы родителей,учеба только в первую смену,два параллельных класса 25-30 учеников в каждом,два основных иностранных языка с первого класса,никаких псевдозаморочек с профилирующими химиями,физиками,математиками и прочими трудностями для родителей и детей...и еще много чего хорошего,в том числе и близость моей работы.

Да, про трудности для родителей - очень точно.

Эту реплику поддерживают: Михаил Авилов

Замечательная статья и очень сбалансированная. По сути, могу сказать, что школ нужно много и разных, в том числе и частных. Чтобы родители могли выбрать какая модель им ближе по духу,  ценностям и уникальной личности их ребенка. В Америке такой выбор есть и даже в государственной системе - чартерные школы, например, как вариант традиционной.

Спасибо, Наташа!

Ирина, спасибо!

Чартерные школы - это отличный вариант, конечно. Хотя, если я правильно их себе представляю, это и не совсем школы, а скорее, способ избежать системного влияния государственной школы на детей. А хотелось бы, чтобы даже в средних государственных школах родители и учителя имели какую-нибудь новую идею. Для чего вообще нужна школа, например.

Я закончила советскую специализированную школу, в которой необходимо было конкурировать. Мой сын учится в американской школе, в которой сотрудничество поставлено во главу угла. Детей нередко принуждают к сотрудничеству: например, умышленно сводят более сильного и более слабого ребенка, делая при этом более слабого '"главным" в команде. По роду занятий я обязана уметь сотрудничать ( с драматургом, режиссером, актерами, рабочими сцены, наконец), но мне очень трудна эта образовательная система-ведь она идет в разрез с тем, как учили меня, болезненно конкурирующего человека. В прошлом году учительница моего сына ( третий класс) сказала мне: "Он должен прекратить конкурировать с другими, и начать конкурировать собой". Я не могу его этому научить. Просто не знаю, как это делается.

Евгения, честно говоря, не знаю никаких конкретных методов, но мне кажется, что навыки сотрудничества довольно быстро появляются, если стоит такая задача в ближнем окружении - среди одноклассников, например. Я, правда, не поняла про "конкурировать с собой" - а что это значит?

Наташа, я, конечно же, не спрашивала Вас о конкретных методах развития сотрудничества, более того, не согласна с Вами в том, что  " навыки сотрудничества довольно быстро появляются". Как раз у многих пост-советских граждан наблюдаются большие трудности в сотрудничестве. Возможно, потому, что нас этому с детства не учат.

Не согласна с Вами, что " навыки сотрудничества довольно быстро появляются". Как раз у многих пост-советских граждан наблюдаются большие трудности в сотрудничестве. Возможно, потому, что нас этому с детства не учат.

Евгения, все-таки я имела в виду детей, а не взрослых, и предположила, что ребенок в третьем классе может перестроиться, если есть запрос от тех, с кем он общается.

Я Вас поняла. Думаю, что ребенок не может сам перестроиться,  сотрудничеству нужно учить, как и всему остальному.

"Конкурировать с собой"

Наташа, среди ряда психологов и педагогов есть мнение что жесткая конкуренция в школе серьезно вредит самооценке, ранит душу ребенка (естественно есть и противоположное мнение, что, наоборот, укрепляет характер и учит не только побеждать, но и проигрывать). Я часто слышу фразу "конкурировать с собой" от учителей и администраторов школ. По-видимому имеется в виду, что ребенок должен работать с максимальной отдачей в силу собственных возможностей, ставить свои личные цели и при успешном из достижении, гордиться собой, а не постоянно сравнивать себя с другими. Всегда кто-то будет лучше,умнее,сильнее, богаче и так далее.

Ирина, я примерно так и поняла, но когда про самого себя тоже говорят "конкурировать", смысл этого слова никуда не девается - все равно ведь речь о соревновании идет. 

Понятно... Просто не надо буквально переводить. "Compete with themselves" просто типичное выражение, использующееся учителями, которые не поддерживают философию жесткой конкуренции в школе.

Наташка, просто прекрасный текст. спасибо!

Эту реплику поддерживают: Михаил Авилов

Спасибо большое!

А твои дети в какую школу пойдут?

Спасибо большое, превосходный обзор, Наталья !

Наверное, очень интересен в этой связи пример частной школы-пансиона, которую посещала в своё время моя дочка в Берлине. Это, пожалуй, то, чему в некоторой степени соответствовали советские спецшколы, однако атмосфера там была совершенно иная ... Были свои плюсы (в классе было всего 10 человек (!), а кроме того - учителя не чиновники, как в немецких государственных школах), но были и минусы (так-таки и не смогли найти толкового учителя английского за все четыре года, которые моя дочка провела там, начиная с самого первого класса) ...

Вся школа умещалась в городской усадьбе:

Там, за этим домом - чудесный, уютненький дворик, со скамеечками, игровой площадкой, а также "крольичим домиком" - в нём жили (и, надеюсь, живут и посейчас) кролики, уход за которыми входил в обязанности специальной детской инициативной группы, в ней участвовала и моя дочка ...

Это так называемая Ganztagsschule (сиречь, "школа полного дня") - то есть, там кормили детей обедом, а после обеда учителя следили, чтобы дети делали домашние задания. Начало школьного дня - в без четверти восемь утра. Конец дня - с половины пятого до пяти пополудни ...

Попечители школы - аристократическая семья von Schele, и школе - немногим более ста лет (нам довелось поучаствовать в праздновании столетнего юбилея со дня основания школы). Нынешняя попечительница школы - баронесса Юлия Троост фон Шеле (её папа немецкий барон, а мама английская графиня, однако же её родители практически отошли от дел и жили тогда уже в родовом замке во Франции). За Юлией всегда остаётся последнее слово при подборе педагогов, директора и учеников. Поэтому мы должны были для начала пройти нечто вроде "собеседования" с ней ...

Что Юлия нашла в нас, эмигрантах, да ещё из Восточной Европы, не знаю, право. Но дочку нашу она просто обожала ! Один раз мы опоздали к закрытию школы, и пришли только в пол-шестого ... Позвонить не было никакой возможности ... Подбегаем к школе - и уже издали бросилось в глаза: высокая, статная дама держит за руку маленькую девочку ... Подбегаем ближе - Юлия с нашей дочкой ! Юлия с достоинством выслушала наши сбивчивые извинения и сказала: "А знаете, по сути-то дела всё получилось не так уж и плохо: нам было очень хорошо вдвоём с Амалией ..." И, изящно наклонившись к нашей дочке, она нежно так улыбнулась и спросила у неё: "Правда, Амалия ?" В ту пору Амалии было примерно семь лет ... Она улыбнулась в ответ, и сказала: "Да, Юлия !" ... Немая сцена ... Больше мы никогда так не опаздывали ...

Евгений, и Вам спасибо за содержательные комментарии.

А почему Вы забрали дочку из пансиона? Неужели из-за английского?

Наталья, а мы и не забрали - просто в Германии образование построено по принципу "начальная школа для всех, а потом разделение на гимназии, реальные училища и общеобразовательные школы". Этот пансион предлагал как раз начальную школу, то есть четыре года. Амалия и оттарабанила там все четыре года, как было положено. Просто потом я поехал на работу в Швецию, и Амалия попала в "Deutsche Schule Stockholm", сиречь Немецкую Школу в Стокгольме ... А это уже отдельная история, расскажу как-нибудь по свободе ...

Понятно. Я почему-то решила, что если школа полного дня, то она и полного цикла.

Да, Наталья, эта школа действительно была рассчитана на полный цикл, но - до Второй Мировой войны. У фон Шеле было в ту пору под Берлином целое поместье с огромным замком, который они отвели под школу полного цикла ... Но всё это добро разбомбили в войну, а средств на полное восстановление у них уже не было ...

Наташа, спасибо за статью и анализ! Мне кажется, Вы в самом начале отметили важную сторону проблемы, которая на все влияет: все, что произошло с нами в ранние годы, прочно встроено в структуру личности и очень близко нас касается. Поэтому при обсуждении этой темы неизбежна мощная экстраполяция - мне было так-то и потому (именно потому!) с системой образования все обстоит таким-то и таким-то образом. Потом на этот пласт накладывается еще один очень "близкий к телу" момент: как было (есть) в системе образования моему ребенку? Благополучно вписался куда-то с первого раза? Одно мнение. Не вписался? Другое мнение. Еще раз не вписался, и еще, но вот наконец... Третье мнение. Причем не о себе, как о воспитателе, и не о ребенке, как о формирующейся личности, а именно - о системе образования, о том, какой она должна быть.

По сути - согласна совершенно с Ириной Абариновой - школы разные нужны, и не только в Москве, но и везде по стране.

Катерина, а разные - это какие конкретно? Например, "советские" тоже нужны?

Я знаю не очень много методик - развивающее обучение, вальдорфские и т.п. Но системы, которая смогла бы стать основой государственных школ, пока вроде бы не существует.

Наташа, ну в полном смысле "советских" школ уже быть не может, как не может сегодня быть, допустим, "гимназий времен царской России" или "бурсы" или "макаренковской коммуны".

Пока существуют государственные школы, основа у них всегда будет одна и та же: как-нибудь научить всех тому, что данное государство считает необходимым для своих граждан (у кого-то это петь, говорить речи и конкурировать, у кого-то - сотрудничать и богу молиться, у кого-то - читать, писать и коммунизм строить, вариантов много). Текущий список обычно известен и как-то потихоньку (весьма, впрочем, консервативно) эволюционирует. Но в рамках этого общего списка возможны дополнения и варианты. Чем больше их будет, тем больше, мне кажется, будет гармонично живущих школьников.

Спасибо, Наталья, мне понравился материал.

Но мне кажется, что причины такого отличия в векторах школьного образования очевидны.

В СССР был развитой социализм, которому не нужно было учить. Поэтому школа давала навыки конкуренции.

В США - наоборот, конкуренция была и остается основой основ. Поэтому в школе учат этакому социализму - списывать, подсказывать и вообще достигать результата сообща.

У любой схемы будут как противники, так и сторонники. Говорить, что система образования в СССР была плохая я бы не стала, особенно сейчас, когда ее берут на вооружение многие страны. То, что она имела свои недостатки - да, но совершенной системы, насколько я знаю, пока не существует.

Эту реплику поддерживают: Юлия Дзебань

Очень интересная статья. Я лично считаю, что мое образование было по совокупности плохим, хотя я вроде закончила неплохую школу. Но гуманитарное образование было совсем никакое, и не только по знаниям, а по воспитанию критического мышления - умения думать и оценивать самостоятельно. Закончив инженерный вуз, я осталась такой же необразованной в гуманитарном плане, и до сих пор я восполнить этот пробел не могу.

На своем ребенке я наблюдаю эффект совсем другой системы образования - она провела большую часть времени в американских школах (и в частной, и в государственной), а последние 5 лет - в системе международного бакалавриата в Англии, где упор сделан как раз на гуманитарные науки, а главное - на умение анализировать материал и излагать свои мысли в письменном виде. Дочь пишет эссе даже по математике и химии, не говоря уж об истории и литературе! И сейчас я с радостью отмечаю, что она выросла со своей, независимой и часто оригинальной точкой зрения на многие события и явления, свободной от принудительного вдалбливания определенной доктрины. На уроках у них постоянно идут острые дебаты по самым разным темам, и учитель выступает практически наравне со студентами. При этом их научили уважать мнение другого, каким бы полярным оно не было по отношению к их собственному. В общем, мне эта система нравится гораздо больше советской, хотя наверное, в области математики и физики база знаний дается более слабая. Но для этого есть специализированные школы, главное - есть выбор!

Эту реплику поддерживают: Маша Гессен, Мария Генкина

Мне кажется, участники дискуссии упустили один аспект проблемы - а всем ли нужно образование. Как самоочевидное предполагается, что борьба держав или карьерные успехи в этом мире перевешивает личные ценности, включающие в себя способность воспринимать мир и себя как-то по-другому, чем через рациональные знания. Мне кажется, что вся дискуссия не об образовании, а о методе обучения - как легче человека научить быстрее всех залезать на пальму? Кнутом или пряником? Посулить ему кокос наверху или испугать экзекуцией внизу за неудачу? Или комбинация? Я не хочу лезть на пальму. Я хочу под ней сидеть. И научиться быть невидимым.

На сколько я могу судить, советское образование было калькой образования в Царской России. Только царя заменили на партию и комсомол. Ну и что в этом такого ужасного? Конформизм в той или иной форме воспитывается везде. В США с этим вообще тихий ужас. Нарисовать на переменке батальную сцену с кровью (о УЖАС!!!) это гарантированное отлучение от уроков и вызов родителей. Изображать пальцами пистолет в действии строжайше воспрещается. Все начиная с первоклассников вместо урока обязаны выслушать очередное выступление президента. Ну и гимн великому и могучему союзу штатов свободных вместо зарядки. В СССР хоть учили чему-то в школах.

Наталья, замечательная статья! Спасибо! Ностальгии по советскому образованию у меня нет. Воспоминания не самые приятные. Если кратко, то, на мой взгляд, в школе (особенно в начальной) в первую очередь детей нужно учить общению, любви к природе и  сотрудничеству и технологиям получения знаний. А в старших классах уже углубляться в предметы. А еще нужно менять психологию учителей.

Я училась в советских школах Москвы и за рубежом. Отец - работник МИДа. Мама - педагог. Знаю многое, о том, как было, исходя из личного опыта и по маминым рассказам.  Но, как говорится, время вспять не вернуть, даже коллективными усилиями  всех уважаемых "Снобов".

То, что происходит с системой образования сейчас - это, выражаясь языком сталлинских времён, ВРЕДИТЕЛЬСТВО. Ничего хорошего, при всём желании сказать не могу. Разве что, одно. Ещё остались среди педагогов единицы, которые за минимальную зарплату стараются научить детей хорошо читать, писать, считать. Они, совершенно, не в чести у администраций. Последним больше нравятся те, кто участвуя в показушных конкурсах, поднимают рейтинг школе.....

Министерство и районные отделы всячески поощряют внедрение новых программ, которые создаются с целью получить степень или немного прославиться, а  к улучшению  образовательного процесса близкого отношения не имеют. В каждой школе своя программа. А иногда и две,  и три по одному предмету. Главным образом, это касается математики. При переходе из одной школы в другую, надо брать репетиторов для адаптации.

А попадание в школу - это в лучшем случае деньги. Иногда - хождение по мукам. В большинстве случаев и то и другое.

Это всё в Москве.

Хорошая школа та, в которой учится уже четвертое поколение детей. 13-я (1 лицей) в Саратове.

А учат там выпускники этой же школы)

А я думаю, что все зависело и в советское время от конкретного человека - учителя. Нас учили думать, спорить, отстаивать свое мнение, давали его высказать. У нас были дивные учителя. А вот школы, в которых училась моя дочь, поражали меня тупостью и инертностью учителей. Хотя все они были на хорошем счету в округе. А на деле оказывалась полная профанация. В одной из школ, где есть собственный театр, детям не преподают литературу, а на мой вопрос - А как же дети научатся отстаивать свое мнение, как они будут развиваться? Мне было сказано, что нам не нужны, положительны отрицательные примеры русской литературы. Мама моя после этого не спала 3 дня. В другой школе уже в 11 классе учительница, по физике – классный руководитель, рассказывая о снайпере, герое Советского союза, женщине, заявила – Сначала людей убивала, а потом, пошла в школу работать, сеять вечное и доброе. Моя, конечно не выдержала – встала и сказала – Не людей, а врагов – фашистов.  Можно что угодно говорить о советской школе, но то, что она воспитывала нас в духе уважения к взрослым, старикам – этого не отнять. И в мою школьную пору, ветеранов за медали не убивали.

И потом 80% участников Сноба, где учились? В каких школах? И что-то я нигде не в одном профайле не видела – уборщица, продавец помидоров и огурцов. Большинство с учеными степенями!

 

Млада, а Вы не находите, что вот эта бешеная советская гонка за знаниями, как-то раздавила уважительное отношение к людям не "научных" профессий. Может, высокая недостижимая для большинства  людей планка, что все должны все знать, делает их ущербными. Отсюда и неуважительное отношение к обслуживающим профессиям?

Ой, вот не соглашусь я с Вами ни разу. В советское время рабочие получали больше, чем люди с учеными степенями. И жить им было гораздо проще, чем ученым. Гонка за знаниями? Я что-то этого не помню, и хотя я никогда не была отличницей, мне все было интересно. В нас развивали пытливость. И что плохого в здоровой конкуренции в школе? Когда ты не силен в математике, ты можешь сделать отличный доклад по истории или литературе. Обслуживающие профессии? А Вы разве не помните, сколько хамства и неуважения к клиенту было в советское время? Хотя и слова - то такого не было - клиент! Я сама работаю управляющим и за 12 лет работы в индустрии моды, у меня не было ни одного конфликта с клиентами. Как аукнется, так и откликнется. И еще о гонке за знаниями. А что в этом плохого? Человек рожден для познания, для развития. Зато сейчас заместитель моей коллеги, 25 летний молодой человек на просьбу купить салями Дон Кихот, сказал, что не запомнил названия и  записал: донкин хот!

 

Статья очень интерсная и вопрсос о школе или в общем случае об образовании очень сложный.

Ели мы посмотрим на историю то исторически было два типа школ. Вначале образование получал подмастерье учась у мастера. В этом образование было много плюсов: образование было индивидуальным, ученик мог немедленно на практике переносить знания в умение (skills) и что очень важно, ученик видел прямую зависимость между качеством и уровнем обучения (и выученности) и результатом: научилcя хорошо строгать, стол получился хорошим; понял как правильно удобрять, урожай вырос большой.Однако у этой систему были и недостатки. Во-первых, эффеkтивность бла низкой; во-вторых, кругозор был мал; решение о профессии принималось слишком рано...

Греки осознали это и придумали новую систему образования - классы, учитель и т.п. Масса плюсов (смотри выше), но и масса минусов. Главные - с которыми мы мучаемся до сих пор - разорванноcть между образованием и применением образования и система  оценок которая порождает нездоровую конкуренцию, ложные мотивации и т.п.

Почему я влез в историю? Только для того что бы сказать что нет и не будет одного  решения которое удовлетворит всех.

Мне уже много лет, я много видел, жизнь менялась на 180 несколько раз но я могу указать точку в моей жизни котороя определила праkтически всё  на всю жизнь - ценности, увлечения, друзей, специальноцть...Эта точка в моей жизни - 239 физ-мат школа в Ленинграде.

Когда моя дочка училась в младших классах в Америке я дымал что худшего образования для умных детей невозможно придумать - они не чему не учились; никто никого не заставлял; практически не было никаких мотиваций для того что бы быть ещё лучше и т.п. Когда она пошла в старшие классу, я стал плакать от зависти - таких возможностей для широты и глубины образования мне и не снилось.

Найти правильную систему образования для индивидуального ребёнка (и наверное не только ребёнка) в определённом возрасте будет одной из самых важных задач 21 века. Я знаю что серьёзные люди и серьёзные группы людей думают про это.

Я мало знаю про то что проишодит в Российском образовании сегодня. Но при всей моей не любви (мягко говоря) к Советскомю Союзу опыт Советского образования и что боле важно, опыт страны которая зделал хорошее образование важным критерием качества человека (если так можно сказать)  этот опыт стоит понять и может ка нибудь использавать.

Я доволен образованием школы СССР, учавствовал в олимпиадах, расширял кругозор тем, что преподавателям было интересно с учениками работать и они рассказывали очень интересные вещи, не касающиеся плановых занятий. Если говорить о школе, то школа была не только местом изучения предметов, но и была развита рядом развивающих кружков, секций.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости