Все новости

Студентка из Москвы обратилась к медикам с обморожением, а оказалась в психбольнице. Ее мать и адвокат предполагают, что так пытаются скрыть врачебную ошибку

Студентка из Москвы Кристина Кравцова потеряла сознание на улице и получила обморожение рук и ног. Вскоре после госпитализации девушку принудительно отправили в психиатрическую больницу. Об этой истории в фейсбуке рассказал адвокат Дмитрий Джулай, к которому обратились родители Кравцовой, предполагая, что студентке неправильно оказали помощь, а теперь пытаются скрыть врачебную ошибку. «Сноб» поговорил с защитником и матерью девушки Надеждой Герасименко, а также выяснил, что об этом думает столичный Депздрав

26 марта 2021 16:28
640.jpg Кристина Кравцова
Фото: Личный архив

Что говорят родители девушки?

  • 10 марта второкурсница Первого медицинского университета имени Сеченова Кристина Кравцова перестала выходить на связь с родителями. Оказалось, что она потеряла сознание по дороге к метро. По словам родителей, в тот день были сильные морозы, температура опускалась до -26 (при этом по данным Gismeteo температура днем 10 марта была не ниже 13 градусов — прим. «Сноб»). Домой Кравцову привез подобравший ее таксист. От переохлаждения студентка была в полуобморочном состоянии и говорила с трудом. Руки и ноги девушки были ледяными, а через какое-то время почернели и перестали двигаться. Ссадин, порезов и следов насилия на теле Кравцовой не было, запах алкоголя от нее не чувствовался. Родители вызвали скорую помощь, и студентку экстренно госпитализировали в городскую больницу номер 17.
  • На следующий день у девушки взяли анализы, поставили капельницу. Днем Кристина написала, что ей страшно и что она хочет домой. Поговорив с родителями, девушка успокоилась. Вечером она обрадовала мать, сообщив, что съела ужин, а пальцы у нее начали шевелиться. В 19:17 от студентки пришло последнее сообщение.
  • 12 марта родителям Кристины позвонили врачи. Заведующий отделением анестезиологии Михаил Носенко сообщил, что она в реанимации, а накануне вечером хотела уйти из больницы, и ее пытались удержать. Почему после этого девушку перевели в реанимацию, медик не объяснил. Зато рассказал, что ночью была вызвана психиатрическая бригада и сейчас Кристина привязана к кровати. Увидеть дочь родителям не разрешили. В распоряжении адвоката Кравцовой есть аудиозапись почти часовой беседы врача бригады со студенткой. На ней, со слов защитника, девушка отвечает на вопросы доктора адекватно и медик ведет себя вежливо.
  • 13 марта утром дежурный врач реанимации, до которого родители смогли дозвониться, рассказал, что психическое состояние Кравцовой резко ухудшилось, поэтому ее пристегнули к кровати и будят только, чтобы она поела. Во второй половине дня Герасименко сообщили, что Кристину госпитализировали в психиатрическую больницу имени Пучкова с диагнозом «острое полиморфное психическое расстройство». При этом семье не объяснили, что конкретно произошло за эти три дня, поэтому они заподозрили, что доктора могли допустить ошибку в лечении студентки — этим можно было бы объяснить «абсурдное» поведение сотрудников больницы. Вечером родители поехали в отделение, куда перевели Кравцову, но увидеть дочь им опять не разрешили. В отчаянии они вызвали полицию. Прибывшие правоохранители предложили написать заявление о незаконном удержании в больнице, что родители Кравцовой и сделали.
  • 14 марта девушку перевели в психиатрическую больницу имени Алексеева (ПКБ номер 1). Как выяснилось позже (об этом 16 марта сообщила заведующая отделением больницы имени Алексеева), тогда же врачи провели комиссию и приняли решение о принудительной госпитализации Кравцовой. На следующий день Симоновский районный суд принял постановление об этом.
  • Только 16 марта родителям удалось дозвониться до лечащего врача дочери. На их вопросы о физических повреждениях Кравцовой та не ответила, но сказала, что психическое состояние студентки в острой стадии и увидеть ее нельзя.
  • 18 марта Герасименко наконец удалось созвониться с дочерью по видеосвязи. В разговоре с корреспондентом «Сноба» мать студентки отметила, что добиться этого удалось чудом: «Нам постоянно говорили, что она спит, говорить не может». Она подчеркнула, что из-за препаратов девушка говорила с трудом. По словам женщины, пальцы на ногах и руках дочки заживают: «Все обошлось, их уже даже не нужно обрабатывать. Здоровью Кристины ничто не угрожает».

Что говорит адвокат Кравцовой?

Врачи ГКБ номер 17 могли неправильно оказать лечение девушке, предположил в своем посте адвокат семьи Кравцовой Дмитрий Джулай. По версии юриста, администрация ГКБ номер 17 в сговоре с ПКБ номер 1 пытается скрыть врачебную ошибку и уйти от ответственности.

В беседе со «Снобом» защитник рассказал, что Симоновский суд не дает ему ознакомиться с материалами дела о принудительной госпитализации студентки и под предлогом коронавируса не пускает в здание суда. После звонка корреспондента «Сноба» в пресс-службу Симоновского суда, адвоката допустили к материалам дела. Теперь Джулай и родственники Кравцовой планируют обжаловать решение судьи и добиться независимой психиатрической экспертизы.

Как происходящее объяснили в Депздраве?

24 марта редакция «Сноба» отправила запрос в Департамент здравоохранения Москвы и просила объяснить, имели ли врачи ГКБ номер 17 основания вызывать психиатрическую бригаду и почему доктора ПКБ номер 1 не сообщают родителям Кравцовой о состоянии их дочери. Через два дня представитель пресс-службы ведомства Василий Большедворский прислал ответ. В нем говорится следующее:

— пациентке при госпитализации в ГКБ номер 17 была оказана вся необходимая помощь, что зафиксировано в истории болезни, врачебных ошибок допущено не было;

— с матерью пациентки неоднократно общались представители ГКБ номер 17, которые давали ей подробные разъяснения по проведенному лечению;

— по хирургическому статусу пациентка не нуждалась в стационарном лечении и была выписана под амбулаторное наблюдение с рекомендациями лечащего врача;

— основанием для госпитализации в психиатрическую больницу может служить только наличие психического расстройства, лечение которого возможно лишь в условиях психиатрического стационара с круглосуточным режимом наблюдения;

— решение о госпитализации пациента в психиатрическую больницу без его согласия принимается исключительно судом;

— врачи могут предоставить родным информацию о лечении в психиатрической больнице только при согласии пациента.

Подготовила Кристина Боровикова

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Геи и лесбиянки в императорской России. Была ли свободной любовь при Николае II

Девушка стала следователем, чтобы добиться задержания убийц своего отца. Через 23 года после преступления у нее это получилось

Богомолов, Минаев, Супер. Что пишут о фильме Ксении Собчак про «скопинского маньяка»

Поддержать лого сноб
Читайте также
Федор Катасонов
В Нижнем Тагиле в двух больницах массово уволились врачи — более 14 ведущих специалистов ушли с работы. Все они жалуются на ужасное состояние инфраструктуры, мизерные зарплаты, отсутствие грамотного менеджмента, высокую нагрузку (более 60 часов в рабочую неделю) и, что гораздо важнее, говорят о профессиональном выгорании. На эту проблему обращают внимание во всем мире. Заметка Саймона Дж. Талбота и Уэнди Дин в Stat широко обсуждалась в Америке и Европе. С разрешения Stat мы публикуем перевод статьи с комментарием врача-педиатра Федора Катасонова
Федор Катасонов
Если у вас есть дети, вы наверняка сталкивались с одной из очень частых ситуаций, которые описаны ниже. Решения, принятые врачами в этих ситуациях, с точки зрения современной медицины как минимум некорректны. Педиатр Федор Катасонов объясняет, почему, несмотря на обилие современной доказательной информации, врачи продолжают их принимать
Вадим Палько
Каждый третий пациент, который вылечился после заражения новым коронавирусом, может затем всю жизнь страдать от повреждения легких, хронической усталости и психологических расстройств, пишет The Daily Telegraph со ссылкой на специалистов Национальной службы здравоохранения Великобритании