Все новости

У членов ОНК новый кодекс этики. ‎Теперь о происходящем в российских СИЗО и колониях мы будем знать еще меньше

Общественная палата утвердила новую редакцию кодекса этики членов общественных наблюдательных комиссий (ОНК). «‎Сноб» рассказывает о том, как теперь будут работать правозащитники, чем нововведения грозят заключенным‎ и связаны ли изменения с недавним исключением из состава комиссии Марины Литвинович

23 апреля 2021 19:09
KNO_005067.jpg
Фото: Влад Некрасов/Коммерсантъ

Что произошло

В кодексе этики членов ОНК появилось три нововведения. Теперь члены комиссии не имеют права:

  1. Распространять информацию, полученную в ходе исполнения обязанностей, от имени всей комиссии без согласования с другими ее членами.
  2. Допускать неуважительного отношения к своим коллегам, представителям органов государственной власти и администрации мест принудительного содержания, к лицам, находящимся в этих учреждениях.
  3. Разглашать информацию, полученную в ходе проведения контроля от лиц, находящихся в местах принудительного содержания, без их разрешения.

Что это значит

Бывший член ОНК Марина Литвинович рассказала «‎Снобу», что самое важное из новых требований — необходимость получать согласие на разглашение информации от людей, находящихся в СИЗО и колониях: «‎Проблема в том, что на человека, сидящего в тюрьме, очень легко надавить, потому что он сильно зависит от администрации учреждения, которое фактически распоряжается его жизнью. Заключенному могут угрожать, требуя не давать члену ОНК разрешение разглашать определенную информацию»‎.

Литвинович напомнила, что до новой редакции кодекса этики члены ОНК должны были получать от заключенных разрешение только на публикацию медицинской информации и фото лица или побоев: «‎У нас были случаи, когда у одного заключенного гнила нога, и ему не оказывали медпомощь. Он разрешил нам сфотографировать его и дал согласие на публикацию фото. Я пришла домой, и через пару часов после встречи с ним мне на почту пришло письмо, подписанное этим человеком. В письме было написано: "Я отзываю согласие, данное мной на публикацию фотографии моей ноги". В результате я не опубликовала фото, он не получил помощь».

Евгений-Разумный-Ведомости-ТАСС-Text.jpg

По словам Литвинович, заключенный может отозвать свое согласие на разглашение определенной информации уже после того, как она будет опубликована. Тогда, по новым правилам, члена ОНК могут исключить. «‎Это приведет к тому, что члены ОНК станут просто молчать. Это очередной шаг к уничтожению общественного контроля. Я связываю нововведения с моей прошлой деятельностью. Они никому не хотят давать возможности высказываться так же активно, как когда-то высказывалась я»‎, — считает Литвинович.

Ее бывшая коллега по ОНК Ева Меркачева считает, что новый кодекс по сути означает «уничтожение ОНК». При этом ответственный секретарь комиссии Алексей Мельников заявил «Подъему», что подобные ограничения существовали и раньше. «Они [Литвинович и Меркачева] всегда что-то критикуют. Чья бы корова мычала. Я всегда выступал за то, чтобы были более понятны и регламентированы некоторые пункты в кодексе этики. По большому счету, ничего особо и не изменилось», — подчеркнул Мельников.

Что в последнее время происходило с ОНК

В начале апреля Марину Литвинович исключили из ОНК. Общественная палата РФ обвинила ее в нарушении закона о комиссии, регламента ОНК и кодекса этики ее членов. Сама Литвинович считает, что причина в другом — ранее в интервью «Снобу» она рассказала, что связывает свое исключение с правозащитной деятельностью: «Уверена, что следователи ФСБ на меня зуб точили уже давно, потому что они привыкли работать в "тишине"».

Благодаря работе членов комиссии, например, самой Марины Литвинович стало известно:

  • о коллапсе с размещением арестованных во время зимних акций протеста;
  • о пытках в СИЗО «через приседания»;
  • об изъятии писем и посылок у Сергея Фургала;
  • о жалобах арестованных по делу Ивана Голунова полицейских на давление следствия.

Подготовили Асхад Бзегежев и Кристина Боровикова

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
Читайте также
Марину Литвинович исключили из состава ОНК. О том, кто следующий покинет комиссию, от какой партии она пойдет в Госдуму и почему правозащитная деятельность стала для нее такой же важной, как расследование теракта в Беслане, Литвинович рассказала «Снобу»
Дарья Миколайчук
Жизнь осужденных в России сопряжена с понятными проблемами и травмирующим опытом. Трансгендерные люди, попавшие в СИЗО и колонии, считаются особо уязвимыми заключенными. Они намного чаще сталкиваются с дискриминацией, насилием и сложным выбором — вынужденное одиночество или собственная безопасность. «Сноб» рассказывает, что с ними происходит в местах лишения свободы
Андрей Аксенов
Комментируя дело студенческого издания DOXA и протестное движение в целом, многие говорят, что современная российская власть, преследуя молодежь, в том числе за ее политические взгляды, совершает большую ошибку. В истории России, как заметил Борис Акунин, на рубеже XX века уже была проиграна одна «война» с молодыми людьми — ее итогом стала революция. С писателем согласен и автор подкаста «Закат империи» Андрей Аксенов, который специально для «Сноба» написал о том, как разгон празднования юбилея Санкт-Петербургского университета в 1899 году привел студентов к идее о необходимости противостояния царской администрации и даже политическому терроризму