Все новости

«Я хочу, чтобы журналисты умирали старыми». Что сказал главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов на вручении Нобелевской премии мира

10 декабря в Осло прошла церемония вручения Нобелевской премии мира. Одним из двух ее лауреатов в 2021 году стал главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Что он сказал на церемонии — в цитатах на «Снобе»

10 декабря 2021 17:22

Повторил речь Сахарова

«Я убежден, что свобода убеждений, наряду с другими гражданскими свободами, является основой прогресса. Я защищаю тезис об определяющем значении гражданской и политической свобод в формировании судеб человечества. Я убежден, что международное доверие, <…> разоружение и безопасность немыслимы без открытости общества, свободы информации, убеждений, гласности <…>. Мир, прогресс, права человека — эти три цели неразрывно связаны».

Это — из Нобелевской речи академика Андрея Сахарова. <... > Я посчитал необходимым, чтобы слова Сахарова прозвучали здесь второй раз. Почему это так важно сейчас для нас, для меня? Мир разлюбил демократию. Мир разочаровался в правящих элитах. Мир потянулся к диктатуре. Возникла иллюзия, что прогресса можно достигнуть технологиями и насилием, а не соблюдением прав и свобод человека.

Такой вот прогресс без свободы. Такое молоко без коровы.

Сказал о милитаристской риторике пропагандистских госканалов и напомнил про Чечню

Во время чеченской войны на одном вокзале стояли на рельсах пять белых вагонов-холодильников. Возле них круглосуточно была охрана. Это был морг на колесах 124-й лаборатории Министерства обороны. В рефрижераторах хранились неопознанные тела солдат и офицеров. У многих уже не было лиц от прямых попаданий или пыток. Начальник лаборатории капитан первого ранга Щербаков делал все, чтобы не осталось безымянных солдат.

И в небольшом домике возле путей стоял телевизор. В креслах, как в зале ожидания, сидели матери и отцы пропавших без вести солдат. А оператор с видеокамерой транслировал на экран одно за другим изображения тел. Одно за другим. 458 раз. Столько военных лежало на полках этих вагонов при минус 15 градусах в своем последнем поезде, пришедшем по маршруту «Война — Смерть». Матери, которые по многу месяцев искали в горах и ущельях Чечни своих мальчиков, увидев на экране лицо своего сына кричали: «Это не он! Это же не он!». А это был он.

Нынешние идеологи продвигают идею смерти за Родину, а не жизни за Родину. Не дадим этому их телевизору снова себя обмануть.

Об отношениях России и Украины

Гибридные боевые действия, трагическая, безобразная и преступная история с «Боингом МН-17» разрушили отношения России и Украины. И я не знаю, сумеют ли следующие поколения их восстановить. <...> Но я знаю — войны заканчиваются с опознанием солдат и обменом пленными.

Вспомнил слова Горбачева, который тоже получал Нобелевскую премию мира

Я хочу вспомнить еще одного человека, получившего Нобелевскую премию мира в этом зале в 1990 году. Москва. Кремль.18 апреля 1988 года. Идет заседание Политбюро. Один из советских министров требует оставить войска в Афганистане, Михаил Горбачев жестко прерывает его: «Прекрати свой ястребиный клекот!».

«Прекратить ястребиный клекот!». Чем не современная программа для политики и журналистики — наладить жизнь без похоронок?

О Лукашенко и его игре «на грани большой крови»

Белорусские самолеты увеличили рейсы в Минск с Ближнего Востока осенью этого года более чем в четыре раза. <...> Его (Лукашенко) военные гонят под автоматами беженцев с Ближнего Востока на цепи автоматчиков, охраняющих границы Евросоюза. Стороны обвиняют друг друга, а обезумевшие люди мечутся буквально между двух огней.

Так и организуются вооруженные провокации и конфликты. Мы, журналисты, выяснив, как это устроено, сделали свою работу. Дальше — дело политиков.

Рассказал о пытках в российских тюрьмах

Народ для государства или государство для народа? Это главный конфликт сегодня. Этот конфликт Сталин решал массовыми репрессиями. Практика пыток в тюрьмах и во время следствия сохранилась и в современной России.

Жестокое обращение, изнасилования, ужасные условия содержания, запрет на свидания, на звонок матери в день ее рождения, бесконечное продление сроков содержания под стражей. До суда за решетку отправляют людей с тяжелыми заболеваниями, у них в заложниках больные дети, от них требуют признания вины без предъявления доказательств.

<...> Пытки должны быть признаны тяжелейшим преступлением против гуманности.

О политических преследованиях

Уголовные дела по фальшивым обвинениям часто носят у нас политический характер. Оппозиционного политика Алексея Навального держат в лагере по ложному доносу российского директора крупнейшей парфюмерной компании из Франции. Заявление директор написал, но в суд вызван не был и потерпевшим себя не признал… А Навальный — сидит. Сама парфюмерная компания предпочла отойти в сторону, надеясь, что запах этого дела не повредит аромату ее продукции.

Высказался о попытке ликвидировать «Мемориал»*

Две тенденции борются сейчас в России. С одной стороны, президент России помогает установить памятник к 100-летию академика Сахарова. А с другой стороны, в нашей же стране Генпрокуратура требует ликвидировать общество «Мемориал»*. Напомню, «Мемориал»* создал Сахаров.

«Мемориал»* — не «враг народа». «Мемориал»* — друг народа.

О темных временах в российской журналистике

Журналистика в России сейчас переживает темные времена. За несколько последних месяцев уже более ста журналистов, медиа, правозащитников и НКО получили статус «иностранных агентов». В России это — «враги народа». Многие наши коллеги остались без работы. Кто-то вынужден уехать из страны.

<...> Теперь вместо «философского парохода» улетает «журналистский самолет».

Кому на самом деле посвящена премия, которую получил Муратов

Эта премия — всей настоящей журналистике, моим погибшим коллегам из «Новой газеты» — Игорю Домникову, Юрию Щекочихину, Анне Политковской, Анастасии Бабуровой, и Стасу Маркелову, Наташе Эстемировой. Эта премия и живым коллегам, сообществу, которое выполняет профессиональный долг.

За день до объявления об этой награде мы отметили 15 лет со дня убийства Анны Политковской. Убийцы получили справедливые приговоры, но заказчик преступления не найден, а срок давности истек. Официально заявляю: редакция «Новой газеты» этот срок давности не признает.

Давайте встанем и почтим минутой молчания наших с Марией Рессе коллег-репортеров, отдавших жизни за эту профессию, и поддержим тех, кто подвергается преследованиям. Я хочу, чтобы журналисты умирали старыми.

Что важно знать:

Вместе с Муратовым Нобелевскую премию мира получила филиппинская журналистка Мария Ресса. Их наградили за «усилия по защите свободы слова, которые являются важной составляющей демократии и мира».

Денежную часть премии Муратов решил передать на благотворительность и поддержку независимых СМИ.

* Организация признана Минюстом иностранным агентом

Следить за событиями удобно в нашем новостном телеграм-канале. Присоединяйтесь