Михаил Кругов

О НАЧАЛЬНИКАХ ПАРТИЙ

У большевиков до 1927 года не было «начальника партии». Тот же Ленин был «лейблом», который в решении вопросов имел столько же прав, сколько и любой другой член политбюро. При этом все члены руководства были вполне самостоятельными политическими фигурами, которые сделали себя сами. А потому при голосовании по любому вопросу исходили из собственных представлений о правильном решении. Не случайно тот же Ленин жаловался, что не так уж часто ему удается провести свой вариант решения – обычно это бывает какой-то компромисс. Или вообще противоположное предложенному им.  Только когда Сталин разгромил оппозицию, у партии появился «начальник» – он сам. И так как его пост назывался «секретарь», начальник стал называться секретарем. Вопреки смыслу этого слова. А члены политбюро из партнеров превратились в членов свиты вождя. 
2

О дружбе

Среди рассказов О.Генри есть несколько про мужскую дружбу. Все без исключения очень душевные и, безусловно, украшают литературное наследие американского писателя. По крайней мере, лично я перечитываю их с большим удовольствием. При этом я всегда думал, что они все выдуманные – представляют собой продукты сентиментального фантазирования автора. Однако недавно понял, что это, возможно, далеко не так. Знакомый рассказал современную историю про двух друзей из сибирской глубинки. Они дружили со школы и были, что называется «не разлей вода» почти три десятка лет, когда с одним из них случилось несчастье – попал в тюрьму. Это был тот самый случай, когда в тюрьму попадает не явный злодей, а жертва обстоятельств и собственной дури. Так или иначе, один из друзей получил существенный срок – что-то около пяти лет. Так вот, его друг уволился с работы, переехал в городок, где находилась колония, и устроился в нее охранником. Чтобы иметь возможность насколько возможно облегчать своему другу заключение. Остается только пожалеть, что сегодня у нас нет писателей вроде О.Генри или В.Шукшина. В ситуации неуклонного одичания общества литература с такого рода сюжетами многим бы скрашивал жизнь. Естественно, только в психологическом плане. Но хотя бы так.
0

Вторая волна

Смысл нынешних революций в арабском мире вполне понятен, если рассматривать их через призму процесса общественного развития. А не коспирологии или политических игрищ. В этом случае мы наблюдаем второй этап перехода арабского мира на индустриальный уровень развития. Разумеется, если под этим процессом понимать не индустриализацию экономики, а трансформацию общественного устройства. Любое общество устроено по рецептам доминирующего в его элите мировоззренческого учения – религии или идеологии. Потому что именно мировоззренческое учение задает конструкцию общества – устройство его институтов и модели жизнедеятельности. В патриархальном обществе его устройство определяется монотеистической религией, которая постулирует пирамидальную конструкцию власти, ее наследственный характер, разделение субъектов общества на привилегированные и «простые» сословия,  авторитарную модель управления. В пришедшем на смену патриархальному индустриальном обществе в элите доминируют материалистические идеологии – либерализм, социализм и их производные. Эти мировоззренческие учения задают существенно другую конструкцию общества – равенство всех сословий, демократический механизм формирования власти, ее подотчетность обществу, широкий спектр гражданских свобод. Различия в конструкции общества определяют разницу в эффективности общественных отношений и деятельности общества в целом. Поэтому индустриальное общество приходит на смену патриархальному по причине своей прогрессивности – является более высокой ступенью общественного развития. так что если общество развивается, оно рано или поздно должно осуществить переход с патриархального на индустриальный уровень развития. Но так как в элите всегда остаются достаточно мощные консервативные силы, причем, как правило, находящиеся на вершине власти, этот переход осуществляется через изменение общественного устройства в достаточно жесткой форме. Вплоть до революции. В русле европейской цивилизации переход на индустриальный уровень развития происходил на протяжении 18-20 веков. И самыми жесткими эпизодами этого процесса были как раз «буржуазные революции» – английская, французская, русская. Процесс общественного развития протекает с заметным ускорением и потому переход арабского общества на индустриальный уровень развития происходит в гораздо более быстром темпе. Он начался во второй половине 20 века в виде антифеодальных революций в части арабских стран, которые покончили в них с патриархальной конструкцией общества. К этому времени в арабских странах сформировалась достаточно большая группа индустриально (социалистически и либерально) ориентированной элиты, которая в результате и пришла к власти. При этом первая волна перемен не смогла полноценно перевести эти страны на индустриальный уровень развития – созданные институты индустриального общества и провозглашенные демократия и свободы в существенной степени оказались формальными. Так что не случайно еще года назад свергнутый недавно президент Туниса получил на выборах 80% голосов. За полвека доля индустриально ориентированной элиты в арабских странах существенно возросла. Причем на всех этажах социальной лестницы. Тогда как «пионеры» социализации и либерализации арабского общества фактически перешли к реставрацией патриархального общества с сохранением индустриального декора. Как в свое время Наполеон из революционера превратился в императора. Естественно, что новые поколения индустриально ориентированной арабской элиты такая смена ориентации процесса общественного развития категорически не устраивает. Они прекрасно понимают декоративный характер имеющихся в арабских странах индустриальных конструкций и механизмов, но при этом не имеют доступа к власти, и, соответственно, не имеют возможности превратить их в реальные конструкции и механизмы. Именно эта часть арабской элиты составляет большинство политической оппозиции «пионерам». Тогда как исламистские радикалы представляют собой лишь самую шумную и скандальную часть политической оппозиции. Не случайно в Египте поддержка «братьев-мусульман» сопоставима с поддержкой в России Жириновского.     При этом все прошедшие десятилетия мощь индустриально ориентированной элиты непрерывно возрастала, тогда как сила деградирующих «пионеров» непрерывно слабела. В прошлом году настал момент, когда оппозиция в полуиндустриальных арабских странах обрела мощь, достаточную для свержения наполеончиков. Одновременно стремительный рост цен на продовольствие до предела возбудил «улицу». Оппозиция этим воспользовалась – подняла «улицу», которая начала свергать власть «пионеров». Таким образом, мы наблюдаем естественное течение в арабском мире процесса общественного развития. А опыт перехода на индустриальный уровень развития в русле европейской цивилизации показывает, что вторая волна вряд ли завершит переход на этот уровень арабского мира. Так в Европе мощные патриархальные общества (Россия, Германия, Австро-Венгрия) существовали до начала 20-го века. Скорее всего, какие-то из арабских стран еще достаточно долго будут топтаться на патриархальном уровне – Саудовская Аравия, монархии Персидского залива, Марокко. Пример Турции, уже целый век вживающейся в индустриальный образ и так пока до конца в него не вжившейся показывает, что в мусульманском мире такие процессы вообще идут очень медленно. Для сравнения Россия, практически одновременно с Турцией перешедшая на индустриальный уровень развития, за 20-й век этот этап уже прошла и сегодня пребывает в кризисе, связанном с переходом на следующий уровень развития – информационного общества. Так что вторая волна, скорее всего, приведет к появлению нескольких арабских «турций». Ими могут стать Тунис, Алжир, Ливия, Египет, Сирия, Палестина, Йемен. Точнее, какие-то из этих стран это смогут сделать. Затем потребуется какое-то время на процесс развития этих стран на индустриальном уровне – достижения сопоставимого с турецким уровня демократии и эффективности общественных институтов. После чего придет время третьей волны, которая запустит процесс перехода на индустриальный уровень развития арабских монархий и неудачников второй волны. Наконец, четвертая волна в целом завершит процесс перехода всего арабского мира на индустриальный уровень развития – все арабские страны будут иметь общественные институты индустриального типа и обретут свободу и демократию на уровне современной Турции. То есть, что было (в Европе), то и будет (в арабском мире).
4

Приближается закат семиклановщины?

Нынешнюю систему политической власти в России по аналогии с известными примерами из давней и недавней нашей истории можно назвать семиклановщиной. Четыре клана силовиков и три олигархических клана последние десять лет совместно рулят страной. И единственное, что они смогли сделать за эти тучные годы, это организовать очередной застой. Из которого, к слову, они все к нам и пришли. Но так как нынешние рулевые и их интеллектуальная обслуга мало что смыслят в общественных процессах вообще и экономическом развитии в частности, застой получился гораздо более убогий в сравнении с брежневским. По заявлению главбуха правительства Кудрина бюджет уже балансируется только при цене нефти 120 долларов за баррель, при том, что ее экономически обоснованная цена составляет 40-50 баксов.  В итоге при нынешней чисто спекулятивной цене нефти 120 долларов страна вместо сверхдоходов только-только сводит концы с концами.   Общество осознает все, что с ним происходит, разумеется, только интуитивно. И, естественно, когда процесс уже явно пошел и понятно в какую сторону. Но осознав, что именно с ним происходит, общество делает соответствующие выводы. После чего выходит из повиновения и меняет власть. Неважно, удачно или нет. Главное, что выводы общества о несостоятельности имеющейся власти всегда оказываются верными. Потому что коллективный разум объективнее воспринимает реальность в сравнении с политиками и политологами. Не случайно политические катаклизмы неожиданно происходят именно для них, но никак не для общества. О чем свидетельствует его первая реакции в виде чего-то сильно похожего на «вздох облегчения». То есть, хотели и дождались. Как бы потом ни развивались события. Так что получается, если формируется устойчивый запрос общества на смену власти, он обязательно удовлетворяется. И как бы потом ни причитали политические неудачники на тему «глупости народа», всегда получается, что он оказывается правым. А политики, которые этого запроса не слышали или неправильно поняли, уходят в политическое небытие. То, что при заоблачных ценах на нефть рейтинги тандема стабильно снижаются и уже опустились в среднем до 50% (причем при абсолютной лояльности проводящих опросы социологов), свидетельствуют, что  процесс разочарования общества властью приобрел устойчивый характер. И так как рост цены нефти до 200 долларов представляется слишком маловероятным, реальных способов изменить ситуацию у власти нет. В самом деле, не мантрами же об «инновациях» или «социально ориентированной экономике». Чай не конец 80-х. Тандем – лейбл семиклановщины. Ее «торговая марка». То, что она устойчиво теряет привлекательность в общественном сознании, а у ее менеджеров нет ресурсов переломить тенденцию, свидетельствует, что дело идет к закату госкорпорации «Путин и Ко». К слову, на Западе, похоже, это  тоже уже ясно понимают. По крайней мере об этом свидетельствует новый рейтинг самых влиятельных персона мира по версии журнала «Time». В нем из целых 100 мест уже не нашлось даже одного места для членов тандема. Очень это похоже на их уже «списали». И это при том, что Западу семиклановщина объективно выгодна – ее руление обеспечивает устойчивую деградацию страны без каких-либо усилий извне.
3

ДАМЫ ВПЕРЕД!

Несколько лет назад на глаза попалась статистическая информация  о росте численности женщин в составе власти. Экстраполяция приведенных данных свидетельствовала, что если процесс будет продолжаться прежними темпами, лет через 50 женщины будут, безусловно, доминировать в составе власти. Я о давней информации вспомнил в преддверии женского праздника. А раз вспомнил, то решил попробовать разобраться в содержании замеченного статистиками феномена. У статистики есть неприятное свойство – если она что-то замечает, то это объективно. Спорить можно только о сущностях. Но не о самом факте. Так что если статистика обнаружила факт устойчивого роста числа женщин во власти, то это объективная реальность. Но статистика демонстрирует лишь масштабы явления, его прошлую и текущую динамику. И ничего не говорит о сути, предназначении и темпе дальнейшего развития явления. Соответственно, в сущность обнаруженной статистиками устойчивой тенденции требуется специально разбираться. Так вот, анализ показал, что передовое человечество действительно ожидает пришествие матриархата. И в обозримом будущем во всех развитых странах женщины займут доминирующее положение во власти. Причем не только в политической, но и во всех остальных сферах общества.   Причина смены пола власти, как представляется, в том, что женщины более адекватны формирующимся в развитых странах условиям постиндустриального общества – более сложным и менее однозначным. Во-первых, за счет своей большей в сравнении с современными мужчинами надежности, ответственности, осторожности, старательности, аккуратности, осмотрительности, гибкости, инициативности, динамичности, мобильности, упорстве. По сути, во всех деловых показателях. Во-вторых, женская половина выглядит более качественно и в этическом измерении. Так если среди женщин «стервы» составляют дай бог 3-5%, то среди мужчин «козлов» гораздо больше – 15-20%. Разумеется, по самым поверхностным прикидкам. Как следствие, женщины более эффективны в деле управления всеми современными институтами – требующими более тонкой настройки и «руления» в сравнении с институтами индустриальной эпохи. С позиций чисто механистического подхода тоже все дело идет к переходу власти к женщинам. Потому что любой процесс обязательно проскакивает «точку равновесия» противодействующих сил. И обязательно какое-то время продолжается в «зеркальном» варианте. А потому и с этой позиции начавшийся полтора века назад процесс эмансипации женщин должен проскочить «точку равновесия» и привести к доминированию женщин во власти. При этом ничего необычайного в ожидаемом феминистском перевороте нет и с исторической точки зрения. Потому что в древности матриархат уже существовал. Это случалось, когда имела место сходная ситуация – общество поднималось на существенно более сложный уровень развития. При этом в некоторых условиях женщины оказывались в большей мере, в сравнении с мужчинами, адекватны новым реальностям. Речь, разумеется, идет не обо всех женщинах, и, тем более, не о «кухарках». Только о представительницах прекрасного пола, обладающих способностями к управлению и тягой к лидерству. При этом стоит отметить, что хотя среди мужчин обладателей управленческих способностей суммарно в три раза больше, чем обладательниц управленческих способностей среди женщин, качественных управленцев-мужчин в конечном итоге в три раза меньше, чем качественных управленцев-женщин. Это, разумеется, тоже весьма условные оценки. Тем не менее, ситуация в целом действительно выглядит так, словно среди мужчин количество перестало переходить в качество. Возможно, потому что они достигли потолка своих способностей. Хотя более вероятно, что новые условия требуют иной комбинации способностей. Или их соотношения. Например, вполне возможно, что всеобщая компьютеризация так изменила управленческий труд, что более важную роль стали играть способности, более развитые у женщин. Не исключено, что из-за сложности и неоднозначности условий новой эпохи существенно более важную роль стало играть интуитивное мышление. А женская интуиция качественнее мужской.    Современные экстремальные ситуации ярче всего демонстрируют преимущества женского управления. У кого в ЕС после случившегося мирового экономического кризиса дела обстоят лучше всего? В скандинавских странах и Германии. То есть, там, где «вес» женщин во власти выше всего. И хуже всего дела обстоят у стран с преимущественно «мужским» правлением. Неадекватность мужчин современным условиям особенно наглядно демонстрирует наша новейшая история. И не только потому, что в условиях перманентного сорокалетнего кризиса наш сильный пол деградировал в неизмеримо больших масштабах в сравнении с нашими женщинами. Увы, вся наша мужская власть уже три десятилетия выглядит провинциальной труппой любителей на сцене Большого театра – нахальной и непрофессиональной. Как результат, имеем топорное реформирование, грубое и примитивное управление, вопиющую неэффективность на всех уровнях. В сущности, единственный рецепт, который мы еще не испробовали для преодоления кризиса – передача власти женщинам. Хотя стоит напомнить, что в аналогичной ситуации (после великих потрясений конца 17-го – начала 18-го столетий) наше общество привели в божеский вид последовательно правившие четыре императрицы. Так что успешный опыт выхода общества из полосы потрясений под руководством женщин у нас имеется. Сказанное, разумеется, не касается тех из наших женщин-менеджеров, кого успела испортить советская школа управления.   Наконец, последний вопрос – что тормозит развитие процесса перехода власти к женщинам? Инерция общественного мышления уже не играет существенной роли. По крайней мере, в развитых странах, о которых идет речь, в общественном сознании женщины давно уравнялись в правах с мужчинами. Тем не менее, в этом деле имеются существенные проблемы. Женщины должны, во-первых, легитимировать свое право на доминирование в составе власти. Точнее, получить идейное обоснование своего более высокого качества на этом этапе развития цивилизации. Во-вторых, они должны консолидироваться – объединиться в работоспособные общественные структуры, которые позволят им добиться нового общественного статуса. И первое, и второе дает качественное идеологическое обеспечение. Только оно  и легитимирует, и консолидирует. И когда такое идеологическое обеспечение будет создано, переход власти к женщинам будет делом техники и нескольких лет. По крайней мере, в развитых странах. Так что удачи вам, женщины!
0

ЕЩЕ РАЗ ПРО ШКОЛУ

Продолжающаяся в российском информационном пространстве дискуссия о новом образовательном стандарте все в большей мере подтверждает известное наблюдение Филиппа Филипповича о том, что разруха всегда имеет место сначала в голове. Тогда как в виде разрухи в окружающем пространстве наблюдаются лишь последствия разрухи в головах. С этой точки зрения разруху в системе среднего образования нужно рассматривать через призму Змея Горыныча – с положения дел в трех разных головах. А именно – в голове ученика, голове учителя и голове чиновника от образования. Тогда как образовательный стандарт – это условия окружающей среды, воздействие которых на результат и не самое существенное, и, самое главное, очень существенно зависит от качества перечисленных голов. Потому что при высоком качестве всех трех голов роль образовательного стандарта окажется минимальной. Особенно если учесть, что в любом деле первичное предназначение стандарта – дисциплинировать недостаточно добросовестных исполнителей (работников и начальников). Чтобы они делали что положено, а не то, что им нравится или удобно. Так что образовательный стандарт направлен не на учеников (материал), а  на учителей и чиновников образовательной сферы (исполнителей). И суть подготовленного проекта – снижение уровня требований к результатам их работы. Тогда как забота об учениках и общественных интересах – лишь антураж. Про ситуацию с головами учащихся я уже писал. Для них важно улучшить условия обучения. На мой взгляд – ввести разное по продолжительности среднее образование. Но это, разумеется, необходимо делать лишь в том случае, если считать, что система общего  образования должна выпускать граждан. Тогда как работников должна выпускать система профессионального образования. С головами учителей проблема важнее и сложнее. В принципе, у нас имеет место катастрофическая деградация педагогических кадров. Настоящих педагогов практически не осталось. Раньше во многих школах обязательно были талантливые педагоги. Пусть немного, но одного-двух хватало, чтобы «вытянуть» часть учеников на высокий уровень интеллекта. Лично мне в этом смысле повезло – меня «сделали» два учителя. В восьмилетней школе это была учитель русского языка и литературы. В десятилетке – учитель физики. Что касается голов чиновников от образования, то их качество не отличается от качества остальной власти. В коридорах министерства образования мне бывать не довелось. Как и в академии образования. Но лет семь назад мне приходилось бывать в школе. Наглядно иллюстрировало качество управления образовательным процессом наличие у директора девяти заместителей. Школа, правда, называлась учебным комбинатом (в ее составе был детсад). Тем не менее, такое количество заместителей однозначно говорит о том, что фактически наличествует бюрократическая кормушка, которой качественные педагоги не нужны в принципе. При этом директор школы своим обликом, обхождением и вазомоторными реакциями вызывал ассоциации только с известным литературным персонажем – «голубым воришкой». Так что новый стандарт лишь подгоняет качество деятельности  нынешней системы общего образования под имеющееся качество педагогов и чиновников - поспешает вслед за их деградацией. Смысл любой реформы – повышение качества результата деятельности. Поэтому реформой нынешние образовательные новации называются только для солидности. Точнее, для введения общества в заблуждение.
9

Власть, к сожалению, этический маяк общества.

В обществе условно только 30% граждан имеют устойчивую этику, на которую не оказывают влияние имеющиеся общественные условия. Из них тоже условно половина имеет положительную этику (правовую), а половина – отрицательную (неправовую или криминальную). Тогда как остальные 70% имеют неустойчивую этику, которая подстраивается под этическую ориентацию власти. Если в ней доминируют люди с положительной этикой, существенная часть этически неустойчивых граждан подстраивают свою этику под положительные «стандарты» поведения и деятельности. Если во власти доминируют лица с отрицательной этикой, они перестраивают свою этику на отрицательные «стандарты» и, соответственно, дичают.   Здоровым является только общество, подавляющая часть граждан которого имеет положительную этику. Потому что она – основа естественного общественного взаимодействия. Тогда как граждане с отрицательной этикой вынуждены пересиливать себя – из боязни наказания соблюдать основанные на положительной этике правила общежития. Кроме отдельных маргиналов, не способных держать себя в руках и потому совершающих правонарушения. Общественный организм действует так же как физиологический организм. И заболевает так же, как физиологический организм – если по аналогии с микробами доля граждан с отрицательной этикой существенно увеличивается за счет граждан с неустойчивой этикой. Что происходит в том случае, если во власти начинают доминировать лица с отрицательной этикой. Ориентируясь на такую власть, большинство общества начинает перестраивать свою этику на отрицательные «стандарты». Что отмечает известное наблюдение, что «рыба гниет с головы». Увы, большая часть граждан прагматична. И потому изменяет свои этические представления, ориентируясь на условия общественной среды. Но никак не на доводы мыслителей и проповедников. И так как условия общественной среды своей этикой формирует власть, граждане перестраивают свою этику на этические «стандарты» власти. Здраво рассуждая, что «с волками жить – по волчьи выть».  Если доля граждан с отрицательной этикой достигает критической величины, общество погибает. Оно может выжить только в том случае, если у него хватит сил побороть «болезнь». Соответственно, у граждан с положительной этикой хватит сил изменить состав власти – добиться доминирования в ней лиц с положительной этикой. Тогда вслед за властью большая часть граждан начнет перестраивать свою этику на положительные «стандарты». Глобальные общественные потрясения всегда ведут к одичанию общества. Как результат того, что они взбаламучивают общественную среду и «наверх» общественной организации «всплывают» этические маргиналы. Будучи лишенные этических ограничений, они оказываются более конкурентоспособными в сравнении с людьми с положительной этической ориентацией. Как следствие, доля маргиналов во власти резко увеличивается – власть начинает «дичать». Ориентируясь на этот процесс, начинает дичать и общество.   Так что вовсе не случайно в тех же развитых странах общественное мнение буквально «с лупой» изучает образ жизни и деятельности властных персон. Это же возможность в первую очередь определить их этическую ориентацию. И при обнаружении у политика признаков неправовой этической ориентации, он практически сразу изгоняется из власти. Фактически, таким способом общество занимается собственной этической гигиеной. И профилактикой одичания. Процессы одичания общества или возвращения его в цивилизованный вид целиком и полностью зависят от действий граждан с устойчивой положительной этикой. Их способности объединяться и бороться за власть с лицами, имеющими «отрицательную этику». А вовсе не от усилий по воспитанию общества и пропаганде «истинных» ценностей». И гражданам с положительной этической ориентацией бессмысленно ждать, что «муть осядет» сама и власть автоматически очистится. У них есть только один способ спасения общества – война с «плохими парнями» во власти. То есть не за «все хорошее», а против конкретных властных персон, имеющих отрицательную этику. Как сейчас в Италии борются за здоровье власти не призывами к власти стать хорошей, а атакой на конкретного аморального деятеля. В свете изложенного борцы за «31 статью Конституции» – это политические фетишисты. А их демонстрации – всего лишь симулякры политических действий.
1

За что боролись?

Не так давно в газете «Ведомости» (от 13. 12. 2010) наткнулся на любопытную статью. Она была посвящена перспективам приватизации Минского автомобильного завода (МАЗа) и возможности участия в этом деле КАМАЗа. В статье любопытными оказались не инвестиционные слухи и сплетни, а мнение о МАЗе аналитика, суть которого в том, что МАЗ «управляется неэффективно и обременен непрофильными активами». Однако следом в статье приведены данные по итогам деятельности за первое полугодие МАЗа и КАМАЗа, мягко говоря, прямо противоречащие такому заключению.  Так у МАЗа выручка составила $ 418,1 млн., а прибыль $ 38, 31 млн. Сразу замечу, что в мировом автопроме такой уровень рентабельности считается не просто приличным, а даже весьма высоким. У КАМАЗа выручка составила 31,9 млрд. руб (чуть больше $ 1 млрд.), а вместо прибыли имели место убытки в сумме 397 млн. руб. (порядка $ 13 млн.). И это при том, что МАЗом управляют советские «красные директора», он имеет гораздо более старый парк оборудования и еще и обременен непрофильными активами (скорее всего, «социалкой»). А в управлении КАМАЗом участвуют акционеры мирового уровня – Мерседес, Ростехнологии, Тройка-диалог.
7

О несправедливости системы общего образования

Бюрократы умеют только копировать. Поэтому когда они занимаются реформированием, они всегда копируют чьи-то достижения или чей-то успешный опыт. К сожалению, не всегда понимая смысл того, что они копируют. В результате очень часто бюрократическое реформирование приносит только вред. Что резюмирует известная поговорка, что «хуже дурака дурак с инициативой». В нашем случае это наглядно подтверждают отечественные бюрократические новации – монетизация льгот, реформы лесного хозяйства и ЖКХ. Хотя власть явно этого не понимает. И провалы ее ничему не учат. Как следствие, наши инициативные дураки получают возможность и дальше заниматься порчей общественного устройства и его систем. Теперь дошла очередь до системы общего образования – бюрократы занялись ее реформированием.   Так они решили дать право ученикам выбирать предметы. Не понимая, что это работает только в высшем образовании, где выбирают предметы уже вполне взрослые люди, не только определившиеся со своей профессией, но и уже способные понимать, что им в большей мере требуется для будущей профессиональной деятельности. Для общего образования это в принципе не подходит. Его задача дать учащимся сумму универсальных знаний, которая обеспечит развитие их личности и подготовит к самостоятельной жизни в обществе. И единый стандарт в его нынешнем виде вполне обеспечивает условия для достижения этой цели. А задача средней школы – обеспечить усвоение предусматриваемого программой объема знаний. Соответственно, дать возможность учащемуся стать полноценным гражданином – грамотным, культурным, обладающим качественной этикой. По сути, средняя школа представляет собой инкубатор. И эффективность его работы определяется не суммой вываленных на учеников знаний или их набором, а числом выпускников, ставших успешными членами общества.  Тогда как подготовкой  к трудовой деятельности должна заниматься совсем другая система образования – профессиональная.
11

Украина – это не Россия???

Процесс строительства украинской государственности на базе идеи, что «Украина – это не Россия» явно потерял ориентацию и, как следствие, динамику. Украинские идеологи так и не смогли объяснить народу – если Украина не Россия, тогда она что? Нечто имеющее куцее прошлое, малопривлекательное настоящее и смутное будущее? В результате идея перестала вдохновлять общество. Закат звезды Ющенко наглядно демонстрирует не только это, но так же и то, что упрямство в этом вопросе только ухудшает ситуацию в украинском обществе – повышает «градус» смуты.    Мифы выполняют для общественного сознания полезную функцию, когда выступают в качестве декора. Они повышают общественный тонус, поднимают настроение народа,  создают ощущение осмысленности общественного развития и т.д. Но мифы приносят колоссальный вред, когда выполняют функцию идейной основы властной деятельности. Самый известный и печальный пример этого – миф о превосходстве германской расы. Декорации могут быть разными и меняться при переходе от одной кампании к другой. Но идейная основа, увы, должна быть адекватна реальности и модернизироваться только при изменении реальности. Тезис о том, что «Украина – не Россия» - это миф, имеющий чисто политическое происхождение и предназначение. Так что имеет мало общего с реальной действительностью. На самом деле и Украина, и Белоруссия – это все России. Но только другие России. Как другими Англиями являются Канада, Австралия, Новая Зеландия. Утверждение, что «Украина – это не Россия» делает Украину ущербным членом мирового сообщества. Потому что она в этом случае не имеет понятной остальному миру идентичности. Что такое Россия – понятно всему миру. Ему вполне понятно, что такое другая Россия. Хотя бы по аналогии с другими Англиями. К ним все относятся с большим почтением в том числе и потому что считают их «членами» великой семьи Великобритании. Хоть и разъехавшимися по разным концам света. Тем не менее, они имеют великое прошлое – великобританское. Понятен и менталитет их народов. А что такое самостийная Украина мир поймет и оценит, дай бог, через век. А до того будет относиться как к серому пятну на карте мирового сообщества.     Попытка украинских политиков создать совсем новую страну и соответственно, сформировать новую нацию, аналогична тому, как если бы новозеландские политики решили бы строить не другую Англию, а государство маори. Объявили бы язык коренных жителей единственным государственным и официальным, отреклись бы от своего великобританского прошлого и вообще объявили бы Англию угнетательницей. Производным от мифа что «Украина – это не Россия» стал миф о существовании полноценной украинской нации. Которая, наконец, смогла приступить к созданию собственной государственности. Но скороспелых наций не бывает – любая представляет собой результат многовекого многопланового процесса. Идея, что внедрение украинского языка позволит из русских, украинцев, галичан, евреев и татар создать нацию за несколько десятилетий демонстрирует лишь детскую непосредственность украинских политологов. Нация это отнюдь не генетическое родство и лингвистическая общность. Они в большей мере признаки этноса. Нация – это в существенной степени специфическая ментальность и общая культура. Поэтому в составе нации вполне могут быть и совсем не родственные этносы. Так в русской нации кроме славян имеются те же поволжские этносы – татары, башкиры и др. При этом украинцы – это даже не этнос в составе славян. Только субъэтнос в составе русской нации. Как в составе еврейской нации имеется субэтносы ашкеназов и сефардов. А в составе русской нации субэтносами являются великороссы (по-украински москали), украинцы, белорусы. Украина является другой Россией даже в своей этнической неоднородности – наличии русских, русских украинцев, австрийских украинцев (галичан), евреев, татар. Так что по этническому составу Украина отличается от России только галичанами. Они хотя и славяне, и украинцы, но из-за своего австро-венгерского прошлого являются самостоятельным славянским субъэтносом. Так что если в составе украинского народа и имеется в некоторой степени инородное образование, то оно и невелико, и представляет собой лишь субэтнос. Учитывая, сколько в России имеется вообще неславянских этносов, из-за наличия галичан объявлять народ Украины совсем другой нацией смешно. Особенно в сравнении, к примеру, с Великобританией. Ведь нынешняя английская нация состоит даже не из субэтносов – англичане, уэльсцы, шотландцы и ирландцы представляют собой в существенной степени разные этносы. Дальнейшее сохранение мифа о том, что «Украина – это не Россия» в качестве идейной основы украинской государственности в перспективе грозит стране серьезными катаклизмами, вплоть до раскола страны на три части – русскую, украинскую и галицийскую. Или Новороссию, Украину и Галицию. Так что игры украинских политологов и политиков в нерусское государство и украинскую нацию, весьма вероятно, закончатся плачевно. А потому Украине нужно не упирать на свою якобы нерусскость, а наоборот – подчеркивать, что она – Россия. Только другая. В этом случае мировому сообществу будет понятно, что она такое. При этом страна будет иметь в нем существенно более высокий статус – члена великой российской семьи. А украинским политикам и украинскому народу разумнее только соревноваться с российскими политиками и российским народом – кто из них построит «лучшую Россию».
24

Почему Пикассо считал себя клоуном?

«Настоящими художниками были Джотто и Рембрандт, я же лишь клоун, который понял свое время».  Так самый великий представитель «современного искусства» ответил на вопрос «кто есть кто?». Ладно, если бы это сказал Дали, эпатировавший все и вся, включая самого себя, но Пикассо никогда в отношении своей личности ничего подобного себе вроде бы не позволял. У него вообще с головой всегда все было в порядке – она отличалась и умом, и здравомыслием.   Думается, слова Пикассо – трезвая и объективная оценка роли представителей «современного искусства». Дело в том, что мироздание прагматично – все в нем имеет свое предметное предназначение. И то же искусство играет самую что ни есть прагматичную роль. Так изобразительное искусство обеспечивает людей критериями красоты и гармонии. Чтобы занимаясь созидательной деятельностью они имели эстетические ориентиры и, используя их, создавали как можно более совершенные продукты. К слову, «досовременные» художники искали критерии совершенства не в своей голове, а в окружающем мире, который создал Великий Художник – Эволюция.
7

Горе от ума или мысли, перпендикулярные выступлению президента в Давосе.

В конце 90-х годов я придумал термин интеллектуалоемкость. Я тогда создал модель добавленной стоимости, состоящей из двух принципиально разных по своему происхождению частей – физической и интеллектуальной. Физическая часть создается  мускулами (или машинами), интеллектуальная – мозгами. Эта модель позволяла покончить с антагонизмом марксистской теории, в которой всю добавленную стоимость создают только пролетарии. Тогда как остальные (предприниматели, менеджеры, технические специалисты) отнимают у рабочих основную часть этой стоимости. В моей модели работники «умственного труда» получали часть добавленной стоимости, созданную собственным трудом – интеллектуальную.  В любом продукте можно без особого труда выделить обе части стоимости. При этом в разных продуктах их соотношение разное. Так что в диске с компьютерной программой интеллектуальная часть, условно, составляет 99,99%, а физическая, соответственно, 00,01%. Тогда как в чугунной чушке физическая часть в несколько раз больше интеллектуальной. Соответственно, чем выше доля интеллектуальной части добавленной стоимости, тем продукт более передовой. Отсюда термин интеллектуалоемкость характеризует уровень прогрессивности и продуктов, и экономики в целом. И выглядит более адекватным в сравнении с термином наукоемкость. Так как учитывает затраты всех видов интеллекта – научного, инженерного, управленческого, предпринимательского. К слову, при таком взгляде на экономическую деятельность нет проблемы «сырьевой ориентации» – в сырье доля интеллектуальной части добавленной стоимости может быть как малой, так и очень высокой. Становилось понятным и принципиальное отличие произведенных в разных странах товаров – в развитых в составе добавленной стоимости большую долю занимает интеллектуальная часть, в развивающихся – физическая. В свою очередь понятен и смысл переноса в развивающиеся страны производств. Ведь реально туда переносится часть процесса, создающего физическую составляющую добавленной стоимости. Тогда как процесс создания интеллектуальной части остается в развитых странах. В результате в том же Китае создается в основном только физическая часть добавленной стоимости, тогда как интеллектуальная часть добавленной стоимости в китайских товарах по-прежнему создается в развитых странах. Соответственно, Китай получает за свой труд такую же, по сути, оплату, какую получает на заводе рабочий. А развитые страны от своего участия в производстве китайских товаров получают оплату, аналогичную оплате «беловоротничкового» труда. В итоге был запущен важнейший процесс в деле формирования глобальной экономики – разделение стран на «беловоротничковые» и «синеворотничковые». На страны, специализирующиеся на умственном труде (развитые) и страны-пролетарии (развивающиеся). Отсюда все разговоры о том, что Китай будет управлять мировой экономикой, основанные на прогнозируемом размере его ВВП, не стоят выеденного яйца. В той же, к примеру, Дженерал электрик суммарный годовой доход рядовых сотрудников (пролетариев) гораздо больше годового дохода владельцев и топ-менеджеров компании. Однако никому в голову не приходит утверждать, что раз доход рядовых сотрудников больше, именно они и руководят компанией. Так же глупо утверждать, что Китай, Индия или Бразилия скоро будут командовать мировой экономикой. Мне это все позволило понять основную проблему России. А именно то, что в мировой экономике мы лишние. Кроме сырьевого сектора экономики. Мы не пригодны на роль пролетарской страны. И по климату, и по растянутости коммуникаций, и по уровню интеллекта (слишком умные для пролетарского труда). В сущности, большая часть народа у нас пригодна для создания интеллектуальной части добавленной стоимости. Или для непосредственного ее производства, или для обслуживания этого процесса (работе на экспериментальных и мелкосерийных производствах). И здесь мы оказываемся прямыми конкурентами других развитых стран. Потому что рынок создания интеллектуальной части добавленной стоимости тоже не резиновый. Тем более, что у развитых стран имеется проблема с использованием трудовых ресурсов, высвобождающихся в результате переноса физических производств. И если высвобождающиеся трудовые ресурсы даже уступают нашим по качеству, развитые страны (даже если бы хотели) не могут пойти на использование нашей страны по предназначению, которому она реально соответствует. Своих граждан нужно занять делом. А их явно больше, чем требуется. Другое дело, выдергивать из России отдельных специалистов. Но в качестве системного производства интеллектуальной части добавленной стоимости нам места нет. Точнее, его нужно отвоевывать. В чем и состоит главный вопрос экономической политики страны – как пробиваться в подходящий нам беловоротничковый сектор мировой экономики. Отсюда бессмысленны разговоры о том, какие конечные продукты мы должны производить для мирового рынка. Потому что в той же производственной экономике «конечный продукт» производит пролетариат. Соответственно, нужно решать задачу проникновения в технологические цепочки – в те их части, в которых создается интеллектуальная составляющая добавленной стоимости. Без решения этого главного вопроса экономической политики все проекты вроде Сколково выглядят экономическими конвульсиями. Как и вся программа «модернизации», которую явно писали знатоки мирового политического и экономического фольклора. По сути, мы наблюдаем занятие властью общественным культуризмом. Потому что бессмысленно модернизироваться, если отсутствуют адекватные реальности цели деятельности. Только чтобы выглядеть передовыми? Российская экономика должна отправляться в поход на завоевание своей территории на мировом рынке. Подходящей для нее – соответствующей ее потребностям и возможностям. Но прежде чем отправляться, нужно для начала понять, куда и как именно нужно идти. И только потом модернизироваться. И не вообще, а для того, что бы суметь достичь нужного места.    Экономическими битвами с целью завоевания необходимой стране доли рынка интеллектуальной стоимости должны руководить капитаны экономики, а не люди в погонах. Соответственно, всей экономикой должны руководить не силовики и бюрократы, а предприниматели. И они должны иметь возможность соответствующим образом управлять имеющимися у общества ресурсами. Наконец, в стране должен быть принципиально иной политический климат.    Так что развитые страны полностью устраивает сложившаяся в России политическая система и структура власти. Они ведь в принципе непригодны для экономики, специализирующейся на создании интеллектуальной части добавленной стоимости. Соответственно, наша экономика в принципе не способна стать реальным конкурентом экономик развитых стран. Кроме случаев отдельных компаний, которые не оказывают существенного влияния на ситуацию в целом. Так что пока никаких позитивных перспектив у  российской экономики, увы, нет. Соответственно, властный культуризм не имеет практического смысла.       
53

Давос: трудный выбор

В подготовленном к давосскому форуму докладе оргкомитета делается вывод о том, что в мировой экономике нет достаточных для преодоления глобального экономического кризиса ресурсов. Соответственно, качественное отличие «глобального» кризиса от «обычного», наконец,  стало просматриваться. А именно то, что имеет место не кризис ликвидности, причем только в какой-то локальной части мировой экономики (отраслевой, территориальной), а полномасштабное банкротство всей  мировой экономической системы. То есть, капитализма.  Что же означает вывод доклада применительно к практической стороне процесса преодоления глобального экономического кризиса? Экономическая деятельность в существенной степени представляет собой управление оборотом создаваемых ресурсов. Эффективность оборота определяется в первую очередь его скоростью. Чтобы повысить скорость оборота, люди придумали квазиресурсы – удобные для обмена эквиваленты реальных ресурсов (деньги и ценные бумаги). Экономический кризис – это разбалансированность рынка. То есть, формирование дисбалансов, искажающих работу рыночных механизмов и затрудняющих управление экономическими процессами. Дисбалансы формируются как между спросом и предложением, так и между объемами реальных ресурсов и их эквивалентов. Большую часть ХХ века основной причиной кризисов был как раз второй вид дисбалансов – между объемами ресурсов и квазиресурсов. Трудно устоять перед соблазном напечатать чуть больше «бумаг» и тем решить очередные текущие проблемы. Так как дисбаланс всегда формируется за счет превышения объема квазиресурсов (их неадекватной эмиссии), то для его ликвидации требуется или снизить их стоимость, или пополнить оборот реальными ресурсами. Первый вариант честный – восстанавливается объективная стоимость квазиресурсов. Но при этом беднеют их владельцы. Второй вариант нечестный. Потому что дополнительные ресурсы нужно у кого-то отнять. Точнее, у слабых, которыми являются бедные. Но зато в этом случае не беднеют владельцы квазиресурсов. Так как основными владельцами квазиресурсов являются богатые, обычно власть старается выйти из кризиса по второму варианту.    Так что «обычные» по масштабам экономические кризисы богатых стран (по крайней мере во второй половине ХХ века) преодолевались в основном за счет бедных стран. Через механизмы мирового рынка богатые страны организовывали расширенное выкачивание ресурсов из бедных стран. И получаемые дополнительные ресурсы позволяли богатым странам с минимальными издержками выбраться из «обычного» кризиса. Тогда как изменение стоимости квазиресурсов осуществлялось в существенно меньших, чем это требовалось, масштабах – с целью технической коррекции. Плюс касалось в основном не слишком важных для страны бумаг. В результате в богатых странах не только богатые граждане, но и средний класс и даже бедные слои населения в незначительной степени страдали от экономических кризисов. Основная часть тягот перекладывалась на бедные страны и их народы. Богатым странам требовалось только обеспечивать лояльность властей бедных стран «ценностям демократии и рынка». Так как эта лояльность примитивно покупалась, проблем с преодолением «обычных» кризисов по второму варианту не возникало. Соответственно, в богатых странах кризисы не вели к серьезным социальным или политическим потрясениям. Хотя в результате в мире возник  и стал увеличиваться в масштабах феномен «конченных стран» – «трупов» общества.     Смысл озвученного вначале вывода доклада состоит в том, что сегодня так выйти из кризиса не получится – ресурсов, которые можно дополнительно выкачать из бедных стран на всех богатых не хватит. А потому какие-то из богатых стран должны в результате пострадать так же, как бедные. Соответственно, перейти в разряд бедных. Так что не случайно в преодолении глобального кризиса наблюдается явная пробуксовка. И в части объяснения причин кризиса, и в части разработки программ его преодоления, и в части практических шагов по перестройке мировой экономики. Ведь глобальный масштаб кризиса означает, что проблема как раз в устройстве мировой экономики – ее институтов, правилах, моделях действий. Кардинальная модернизация – это всегда очень долгий процесс. Даже если немедленно начать перестройку мировой экономической системы (хотя еще непонятно как именно требуется ее перестраивать), все равно начать работать по-новому удастся лет через десять. А потому глобальный экономический кризис нужно преодолевать вне зависимости от того пойдет ли процесс модернизации мировой экономической системы, как именно он пойдет, чем закончится и пойдет ли вообще. А потому выбираться из кризиса придется способами, соответствующими условиям и порядкам старой экономики. И здесь все упирается в то, что пока не удается определиться с кандидатами на опускание в бедность. Менее затратно и рискованно этот выбор сделать на переговорах. Сходных по смыслу с «мюнхенскими» переговорами 1938 года. Такие переговоры ведут США, ЕС, Япония и несколько «свободных» игроков  (Канада, Австралия, Швейцария, Новая Зеландия) – пытаются найти в своем составе кандидатов на роль экономической Чехословакии, пожертвовав которыми остальные смогут благополучно (без серьезных социальных и политических потрясений) преодолеть кризис. Наиболее реальным коллективным кандидатом на эту роль являются Греция, Испания, Португалия и Ирландия. Постсоветские члены ЕС в этом плане интереса не представляют – они уже бедные, не претендуют на долю «спасательного круга» ресурсов и не имеют пригодных для умыкания и достаточно ценных ресурсов. Соответственно, предлагается, чтобы ЕС пожертвовал своей «старой» периферией – согласился опустить ее до гораздо более низкого уровня благополучия. ЕС этому сопротивляется. И потому что это прикончит евро, и потому что это может прикончить и сам ЕС. Так что пока повторить успех Мюнхена-38 не удается. А пойти на то, чтобы все богатые страны «по справедливости» разделили между собой дефицит ресурсов, не согласны политики. Потому что понимают – слишком велики шансы, что после этого их заменят на других политиков. Ведь такая «справедливость» означает, что выходить из кризиса придется не только за счет бедных стран, но и за счет своих собственных граждан. А скорее всего за счет собственного среднего класса. Что чревато достаточно мощными политическими и социальными потрясениями. А потому, как ни крути, кроме бедных стран обязательно серьезно должны пострадать и богатые – или все понемногу, или часть, но намного. И консенсуса в этом вопросе богатые страны пока не достигли. Это, по сути, как спасшимся после кораблекрушения на плоту требуется решить – будут они все вместе голодать или кого-то используют в качестве провианта. Так что не случайно никто толком не занимается даже проектированием нового «корабля» мировой экономики. На пришедшем в негодность старом «корабле» пока актуальна совсем другая проблема.
6

Научное обоснование бессмертия души вполне возможно

Современная наука не допускает существование разума после гибели тела, так как это противоречит ее концептуальной основе – материализму. В соответствие с ним в мире нет ничего кроме физической материи. Поэтому тот же разум – это лишь функция материального головного мозга, наблюдаемая в виде мышления. Соответственно, гибель мозга автоматически означает исчезновение его функции – разума. Отсюда следует, что научное обоснование бессмертия души возможно только в случае изменения концептуальной основы науки. Отказа от каких-то постулатов материализма или замены его вообще на другую метафизическую парадигму. Ничего крамольного в этом нет. Те же физики уже фактически отказались от представления материализма о том, что энергия – это свойство материи в виде имеющегося у нее количества движения. Они давно рассматривают энергию в качестве самостоятельного сущего. Например, говорят о той же «темной энергии». Еще раньше физики отказались от ключевого для материализма постулата рациональности, утверждающего, что в мире все сущие конечны, а все процессы детерминированы. Вследствие чего мир и познаваем. Так что физики вовсю оперируют иррациональными понятиями – бесконечности, неопределенности, случайности, поля, энтропии. При этом уже вполне очевидно, что информация – это отнюдь не всегда лишь свойство материи в виде ее характеристик. Как то следует из материалистических представлений. Хотя бы потому, что информация продается, покупается, является видом собственности. Для свойств это невозможно в принципе – цвет помидора или его вес нельзя продать без самого помидора. Но то же литературное произведение вполне может быть объектом купли-продажи без своего носителя – бумаги или диска. Заплатил, скачал себе на флэшку и пользуйся. Это означает, что литературное произведение является самостоятельным сущим – информационным субъектом мироздания. И никак не может считаться свойством своего носителя. Так что физические сущие (бумага, диск) выступают для него исключительно в роли носителя – обеспечивают устойчивость и доступность для физических органов чувств (зрения, слуха). Еще более очевидна самостоятельность в качестве информационных сущих компьютерных программ. Мало того, разум человека по своему составу слишком похож на информационную начинку компьютера. По сути, он же состоит из картины мира (базы данных) и этики в виде пакета моделей действий (программного обеспечения). Так что для разума головной мозг явно выступает в роли физического носителя, аналогичного «компьютерному железу». Это значит, что ничего крамольного нет в предположении, что разум является не свойством мозга, а самостоятельным информационным сущим. Соответственно, связь гибели мозга и разрушения разума отнюдь не однозначна очевидна. В том же компьютере при выходе из строя «компьютерного железа» вовсе не обязательно гибнет его информационная начинка. И часто она без проблем может быть перенесена на другой компьютер или носитель.  Информационные сущие, как все в мироздании, должны эволюционировать. И так как эволюция является общим процессом мироздания, развитие информационных сущих в своих принципиальных особенностях должно повторять развитие физических сущих. А они в своем развитии достигают одного из двух результатов – успешного или неудачного. Успешный результат демонстрируют атомы – достигают полной устойчивости и, как следствие, бессмертия (во временных масштабах нашей вселенной). Соответственно, становятся постоянными субъектами мироздания. Неудачный результат демонстрируют изотопы – остаются неустойчивыми и разрушаются. Соответственно, отбраковываются эволюцией. Принципиальной особенностью разума является то, что на протяжении жизни человека он развивается. А тело помогает этому процессу – обеспечивает несовершенному разуму устойчивость и возможность взаимодействия с окружающим миром (что и развивает разум). Так что разум в своем развитии обязательно должен достигать одного из двух возможных результатов – полной устойчивости или разрушения вслед за гибелью тела. То есть, успешно завершать процесс собственного развития или нет. И если разум в случае успешного развития достигает полной устойчивости, значит, он может продолжать существовать и после гибели тела и мозга. Существовать полностью самостоятельно в качестве постоянного субъекта мироздания. Или, в крайнем случае, использовать любые другие физические носители. И не обязательно органические. Но эволюция прагматична. Поэтому «бессмертие души» обязательно должно иметь предметное предназначение. Как минимум, обеспечивать дальнейшее течение эволюционного процесса в земном русле. И такое предметное предназначение «бессмертия души» вполне можно себе представить. Пример с компьютером наглядно демонстрирует, что вся жизнь на планете вероятнее всего имеет информационную природу – даже клетка содержит в себе, как минимум, программы действий. И какую-то базу данных. То есть, имеет аналогичное разуму информационное содержание. Или мини-разум. По логике он тоже в процессе своего развития должен достигать устойчивости. Это значит, что 3,5 млрд. лет окружающее планету пространство наполнялось «разумами» всех живых существ. После того, как гибли их носители-тела. И за это время должно было сформироваться достаточно масштабное информационное облако. Пусть и недоступное для наблюдения (вследствие своей информационной природы) физическими органам чувств и приборами. Точнее, доступное только умозрению – «прибору» разума, которым наука пока толком не научилась пользоваться. Процесс эволюции физической материи однозначно демонстрирует, как должна продолжаться эволюция информационной материи. Так в процессе развития физической материи из водородных облаков сформировались звезды, из пылевых – планеты. То же самое должно происходить и с информационным облаком – в нем из «разумов» всех живших на планете живых существ должен формироваться аналог звезды или планеты – «сверхразум». Или, сверхобщество. Не зря же всю свою историю человечество учится объединяться в общества. Вполне логично, что именно «идеальное общество» в информационном облаке и возникнет – «царствие небесное». Но, возможно, что это будет описанный Лемом Солярис, может «Новый Творец». В любом варианте это не только «приличный», но и вполне логичный финал эволюционного процесса в земном русле. Он, разумеется, противоречит постулатам материализма. Тем не менее, с точки зрения научной методологии подобная моделирование эволюционного процесса выглядит вполне корректно.
0

РПЦ и квартирный вопрос

Нынешняя РПЦ – это советская церковь. А потому деградирующая корпорация. Это ведь советская власть создала нынешнюю РПЦ. В первую очередь тем, что дала РПЦ недвижимость – передала в бессрочное пользование храмы. То есть, фактически подарила. Дело в том, что до революции практически все храмовые здания (кроме монастырей) принадлежали не РПЦ, а церковным общинам. А РПЦ предоставляла только священников для них. Доходы получала община (за ритуальные услуги, продажу свечей, пожертвования). Из этих доходов община платила РПЦ фиксированную плату, из которой оплачивались труд священника и общецерковные расходы. Оставшийся доход община тратила на содержание храма, его ремонт, благотворительную деятельность. В результате РПЦ и священнослужители не слишком благоденствовали. Но зато деятельность РПЦ была полностью ориентирована на нужды церковных общин, соответственно, на паству.
35