Елена Альшанская

О бэйби-боксах

Это конечно удивительная история. Я зарекаюсь говорить о бэйби-боксах, пытаюсь отказываться от комментариев и молчать. Но они меня все равно догоняет волной. Сейчас по фейсбуку идет перепост моего старого поста, который, в свою очередь, еще год назад перепостил правмир. В свете обсуждения поддержки правительством запрета(которого как выяснилось и не было), выглядит так, будто я начала активно писать что-то про бэби-боксы в поддержку этой инициативы. Это не так. Этот текст был написано ровно в противоположной ситуации, когда лоббисты бб пытались продвинуть законодательство об установке бб повсеместно. Совсем другая история, не правда ли? И я в стотысячный раз повторю. Я не выступаю с предложениями все позакрывать. Я вообще не сторонник решения каких бы то ни было проблем запретительными мерами. Я последовательно выступаю как критик этой технологии, а не прошу все закрыть и всех наказать.И предлагаю искать не под фонарем, а там, где потеряли. Перестать вообще говорить о бб, а говорить о том, что на самом деле надо, чтобы помочь женщинам в кризисной ситуации не дойти до отказа от ребенка, и уж тем более до убийства (все из которых предотвратить не удастся никогда). Плясать не от бьющего по эмоциям образа, а от анализа проблем, от сравнения технологий решений, с точки зрения их адекватности проблемам, верифицируемости и результативности.Вы говорите про доступный и удобный способ отказаться от ребенка анонимно и без свидетелей. В какой ситуации и кому это нужно? В какой ситуации происходит оставление ребенка обычно? Обычная ли это вообще история? Просто ли навсегда оставить своего ребенка?Женщине, которая принимает решение навсегда расстаться с ребенком, которого она носила 9 месяцев, которого она недавно родила - может быть не просто тяжело, может быть смертельно. Ее редко двигают на такой шаг простые обстоятельства и обыденная жизненная ситуация. С последствиями этого шага она, возможно, будет пытаться справиться всю свою жизнь.Большинство из них в очень уязвимой ситуации принимают очень тяжелое для них решение. И если мы хоть на минуту думаем о них и о том, что с такой проблемой, с таким явлением делать - то надо думать о тех социальных технологиях, которые действительно способны помочь, эффект которых можно верифицировать. Как кому-то может быть близка идея, что мы в такой тяжелой ситуации в таком тяжелом решении должны подтолкнуть женщину решать все одной, анонимно? Мне кажется это очень легко снимает с нас психологическую ответственность и сопричастность. Мы ее не видим, мы ничего о ее жизненной ситуации не знаем и не узнаем(и решать ее значит не надо), нам она глаза не мозолит. А потом опа - и отделенный ребеночек. И типа очень приятное чувство: спасли! Мы - спасатели! Надо вообще перестать думать и говорить о бб. Если нам на самом деле, всерьез есть дело до этих женщин, их детей, до этой проблемы - надо ее решать и думать как именно решается эта проблема. И тогда совершенно очевидно, что это другие варианты помощи. Другие виды услуг и технологий.Самая большая проблема бб - они ловят не свою аудиторию. Это говорят все исследования, это подтверждают и сами организаторы бб во всех странах, речь не идет о спасении жизни, а об отказе, ну может быть, но неизвестно, о профилактике оставления в общественных местах (не когда мусорка, а когда положили в людном месте, но это тоже опасно для ребенка).  Допустим. Дальше, конечно у меня резонный вопрос - что это за аудитория, который нужно только техническое устройство для анонимного оставления? Которым не нужна никакая помощь, поддержка, у которых это решение осознанное, не связано с давлением внешних обстоятельств (такие вполне есть, кстати, их где-то 50 процентов от тех, к кому мы выезжаем на отказ в роддом и они обычно отказываются). Но тут же какая-то другая категория. Они не наблюдались в ЖК, их не видели беременными коллеги и соседи, они не рожали в роддоме (наличие всех этих факторов полностью нивелирует анонимность бб). И им почему-то нужна именно анонимность, и принятие решение в одиночестве, вне мед учреждения. Мне сложно представить такую категорию женщин. Да, можно представить тех, для кого частичная анонимность важна (например чтобы не узнали близкие, члены семьи), но полная, да еще и роды вне медучреждения или оставление не там и в одиночестве? Моей фантазии не хватает. Если у нас есть проблема с грубостью мед персонала или не организованной работой по принятию родов анонимно, надо решать их. Если у нас есть проблема с тем, что при не анонимном отказе женщина должна будет платить алименты. Надо обсуждать эту проблему. Очень не простую, кстати. Вообще вопрос ответственности за родительство крайне непростой. Вот например одно соображение : может ли любой родитель в любой момент без последствий отказаться от воспитания своего ребенка? Ок, в особых обстоятельствах, допустим может. Что это за обстоятельства? Распространяются ли они на отцов, у которых по закону равные права? Могут ли они в любой момент оставить ребенка, без обязательств и выплаты алиментов в особых обстоятельствах - каких именно? 
0

Выборы! Выборы:)

В позапрошлом году я приняла участие в выборах в качестве наблюдателя. Что я могу сказать? Мне понравилось:) Мне кажется это важно, видеть как устроена система выборов изнутри. И в этом году я решила стать наблюдателем с правом решающего голоса, которые теперь у нас по новому законодательству выбираютсяо дин раз и на пять лет. Чтобы, значит, всякие  там перед выборами не вылазили из неоткуда наблюдать. Ну что ж, раз так, всякие, и я, в том числе, решили записаться заранее. Итак, вчера я была на первом заседании УИК-а. Первое собрание было посвещено выбору зам. председателя и секретаря комиссии. Председателем была заранее выбрана юная и симпатичная девушка из ЕР, по-совместительству учитель школы, в которой расположен УИК. Из 12 членов с ПРГ присутствовало 9 человек. Началось со стандартного предложения выбрать секретарем и зам председателя тех же людей, что и всегда и по-быстрому разойтись. Я попросила в самом начале встречи огласить список и сказать откуда кандидаты. Все члены избирательной комиссии были от разных загадочных общественных объединений вроде "Ассоциации военных юристов", однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что все кроме 3-их из 12 человек, работают в этой школе. Одна из этих троих, правда, обмолвилась потом девушке председателю, что на участок ее послала их общая начальница. Итого внешних было два. Я и человек от КПРФ. Выяснив эту картинку, я предложила, чтобы один из троих руководящих постов был отдан независимому кандидату, не работающему в дружном школьном коллективе. Что встретило полное неодобрение, так как :"мы тут давно работаем, знаем как и что надо делать, а нового человека надо будет учить". Целый год до следующих выборов мне показался достаточным сроком для научиться новому, и я все-таки настояла на внесении свой кандидатуры ( сначала честно пыталась уговорить человека от КПРФ, у которого "нет на это времени" и загадочную тетеньку с общей начальницей председателя, которая отмолчалась). Пропускаем процедуру голосования, но в качестве итого 6 голосов были отданы за "как всегда" и 3 за независимого кандидата, то есть меня:) При заполнение протокола я обратила внимание на то, что согласно ст. 21 "Избирательного кодекса Москвы", кандидаты выбираются большинством не от присутствующих, а от "установленного числа членов комиссии". Ага, подумала я, шесть это не большинство, а всего лишь половина. Позвонила Николаю Бобринскому и попросила его утчонить, что же делать, если ровно половина. Николай почитал кодекс и сообщил мне, что тогда выбор кандидата не признается действительным. "Граждане, у нас тут небольшая проблемка", - прервала я радостное заполнение протокола, подходившее к концу. Юная девушка из ЕР несоклько напряглась, но тут же радостно вспомнила, что одна из этих 12-ти кандидаток, по-совместительству, естественно, учительница в школе, уже написала заявление об отказе от участия в выборах в роли ПРГ, "так что нас не 12, а 11! ". "Кому она написала заявление, Вам?", -поинтересовалась я. "Ага, мне". "Ну так это не меняет картины, она уже на дату нашего голосования должна была решением ТИКа быть отстранена". "Ну да,- мгновенно среагировала девушка, я им уже ее заявление передала, так что они наверное уже решение приняли". Что я могу сказать, находчивость всегда побеждает:) Ввязываться в дальнейшие тяжбы я не стала, так как даже в формате 11 членов из которых 9 - сотрудники этой школы, результат любого голосования будет предсказуемым.
1

Павловский ДДИ и 2025

Была вчера на пресс-конференции по следам истории с мальчиком Ильей в Павловском ДДИ. Конференция была с телемостом с Питером. На Питерской стороне была Агапитова, и странный подбор серых личностей, имеющих крайне левое отношение к проблеме, кроме мальчика, выпускника того же ДДИ, которому дали в самом конце пару минут всего. Зато минут 15 вещала космической силы тетенька, председатель какого-то профсоюза работников ДД, которую лет 30 назад обложили нафталином и засунули в шкаф, а теперь зачем-то оттуда вынули, и она заговорила человеческим голосом. Еще, насколько я знаю, за стол с странной выборкой персонажей не пустили Довбню, который в итоге сумел вставить свой единственный с питерской стороны реально хороший комментарий на последней минуте передачи, когда слово дали журналистам из зала.
13