Все записи
18:17  /  28.12.20

1939просмотров

Борьба с драконом 2 (о программах похудения)

+T -
Поделиться:

Начало здесь -- "Борьба с невидимым драконом". 

С каждым годом научная база пополняется новыми исследованиями об аддиктивных свойствах некоторых продуктов питания. Эксперты ведут программы по избавлению от пищевой зависимости, уже выпущены учебники и подсобные материалы для профессионалов, разработаны образцы меню, облегчающие ситуацию.

Когда я сама боролась с пищевой зависимостью, ничего этого не было. Я делала это так, как сама считала нужным, почти интуитивно. Изучая эти материалы, я сопоставляю свои действия с методами экспертов: что я делала правильно, чего мне не хватало, а каких проблем у меня не было.Когда мы наблюдаем за другими, у нас в мозгу активируются зеркальные нейроны.

Зеркальные нейроны – важный эволюционный механизм. Благодаря им, люди получили способность обучаться. Например, дети в первобытном племени, глядя, как взрослые выкапывают съедобные корешки, делали то же самое, обучаясь запасаться едой. Этот же механизм предохраняет нас от опасности. Если соплеменники вдруг срываются с места и куда-то бегут, сломя голову, то первый импульс – бежать за ними, не зная причины. Если остаться, можно стать добычей дикого зверя или жертвой стихийного бедствия.

Нам кажется естественным и нормальным то, что делает большинство. Мы автоматически копируем их действия. Если племя готовит к празднику оливье, то нам это кажется само собой разумеющимся. Если соплеменники празднуют дни рождения, зажигая свечи на тортах, мы тоже так делаем. Если в племени принято совать детям конфеты, это становится нашей нормой. Любые отклонения от "нормы" воспринимаются как странность или выпендреж. Коллеги в обеденный перерыв пьют чай, выкладывая на общий стол домашнюю или покупную выпечку, и мы, не раздумывая, угощаемся. Это работа зеркальных нейронов. А о том, что когда кто-то рядом ест, у нас тоже появлется желание это попробовать, и упоминать излишне.

Но вот человек, много лет сражавшийся с лишним весом и отчаявшийся добиться цели, узнает, что причиной его проблем может быть пищевая зависимость. И он готов это признать и попробовать отказаться от сладостей, выпечки, мороженого и других продуктов, содержащих сахар – всего того, что было до сих пор нормой жизни. Он-то, может, и готов, но это означает идти против племени. Даже если ему повезет и никто не будет подсовывать сладости ему под нос, то зеркальные нейроны в данном случае будут работать против него.

Мой друг, математик, готовит детей в вузы. Он подбирает индивидуальную программу занятий для каждого ученика, в зависимости от его уровня подготовки, скорости восприятия и типа памяти. «В зависимости от того, насколько старается ученик, я могу предсказать результат», -- говорит он. «А я не могу этим похвастаться, -- вздыхаю я. – Нахожу подход к каждому человеку, определяю, что именно ему мешает нормализовать вес, намечаю план действий, даю материалы по его проблеме. Но предсказать результат – невозможно даже при высоком уровне его мотивации». «Но почему?» -- удивился он. «Представь, что твоему ученику все мешают, -- ответила я. – Ты провел урок и дал задание. Но только ученик соберется решать задачи, как младший брат прячет его учебник, родители просят сгонять в магазин, соседи начинают ремонт, друзья приходят в гости, врубают громкую музыку и начинают танцевать, и тому подобное». Он понял.

Иногда племя – это не те, кто рядом. А те, кто разделяет наши ценности, взгляды и интересы. Его приходится искать.

«Вам понадобится поддержка, -- говорят эксперты. Особенно на первых порах. Не надо полагаться во всем на свои силы. Отныне ваше племя – это мы. Те, кто бросил вызов пищевой зависимости».

Программы по избавлению пищевой зависимости предлагают поддержку, причем, постоянную. Например, участница программы может в любой момент позвонить эксперту или его ассистентам. И сказать: «Я на работе. Скоро обеденный перерыв. Коллеги собираются пить чай с плюшками. Если сяду с ними, все мои достижения последней недели пойдут насмарку. А если не сяду, они обидятся». Эксперт отвечает что-то вроде: «Твои опасения небезосновательны. Неделю ты продержалась прекрасно. Это огромное достижение. Но этого времени недостаточно, чтобы приобрести новые навыки и восстановить вкусовые рецепторы. И, да, ты права. Если сядешь за стол, сдержаться будет сложно. Давай сделаем так. Скажи коллегам, что тебе в обеденный перерыв нужно срочно сбегать на почту, отправить важное письмо. Когда выйдешь на улицу, позвони нам». И участница выходит на улицу и звонит эксперту или его ассистентам. Они просто разговаривают, шутят, что-то вспоминают, о чем-то ее расспрашивают, отвлекают, в общем. И она забывает о плюшках.  

Или звонок типа: «Я на свадьбе. Сейчас вынесут свадебный торт! Можно ли сделать исключение? Ведь я -- мать жениха. Да, я знаю, что лишний вес меня убивает. Да, я помню, что торты -- это мой бич. Но обещаю взять совсем маленький кусочек. А с завтрашнего дня опять -- ничего сладкого. И уже навсегда». «Послушай, -- отвечает эксперт, – если бы ты умела съедать маленькие кусочки торта, ты бы не весила столько сколько сейчас. Вспомни, сколько раз ты давала себе слово, что возьмешь только один маленький кусочек? И что за этим следовало? Для сына – важно, что мама рядом, что она счастлива за него. Торт не имеет к этому никакого отношения». Ну или что-то в этом роде.

Никакой поддержки у меня не была. Мне и в голову не приходило, что так можно. Я была одинока в своем племени, можно сказать, была отщепенцем. Но, интересно, что я сама, интуитивно, нашла метод, который сейчас описан в пособиях для профессионалов.О нем и многом другом в продолжении.

Евгения Горац, лицензированный диетолог (США).