Анна Силюнас

Анна Силюнас:  Андрей Деллос. Ручная работа

Легко отталкиваясь от высоких османовских окон Сен-Жерменского бульвара, солнечные зайчики легким касанием дотрагиваются до лиц разомлевших парижан и, довольные произведенным эффектом, отскакивают назад. Люди радостно жмурятся, пытаясь отследить «виновников» этой небесной кутерьмы.

0

Анна Силюнас: Закон другой комнаты. Дом Кати Гердт

Звонок не работает. Входную калитку можно просто толкнуть, чтобы попасть в заросший деревьями и вольно зеленеющей травою сад. Большую его часть занимает светло-серый, почти белый дом, спокойно глядящий на меня своими окнами. Хозяйка Катя Гердт – маленькая, хрупкая, улыбчивая – встречает меня и сразу погружает в бушу­ющую пучину своих забот. «Понимаешь, завтра ведь Зямин день рождения, придет ку-у-уча народа, надо все подготовить». Я понимаю, что мы со своей съемкой совсем некстати. Но делать нечего: приехали – значит, надо садиться пить чай и есть творожную запеканку. Помню еще по временам собственного детства, таких больше нигде не пекут. Только у Гердтов! Тающая во рту, слегка теплая, с курагой и черносливом. Кухня створками высоких стеклянных дверей распахивается в сад, и взгляд упирается в стену как-то уж слишком по-родственному близко стоящего напротив дома.[no_access]

0

Анна Силюнас: Белый дом Альбины Назимовой

В Плайя-де-Аро идет дождь. Серый, теплый, непрекращающийся дождь. Вопреки всем законам природы и сводкам погоды. В конце июля над всей Испанией всегда «безоблачное небо», а здесь, у подножия Пиренейских гор, погода безобразничает. С высоты стоящего на холме Альбининого дома мы наблюдаем за расстилающимся над долиной пепельно-молочным водяным занавесом, стирающим границы между землей и морем. Белое пространство дома мягко сливается с жемчужно-пепельным туманом, обволакивающим мир за его пределами, и мы зависаем в этом безвоздушном пространстве, где каждое движение и слово вызывают легкое сопротивление. Фотограф Марк, приехавший вместе с нами из Барселоны, садится у занимающих почти всю стену окон гостиной и, завороженно глядя на раскинувшееся перед нами царство млечно-дождевого покоя, тихо говорит: «Как же красиво! Жаль только, что нельзя это снимать: ведь никто не захочет публиковать фотографии дождливой Испании».

0

Анна Силюнас:  Взгляд на башню

Комната погружена во тьму. По пробивающемуся сквозь темные резные ставни блеклому свету догадываюсь, что должно быть еще совсем рано. Спрыгнув с высокой, утопленной в подушках кровати, подхожу к окну, снимаю резную щеколду и распахиваю тяжелые деревянные створки. Прямо передо мной, окутанная невесомым одеялом сиренево-серо-жемчужного тумана, лежит Флоренция. С высоты холма, на котором стоит Торре-ди-Беллосгуардо, самая, пожалуй, прекрасная гостиница Флоренции, из стрельчатого окна своей просторной комнаты я наблюдаю за пробуждением города. Постепенно из клубящегося марева возникают колокольня и огромный купол Санта-Мария-дель-Фьоре. Пока они больше похожи на вырезанные рукой умелого мастера черные картонные силуэты  театра теней, но лучи восходящего солнца прорезают туманный занавес, и в мир приходит цвет. Город в долине превращается в совершенный архитектурный макет, озаряющий утреннее небо розоватыми отблесками своих знаменитых на весь мир черепичных крыш.

0

Анна Силюнас: Игры света. Лондонский дом режиссера Натальи Петровой

«А мы куда поедем?» – спрашиваю я водителя, садясь на заднее сиденье глянцево-синего «роллс-ройса», поджидавшего меня в лондонском аэропорту Гатвик. «В Хайгейт», – отвечает Вадим. «Гугл» быстро приходит мне на помощь, и оказывается, что Хайгейт – это прекрасный, зеленый и чрезвычайно дорогой район на севере Лондона, который заслуженно славится своими парками, тишиной и тра-ля-ля. «Список известных людей, живших в Хайгейте, может растянуться на несколько страниц: Иегуди Менухин, Стинг, Джордж Майкл и многие другие. Однако в последние годы здесь все больше любят селиться богатые бизнесмены со всего мира, члены королевских династий и олигархи». Вот и замечательно. Теперь к этому списку прибавилось имя звезды постперестроечного советского кино – Натальи Петровой, в свое время громко дебютировавшей в фильме «Любовь» Валерия Тодоровского вместе с юным Женей Мироновым. Ей пророчили сногсшибательную карьеру, но Наташа очень быстро подалась в режиссуру, а почти сразу после выхода на экраны своего первого самостоятельного фильма «Дорога» пропала. Вообще, если попытаться начертить на бумаге линию жизни Наташи Петровой, она будет напоминать электрокардиограмму пациента с ярко выраженной тахикардией.

0

Анна Силюнас:  Гуржи-стан

Первый раз я услышала фамилию Гуржий от своей близкой подруги – московского дизайнера интерьеров Альбины Назимовой, известной своим безупречным вкусом и чувством стиля. На характеристики людей и выбор знакомств это ее качество тоже распространяется. «Знаешь, люди ведь есть разные. Есть “живущие”, “жующие”, “думающие”, ну и так далее... Дима – человек “идущий”». Мне это ее определение почему-то очень запомнилось.

0