Нелли Ляховски

Живу в Иерусалиме. Жду выпуска книги.

Семечница

   Соседка наша, с редким для Грузии,  именем – Надя(НадИа), торговала семечками. Небольшая будка, примыкающая к нашему двору на улице Октябрьской (раньше звалась Советской),служила ей жилищем и одновременно местом "торговли". Наде было от силу лет 40 , но её называли "беберкала"(старухой). Старческий вид ей придавали ещё и длинные, чёрные одежды –лохмотья.Хорошо выглядеть и следить за собой в СССР считалось моветоном. Ухоженная женщина походила на "нетрудовой элемент" или даже на "женщину с низкой социальной ответственностью ".Женский образ чаще ассоциировался  – со шпалоукладчицей, либо осваивающей  целину или на худой конец – солдатской матерью. Её предназначение – расшибить себя в лепешку ради страны."   Тбилисские модницы отличались от стигмы о советских женщинах  изысканным вкусом и шили одежду , обычно, частным способом у отменных мастеров пошивочного искусства.  Кроме того на Кавказе было немало подпольных кооперативов , занимающихся пошивом неплохой обуви и изготовлением разных аксессуаров . В магазинах же был обычный ширпотреб , с доминированием серых и коричневых оттенков.    Однажды, моя учительница  математики – Клавдия Артёмовна , по кличке – Колода( из-за своей длины и худобы),объявила на уроке, что  ей исполнилось 40 лет — юбилей . Кто-то, уж и не припомнить кто, не обладающий чувством джентльменского такта, прокричал: «Столько не живут!». На шпалоукладчицу она ,явно, не смотрелась, но и на современную сороколетлетнюю ,ухоженную женщину   ,ну, –  никак.  Серое, длинное платье , навевающее холод и  уныние , комиссарские чёрные туфли на небольшом каблуке, в сочетании с огромного размера толстой указкой , создавали больше образ надсмотрщицы, чем классной дамы.   Вернусь к моей соседке...  Надиа – полная, на вид рыхлая дама, относилась к "понаехавшим". Родом она была из Кахетии, откуда родственники снабжали её продуктом сбыта –  чёрными семечками. Запомнилась мне Надиа в  странного пошива ,чёрном платье с огромными, пришитыми ,почему-то , белыми нитками, большими карманами. Обычно, она сидела рядом со своим жилищем на низком табурете. Рядом с ней прямо на асфальт был установлен большой алюминиевый тазик с чёрными семечками и свёрнутыми в небольшие кульки газетными  листьями .  Жила она скромно, тихо и в округе пользовалась уважением. Все знали, что НадИа  воспитывает сына –  Амирана,  в безотцовщине. Была ли она когда - либо замужем – никто не знал.  Амиран считался районным "достоянием". Огромного роста увалень, с ограниченным развитием ума и пугающим внешним видом олигофрена, он отпугивал от себя не только местную детвору. В школе он никогда не учился, на улице появлялся крайне редко. Поговаривали , что Амиран – добряк и совершенно не опасен для окружающих. В каждом убани (районе)  Тбилиси были свои "Амираны ".     НадИю все жалели, покупали у неё семечки, или просто дарили деньги и одежду. Она никогда не отказывалась от подношений, с удовольствием и благодарностью всё принимала.  Рано утром, когда мы заспанные вылезали из калиток  и тащились в школу, Надя шла в ближайшую Пурную( хлебную лавку) , на перекрёстке улиц Октябрьская и  Турбинная, за лавашом. Все с ней здоровались и спрашивали про Амирана: – Раваа сакмееби?(как дела?).Рогор арис Амирани, ра хтеба?( Что с Амираном, что происходит?– Ра сакмееби маквс? (какие у меня могут быть дела?», –   отвечала она стандартно. Про Амирана ничего не говорила, только опускала глаза.      Моя украинская нянечка, Любтя, любила Надю. Часть домашней, вкусной выпечки относилось за угол дома, к "семечнице" – так её назвала наша соседка Зойка. Надины семечки Любтя не брала и нам категорически запрещала их есть: «Воны грязны и вонючи, як тЫраканы!».  На Паску Надя приносила крашеные яйца, кулич и лично передавала всё это "богатство" Любте. С остальными членами нашей семьи она не общалась.  Однажды, по району прошёл слух, что Амирана загрызли крысы и его, якобы увезли на «Скорой». С этих пор его никто никогда не видел. Вскоре исчезла и НадИа.  После их исчезновения , в убани усиленно ходили слухи о том,  что в их жилище – будке нашли матрац, набитый деньгами. Несколько дней боролись с огромными крысами. Кто-бы мог подумать, что у нашей "семечницы" было такое "богатство"?– Цади, да гаиге(иди и пойми),нищая, нЭсчастная попрАшайка, – говорил наш сосед,Гия, покачивая головой.  И для чего и кому она собирала эти деньги, складывая в матрац? Не для крыс же, которые нашли своё убежище рядом с несчастными? Всех, собранных ею, денег не хватило на здоровую, достойную, нормальную жизнь.В могилу с собой никто, ничего не возьмёт. Карманов и матрацев  там ни у кого нет.  
0

ОДА ДУРАКУ

  Дураки – давно уже не дураки. Они чуют своих и объединяются. Они голосуют. За тех, кто успешно ими прикидывается. Они стали особенно заметны, доминируют. Их любая нормальная мысль раздражает.Они не терпят никакой критики, сразу воют: "Тебя слишком много".Дурак считает себя избавителем человечества, ему решать, кто прав, кто виноват. Именно он знает у кого тонкие линии тела, кто умён, кто уродлив, кто красив.Он –"истинный" ценитель и исцелитель...Слава Дураку!!!Если дураку взбредёт в голову, что весь мир против него, то... держись! Появляются признаки движения единственной извилины, принимающей прямую форму. Она у них может встрепенуться, и тогда – не сдержать головы.Дурак превратился в категорию неровно думающего питекантропа. Нервные импульсы его возбуждают, и тогда он начинает внутренне бастовать. Сам себе строит Бастилию, может и Эйфелеву башню. Ему – море по колено.Главное, зачем переживать, мучиться, страдать? Дурак принимает решения спонтанно, быстро. Убедить его в чём-то – напрасная трата времени. Он так решил, он так думает.– А ты не так? Тогда отправляйся в эротическое путешествие. Фамилия Фрейда, вряд ли, дураку о чём-то говорит, но представления о половом акте у него сложились. Доподлинно известно, что делают члены всех сообществ в эротическом путешествии.У других , вообще, не должно быть мнения, иначе какой же он дурак?Вроде, дураков не так много, но расставлены так, что встречаются на каждом шагу.Апокрифическую фразу о дураках и дорогах, кому только не приписывают. Тут и Гоголь и Карамзин и Достоевский. То, что касается дураков, можно отнести к международным категориям.Их всё больше и больше. Идёт какое-то неадекватное размножение таковых особей рода человеческого. Конца не видно... Маразм всё крепчает и крепчает, набирают скорость танки...  
1

ЗАБЫТЬСЯ БЫ

  Забыться бы за вечной канителью, Удрать подальше, не попав впросак...Осенняя листва запахла прелью, Хрустит в камине срезанный вишняк. Пусть говорят : чумная , не молодка, Что хлопоты  —   банальны и пусты. Порой хочу напиться жгучей водкой До одуренья, вплоть  —  до тошноты...Нет, не начать мне жизнь, с нуля, сначала, А доживать среди пустых фигур...Давай же закушу шматочком сала Да с чесночком, надетым на шампур. Что? Не кошерно и невыносимо? Рефлексии, желания —  остры! Плевать! В завесе приторного дыма Не чувствуешь запущенной хандры. Проходит всё. Всё — временно, всё — тленно! Сотрётся грань меж жизнью и концом. Подёрнет Землю инеем смиренным. Спиральный Хронос рвётся напролом! Изъяны дарят муки испытаний: Полжизни — бой, а остальные — боль...И даже исполнение желаний Не смоет с ран душевных грязь и соль...Да, стало мне и холодно и грустно. Не просто ненавижу декабри. Хрустят поленья , догорают хрустнем, Тепло храня до утренний зари.. .
2

Побег от себя

 Я убегала от тупости несносной, От алчности, безликости и зла...Бежать старалась от ран и боли острой, Но...от себя сбежать, я ,не смогла ...Я убегала от глупости, гордыни ,Скандальных сплетен , злобного мурла...Бежать хотелось от "жизни в формалине", Но ...от себя сбежать, я ,не смогла...Я убегала от зависти, занудства, От мыслей жутких ...Как могла – гнала. Бежать хотелось от кары безрассудства, Но...от себя сбежать ,я ,не смогла...Я убегала от ревности стервозной ,От жалостливой "слизи", в виде слёз, Бежала спринтом от хитроумных козней, Что лились словно речевой понос. Я убегала от мстительности, лести, От наглости – как адская смола. Бежать хотелось от баек неуместных, Но...как же убежать мне от себя...Я убегала от трусости, упрямства, От мрачного уныния в очах. Сбегала рысью от бытового хамства. Сбежать бы от себя на риск и страх...Н.Л.(с) 21. 05.20  
5

Ориентация

    Роза была в расцвете бальзаковского возраста. Расцвет сопровождался постоянным прибавлением в весе, по два - три килограмма в год и к тридцати пяти годам достиг своего апогея. Слова: диета, бассейн, фитнес, прочно вошли в её обиход, обогатив словарный запас. Диета начиналась с вечера  —  на утро. Начало было долгожданным, но особенно мучительным и драматичным в часы заката и быстро теряло свою актуальность. С фитнесом и бассейном было ещё сложнее. Абонемент, купленный на год за деньги влюблённого в Розу продавца орехов с рынка, терял срок годности, как и закупленные в магазине «Природа» диетические продукты компании «Привозим на дом».  В самый тревожный период своего «расцвета», достигшего черты в 85 килограммов, Роза встретила Мотю. Встреча состоялась в группе поддержки  —  «Худеем вместе» — последней надежде на тернистом пути осуществления Розиной мечты —  стать «элеХантной». Моте нужно было удалить из своего «расцветшего» в 50 лет тела, порядка, 30 килограммов. Он был очень активен в группе и произвёл на взволнованную Розу сильное впечатление. Его речь была насыщена загадочными и не входящими в словарный запас Розы, словами. Она вызывала восторг, бабочки в животе и желание что-то спросить… —  Вы женатыЕ?, — выдавила из себя Роза, довольная своей находчивостью и тоном.—  У меня другие предпочтения и ориентация, — отчеканил Мотя.  Слово «ориентация» щекотало сознание Розы. Бабочки начинали порхать со страшной силой. Розе было не до фитнеса и диеты. Она рвалась на встречу анонимных любителей еды с рвением Остапа Бендера… для очередной встречи с ориентированным Мотей. Мотя, однако, не отвечал взаимностью, но обещал познакомить с мамой. Это начало,—  подумала впечатлительная Роза. Квартира Моти, наделённого неопределённой ориентацией, представляла собой довольно скромное трёхкомнатное жилище, пропахшее жареной барабулькой. Одесская мама Моти говорила с Розой на более доступном ей языке. Она напоминала маму соседской подруги Сони, которая часто употребляла обсценную лексику, имея при этом вполне приличную внешность. Мама Моти за словом в карман не лезла и перешла в наступление сразу.
13

Холокост

В пламени костров средневековья//И в печах нацистских лагерей//Жгли народ, захваченный в неволе.//У подонков целью был – еврей.//////Сталинские лагеря – Гулаги.//Тройки ,полутёмный коридор.//Жизнь евреев, сломанных в тридцатых.//Сколько их расстрелянных в упор?//////Рубинштейн, ОшЕрович, Михоэлс//Коган, Эренбург и Лина Штерн...//Нету до сих пор душе покоя//Как, за что крушил их СССР?//////Став настольной книгой – " Протоколы"//(Будущих нацистских палачей)//Обвиняли в ереси крамоле//Стариков, младенцев и детей.////Залив очи дрянью алкогольной,//Полицаи – твари всех мастей,//Убивали с «толком», добровольно//Добивая голых матерей…//////  Снег скрипел под стёртыми ступнями,//Манкой покрывая грязь зимы.//В подожженном, дворовом сарае//Пепел деда моего застыл...//////Бабий Яр, Треблинка и Майданек…//Миллионы жертв концлагерей…//Где вы, маленькие Сара, Янек?//Не спаслись от пламени печей…//////Заживо сгоревшие – нетленны!//В памяти потомков – навсегда!//Головы склонив, в комок – все нервы...//Поминаем мёртвых имена.////////Вопреки мы выжили, мы – вольны!//Со слезами пьём за счастье тост!//Никогда не станем подневольны//Тем, кто нас обрёк на Холокост…//////Н.Л.©
0