Алла Шендерова

Максим Диденко: Мне сложно присоединиться к сегодняшней реальности

Он один из немногих режиссеров нового поколения, кто умеет скрещивать драму с невербальным театром. В конце прошлого сезона в «Гоголь-центре» вышел визуально и музыкально изысканный, очень горький спектакль «Пастернак. Сестра моя – жизнь». В нем Диденко взглянул на судьбу Бориса Пастернака сквозь «Зеркало» Тарковского и «Цвет граната» Параджанова, добавив к ним хорошую дозу современного сарказма. Спектакль стал размышлением о судьбе Поэта, живущего во времена тирана. На днях в особняке Спиридонова в Малом Гнездниковском сыграют еще одну премьеру – Диденко ставит спектакль «Черный русский», в котором сюжет пушкинского «Дубровского» будет рассказан от лица трех героев: самодура Троекурова, бунтаря Дубровского и влюбленной в него Маши.
0

Театр вокруг Майдана

В Киеве я бывала и раньше. Последний раз — три года назад. Мне тогда надо было выбрать спектакль для форума молодой режиссуры из стран бывшего СССР. Я смотрела по три постановки в день, настроение все ухудшалось: выбирать было не из чего. Каждый таксист рассказывал о том, что, если Янукович не уйдет, будет революция. А каждый театральный деятель — о том, что средний возраст преподавателей Киевского университета театра, кино и ТВ имени Карпенко-Карого — около восьмидесяти, моложе не берут. «Живых авторов со своими зубами у нас не ставят», — объясняла, помнится, драматург Наталья Ворожбит, чьи пьесы гораздо больше известны в России, чем дома. Собственно, актуальным театром в Киеве занимался только маленький «ДАХ» (что в переводе с украинского — «крыша»), руководимый режиссером Владом Троицким. Троицкий тогда и назвал причину застоя: все постсоветское время театр в стране был в загоне — финансировались, в основном, ансамбли народной песни и пляски.
0