Все записи
11:07  /  11.11.14

3045просмотров

БРАВО, ПУШКИН!

+T -
Поделиться:

Бывают в жизни странные совпадения.

Вчера я смотрел и слушал оперу Рахманинова «Алеко». Было это в «Новой Опере», дирижировал Ян Латам-Кениг, главный дирижер «Новой Оперы» (прекрасный дирижер, с очень разнообразным репертуаром), а хор и солисты были студенты и выпускники Хоровой Академии имени Виктора Попова.

А сегодня мы с женой смотрели ( и слушали!) балет Джона Ноймайера на музыку Леры Ауэрбах «Татьяна», ясное дело по роману Пушкина «Евгений Онегин».

А после этого я пришел домой, и почему-то открыл «Пушкинскую речь» Достоевского.

И что я там читаю?

«…В Алеко герое поэмы "Цыгане« сказывается уже сильная и глубокая, совершенно русская мысль, выраженная потом в такой гармонической полноте в "Онегине", где почти тот же Алеко является уже не в фантастическом свете, а в осязаемо реальном и понятном виде. В Алеко Пушкин уже отыскал и гениально отметил того несчастного скитальца в родной земле, того исторического русского страдальца, столь исторически необходимо явившегося в оторванном от народа обществе нашем» …. «…Еще яснее выражено это в "Евгении Онегине", поэме уже не фантастической, но осязательно реальной, в которой воплощена настоящая русская жизнь с такою творческою силой и с такою законченностью, какой и не бывало до Пушкина, да и после его, пожалуй. Повторяю опять, это тот же Алеко».

То-есть Достоевский утверждает: Онегин – продолжение Алеко. И надо смотреть (или читать) сначала Алеко, а потом Онегина.

Так я и сделал. Вроде случайно.

Но ничего случайного не бывает.

Случай – орудие бога. Пушкин - наше всё. И конечно, он сукин сын, ( В смысле "Ай да Пушкин!), потому что без него – (без Пушкина) ну буквально никуда…

***

«Алеко»  опера, написанная юным Рахманиновым, ему было тогда 19 лет, и по легенде он написал эту оперу за три недели. Я в это не очень верю, все-таки большая партитура, чисто физически трудно написать столько страниц за такое малое время. ( Также не верю в 44 дня «Пиковой Дамы», 13 дней «Севильского цирюльника» и в то, что Моцарт записал после одного прослушивания «Мизерере» композитора Аллегри. Все это – легенды. Но легенды красивые).

Спектакль который я видел, мне очень понравился. Это было то, что называется semi–staged, или «полу-поставленная» опера. И этот жанр мне вообще очень нравится.

Некоторые оперы  лучше всего слушать именно так, semi–staged. Не полностью концертное исполнение, когда все певцы стоят неподвижно и одеты во фраки и вечерние платья, но и не «сверх поставленные» оперы, когда все внимание на «находки режиссера», а на партитуру – чихать.

Не буду сейчас никого называть, но мы все уже знаем, о чем и о ком речь.

Правда бывают такие партитуры, когда чем больше ее замусоривают «находки», тем лучше, хоть есть куда отвлечься, «отвести уши».

Но партитуру «Алеко» хочется услышать. И спектакль, который я увидел, давал эту возможность в превосходной степени. Прекрасные певцы-солисты (выделю Алеко – Дмитрия Орлова), великолепный хор ( руководитель Алексей Петров).

Отмечу неожиданное решения режиссера Дениса Азарова и художника Дмитрия Горбаса. На сцене хор, присутствующий почти все время, а слева от хора – такая большая ширма.

Вот, собственно, и все оформление спектакля. Но эта ширма начинает работать, на ней все участники что-то сначала рисуют, потом она покрывается кровью, потом Алеко в ярости рвет ее в клочья. И этого минимализма оказывается вполне достаточно, чтобы зрители почувствовали невероятный накал пушкинских страстей, любовь и страсть, кровь и смерть.

Еще раз отмечу работу дирижера Яна Латам-Кенига, который мощно и эмоционально провел этот волнующий спектакль…

Хорошо бы, чтобы эта работа не пропала, и не стала одноразовой, чтобы ее время от времени показывали на какой-нибудь площадке…

***

Ну и от «Алеко»  - к «Онегину», прямо как в речи Достоевского.

Но прежде – о феноменальном интересе к этому произведению Пушкина в московских театрах.

(перешибает «Онегина» только «Фигаро» идущий во всех оперных театрах в разных вариантах, и нескольких драматических; сейчас на очереди кукольный театр имени Образцова: поистине  - Фигаро здесь, Фигаро там)

Так вот. «Евгений Онегин» идет в театре Вахтангова, еще не так давно шел в театре на Таганке (любимовском), ну и конечно существует много вариантов чтецкого Онегина, начиная с великой версии Сергея Юрского.

Но «Евгений Онегин», опера  Чайковского, куда популярней. Из 6 московских оперных театров он идет в 5 ( в Большом, в Стасике, в Геликоне, в Новой, и до недавнего времени шел в Театре им. Сац).

Кроме этого в Большом театре есть балетная версия Джона Крэнко.

С чем это связано – ума не приложу. Ведь пушкинский роман – вещь для сцены крайне неудобная. Потому что там сюжет крошечный, и его можно рассказать в трех фразах: один парень поехал в деревню за дядиным наследством, там познакомился с девушкой, которая ему призналась в любви; любовь он отверг. Потом устроил скандал с приятелем и застрелил его на дуэли. А потом через много лет на балу, встретил ту, которую он отверг – и влюбился в нее. Но тут она его отвергла.

Если кто-то скажет, что я что-то пропустил, пусть кинет в меня камень.

 

Но на самом деле пропустил я …всё.

Потому что суть этого романа не в этом довольно плоском и примитивном сюжете, а совсем в другом. В этом «собранье пестрых глав, полу-смешных, полу-печальных, простонародных, идеальных,» в этом сборнике «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет» такая бездна мудрости, иронии, скепсиса, юмора, знания жизни, понимания человека и всего что есть на свете, что его можно читать и перечитывать всегда, без конца.

И в спектакле театра Вахтангова именно это и сделано. Мы как бы заново перечитываем, и поражаемся: «Боже, как мудро! Как, и это отсюда?»

 

Что же на фоне всей этой «онегинщины» может дать нам новый балет «Татьяна», премьера которого только что состоялась в театре оперы и балета имени Станиславского и Немировича-Данченко?

 

Оказывается многое.

Оказывается как всякое гениальное произведение «Онегин» бездонен. И в нем можно бесконечно искать и находить новые смыслы, новые слои, новые глубины.

Джон Ноймайер – хореограф, конгениальный Пушкину. Побоюсь употребить слово «гениальный» оно у нас только для мертвых, но конгениальный ( то есть совпадающий, близкий, адекватный) – правильное слово.

Он не показывает нам сюжет, вернее показывает его не навязчиво, не акцентируя, не педалируя. Да, все есть, и письмо Татьяны, и Ленский с Ольгой, и дуэль, и бал, и раскаяние и разочарование главного героя. И никаких сенсационных «находок», Онегин не пытается соблазнить Ленского, (такое было) Татьяну не насилует медведь ( и такое было), и Онегин убивает Ленского из пистолета, а не стукает табуреткой.

 

Впрочем некоторые отклонения все же есть, но вполне в духе романа.

Так Ленский здесь не поэт, а композитор, и мы понимаем, что часть музыки, которую мы слышим, написана именно композитором Ленским (здесь любопытное пересечение с балетом Алексея Ратманского «Утраченные иллюзии», которое наверняка отметят все российские балетоманы: там тоже бальзаковский поэт Люсьен стал композитором, и музыка Десятникова выдается нам как музыка Люсьена)

Зарецкий, в романе вполне эпизодический персонаж, здесь превращается в некоего дьявола, вокруг которого крутится интрига, и который сам закручивает интригу и доводит героев до роковой дуэли.

Важная и точная деталь – показ жизни повесы Онегина до начала Пушкинского текста, до смерти дядюшки. Тут масса сочных деталей, вплоть до балета «Клеопатра» (ничего о таком не знаю), который Онегин посещает очевидно в «Мариинке».

Неожиданными являются красногвардейцы, появляющиеся в пушкинской деревне под музыку то ли «Яблочка», то ли «Бубличков», странный, но украшающий своей необъяснимостью эпизод.

 В целом балет «Татьяна» завораживает. В нем есть вот эта текучесть, которая свойственна настоящим произведениям искусства, когда один эпизод перетекает в другой без швов, без границ, без пауз – и ты даже не замечаешь, как и куда тебя несет волна пластики и музыки.

 

Не могу не сказать несколько добрых слов о музыке. Это сочинение написано крепкой профессиональной рукой, с пониманием балетной специфики. Порою  партитура балета подымается к настоящим горним вершинам, особенно во втором акте. Я давно слежу за творчеством Леры Ауэрбах: она сделала удивительную карьеру, став настоящей международной звездой в современной академической музыке – и вполне заслуженно. Ею написано огромное количество самых разных сочинений, и видно, что она одержима своей работой, и делает это с огромным удовольствием.

Чего бы я ей пожелал – это не бояться иногда выходить за рамки избранного стиля. Весь балет, о котором я говорю, написан примерно одними музыкальными красками, довольно жесткими, мрачными,  пожалуй чрезмерно одинаковыми, однотонными

Может это и хорошо – стилистическое единство всегда считалось достоинством.

Но, скажем в сцене того же балета «Клеопатра», который, предположительно, является цитатой из некоего старинного балета, - не уместно ли было бы услышать музыку в духе стилизованного ХVIII века?

Это было бы вполне оправданно, а главное дало бы ушам передых от диссонансов а-ля Стравинский или Булез.

Немного пережато с каким-то инструментом в оркестре, который напоминает пилу или флексатон, и который слишком часто подвизгивает и подсвистывает, глиссандируя в разные стороны.

Но в целом это прекрасная работа, и россияне могут гордиться, тем, что молодая женщина, родившаяся в Челябинске, по-настоящему завоевывает (и уже завоевала) мир в такой непростой области, как классическая музыка. А ведь все еще впереди!

 

Об исполнителях – только два слова.

Великолепный Онегин -  Дмитрий Соболевский, неожиданный, брутальный, лысый, с голым торсом почти весь спектакль, убедительно играющий и мачо, любимца женщин, покорителя сердец и тел, и тут же – страдающий, разочарованный, потрясенный. Блестящая работа.

Ну и феерическая Диана Вишнева – Татьяна.

Я много раз видел ее на сцене, и в Нью-Йорке, и в Питере и в Москве, но здесь она, кажется, превзошла себя. Конечно, это заслуга и Ноймайера, который, кажется, специально для этой артистки выстроил эту адски трудную во всех отношениях роль – но и артистка блистательно выполняет все, что для нее придумано.

Здесь такой немыслимый клубок страстей, и мечтаний, и любви, и страданий, и достоинства, и грации, и ненависти, и восторга – понимаешь, что Онегин просто дурак, что не разглядел такую девушку.

Но, правда, если бы разглядел – тогда история из трех фраз сократилась бы до одной, и что бы мы делали тогда?

 

Я хочу поздравить весь коллектив театра с этой прекрасной работой. Особой похвалы  заслуживает великолепный оркестр, который под руководством главного дирижера театра Феликса Коробова, звучит то пленительно, то захватывающе, а иногда и пугающе.

И идеально совпадает с тем, что происходит на сцене – особое умение балетных дирижеров.

И в конце – особое спасибо продюсеру Ирине Александровне Черномуровой, которая, насколько я понимаю, выносила этот проект своими руками, и без которой ничего бы этого не было.

 

Браво!