Наталия Киеня

Винс Реффет, человек летающий

Винс Реффет — живая легенда мирового парашютного спорта и один из трех пилотов, летающих с Jetman Dubai. Эти люди выполняют полеты с уникальным жестким крылом, которое крепится на тело и позволяет человеку оставаться в воздухе до десяти минут. Команда Jetman выполнила множество полетов в разных точках земного шара, в том числе совместно с крупнейшим пассажирским авиалайнером А380 и эскадрильей Patrouille de France. В проекте «Сноба» и Luminous Part, посвященном великим мечтателям, Наталия Киеня поговорила с Реффетом об устройстве реактивного ранца-крыла, полетах без парашюта и философии риска

0

Модель Мэделин Стюарт: Все люди одинаково прекрасные, поэтому я себе нравлюсь

Мэделин Стюарт 19 лет, и ее называют уникальной моделью. Мэдди родилась с синдромом Дауна, который, однако, не помешал ей построить карьеру. Она дважды выступала на New York Fashion Week, неделях моды Style и Uptown, была лицом косметического бренда GlossiGirl, выступала на международном модном шоу Melange в Сан-Франциско, получила награду Model of the Year Award, работала в Лос-Анджелесе, Сиднее, Флориде, на Гавайях и в других местах.

0

Архитектура на весу: Андреас Веннинг, строящий дома на деревьях

СЗа последние годы вы построили десятки домов на деревьях в разных частях света, у вас своя компания, несколько премий. Почему вы решили этим заняться?

0

Наталия Киеня: Олимпийская игра в ксенофобию

Спорт — явление невероятно древнее. Игры в мяч существовали еще у индейцев Центральной Америки: во втором тысячелетии до нашей эры здесь играли в тлачтли, игру, похожую на современный волейбол, причем играли на стадионах. В Древней Греции тоже любили спорт: бег, гимнастику, борьбу, метание диска, состязания на колесницах и многое другое. Выдающимся гимнастом, борцом и наездником был даже Платон, который, кстати, получил прозвище, заменившее ему имя, в том числе и из-за спортивных занятий: в переводе с древнегреческого platos означает «широкий», «широкоплечий».

0

Я, манипулятор

Манипуляция — это данность, невозможно отрицать. Мы часто сталкиваемся с ними: есть какой-то подвох в том, как бесслезно плачет капризный ребенок, или в том, как высокопоставленный политик цедит с телеэкрана: «Мы выражаем глубокие соболезнования...» Ребенок вовсе не огорчен. Политик вовсе не сострадает. Мы знаем об этом.

0