Все записи
11:26  /  6.10.17

938просмотров

Свобода ценой чужой смерти: фильм Резо Гигинеишвили "Заложники" как сложное духовное упражнение

+T -
Поделиться:

kinopoisk"Заложники" Резо Гигинеишвили – это жесткая притча, снятая при этом без какого-то либо нравоучительства. Это такая редкость – и роскошь, для отечественного кино, где автор обычно нависает над тобой так близко, что ты чуть ли не чувствуешь его щетину на своем затылке, а авторская манипуляция и дидактические наставления – "вот, тут ты должен уяснить это, а здесь почувствовать то",  вытесняет все остальные приемы, а зачастую и сюжет. Гигинеишвили, наоборот, ничуть не давит,  –  но при этом, выйдя из кинотеатра, куда мы ходили с другом, я сказала ему: "Ты знаешь, у меня такое впечатление, что я сейчас с ним разговаривала два часа – с этим взрослым и строгим мужчиной". Это ощущение его присутствия было почти физическим и личность Резо, его мимика – в которую я невольно так долго и пристально вглядывалась, когда у нас на сайте выходили один за одним его интервью, горельефно выступала из канвы снятого им фильма. 

Сюжет – из разряда тех библейских историй, которые предлагает нам сама жизнь. В начале советских 80-х несколько молодых людей из Грузии, слушающих The Beatles, курящих американский Camel и дружащих с батюшкой-фарцовшиком, решают убежать за границу и выбирают для этого очень неудачный способ. Они хотят угнать самолет, летящий из Тбилиси в Батуми, и направить его в Турцию. Как всегда, что-то пошло не так – и на борту завязывается тарантиновская перестрелка, ни до какой Турции они не долетят, а вернутся в Тбилиси, где самолет штурмуют, а "угонщиков" будут судить "по всей строгости советских законов". 

Фильм, по большому счету, про слепоту – слепоту молодых и глупых, которые пока еще совсем ничего не успели понять – ни о мифической "свободе", якобы царящей там, ни о "бепросветном ужасе", царящем здесь. Слепоту "старших" – то есть родителей и власти, которые не пускают своих детей никуда, чтобы они, может быть, наконец-то поняли что-то про свободу и несвободу. Границы закрыты, рты закрыты, – логично, что священник-рокер в таком сеттинге становится пророком.   

При этом Советский Союз, – а лучше сказать, советская Грузия, показанная у Гигинеишвили, подчеркнуто нейтральная: есть и гэбэшники – про них мы и так все знаем, можно больше не говорить, есть оголтелая тоталитарная пропаганда – тоже вроде как знаем, но доминирует тут изображение красоты – молодых людей, словно выпрыгнувших из полотен-иллюстраций к руставелевским поэмам, их благородных, сильных родителей, и даже ненавящевая констатация вот этой отечественной подпольной свободы, сохраняющейся до сих пор: когда воинствующий атеизм, но работают церкви, когда социалистический реализм, но есть Неизвестный, когда линия партии по-прежнему прямая, но  есть "музыка на костях" (в этом плане изумителен эпизод обыска у священника, с которым общались угонщики – напротив икон висит  плакат с Джими Хендриксом). 

В этом плане можно было бы слегка упрекнуть авторов в "ватничестве" – но я быстро осеклась: скромный, но яркий опыт проживания на "берегу свободы", куда так стремились бедолаги-угонщики, сделал  меня саму гораздо "ватнее" и умереннее,  так что вместо упрека я мысленно поблагодарила Гигинеишвили за такой взрослый умеренный центризм. На экране в этот момент происходила напряженная драматическая сцена, сопровождаемая прекрасной оркестровой музыкой Гия Канчели, а в соседнем зале бухал пимановский "Крым", пристанище подростков, которым негде позаниматься оральным сексом.   

"Заложники" же – фильм для взрослых, а потому здесь не дается определений: признаюсь, в какой-то момент этого даже ждешь – что вот тебе сейчас расскажут, что именно за свободу-то они хотели, и что такое свобода на самом деле. Понятно же, что заложники – не взятые в плен люди в самолете, а мы все, – пусть сейчас уже и частично выездные, пусть серп и молот сменился на медведя, пусть можно читать Солженицына и не ходить на "Крым", но по сути-то ничего не изменилось. Мы все еще заложники, и чтобы вырваться, нам предстоит придумать способ получше, чем угнать самолет. А вот с этим как раз проблемы

P. S. Посмотрим, сколько школьников выйдут угонять самолет в эту субботу.

Новости наших партнеров