Все записи
14:33  /  26.07.18

1309просмотров

Андрей Кавун: «История с детьми очень чувствительная всегда»

+T -
Поделиться:

В конце июня в поселке Завидово Тверской области состоялся важнейший благотворительный старт сезона – детский забег STARKIDS, организованный проектом IRONSTAR. На дистанцию вышли около 100 спортсменов от 0 до 12 лет, а все стартовые взносы поступили в благотворительный фонд «Синдром любви». Вместе с другими детьми свой километр пробежала Ника Кириллова – юная спортсменка с синдромом Дауна.

У детского забега серьезная, взрослая миссия – поддержать региональные программы по развитию групп обучения плаванию людей с синдромом Дауна, а также финансировать поездки на соревнования для самых талантливых спортсменов. Только в 2018-2019 году на эти цели благотворительному фонду необходимо собрать 1,5 миллиона рублей. И большой вклад вносят сами триатлонисты и организаторы IRONSTAR.

О том, почему для сильных людей важно заниматься не только спортом, но и благотворительностью, журналисту фонда «Синдром любви» Анастасии Шерман рассказал генеральный директор IRONSTAR Андрей Кавун.

Андрей, когда проект IRONSTAR только создавался, вы с партнерами планировали, что будете так активно участвовать в благотворительности?

Все началось неслучайно и логично. Триатлон – семейный вид спорта, несмотря на то, что среди действующих триатлонистов 80 процентов мужчин и только 20 процентов женщин. Семейный, потому что на соревнования к нам приезжают полной семьей, взрослые и дети отдыхают, веселятся, занимаются спортом. С учетом того, что для нас всегда главной задачей было угодить всем, нам очень важно было придумать активности и для женщин, и для мужчин, и для детей. Со второго старта в сентябре 2015 года у нас появился детский благотворительный забег – STARKIDS. И вот он у нас в таком благотворительном формате до сих пор существует и будет существовать.

Кто кого ищет в благотворительном партнерстве? Вы – фонды? Или фонды сами приходят в IRONSTAR

Сначала искали мы, потому мы были еще никому не известны. Для любых фондов, партнеров, спонсоров всегда риски – работать с новым партнером. Поэтому сначала искали мы, теперь – ищут нас.

Партнерство со спортивными брендами – понятно. Это взаимовыгодная история. Но партнерство с благотворительным фондом всегда в тумане. Какие оно может принести выгоды? Или это история про социальную ответственность?

В основе всего, чем мы занимаемся, лежит бизнес. Но определенная миссия у нас есть: мы делаем героями обычных людей. Это философия триатлона. В детском забеге задачи зарабатывать никогда не было, нам хотелось сделать какой-то праздник. А если при этом у нас появляется возможность помочь благотворительному фонду – почему нет? Каких-то корыстных целей – их просто нет здесь.

Есть какие-то правила, как вы выбираете благотворительный фонд, с которым будете работать?

Каких-то четких критериев здесь нет. Естественно, мы проводим аналитику, изучаем рынок: насколько другим компаниям было удобно и комфортно работать с фондом, какая была обратная связь. Потому что для нас важно, чтобы наш фокус не смещался целиком на благотворительность, это все-таки задача благотворительного фонда. Естественно, партнерство IRONSTAR и благотворительного фонда для нас интересно, но только с точки зрения информационного охвата. Маховик по согласованиям, по коллаборациям, по включению селебрити должен достаточно быстро крутиться. Это основа основ.

Как думаете, по вашим ощущениям, на какие благотворительные акции больше откликаются люди, которые занимаются триатлоном? Что срабатывает?

История с детьми – она очень чувствительная всегда.  Абсолютно правильно нами был выбран формат детского забега, где родители регистрационные взносы за ребенка отдают в благотворительный фонд. Мне кажется, большего отклика, с точки зрения соединения спорта и благотворительности, наверное, быть не может. Делаем все правильно и двигаемся в правильном направлении.

Если отвлечься от фондов… У вас мощная армия преданных людей, дело триатлона живет и побеждает в Pоссии. Нет ли в IRONSTAR идеи продвигать благотворительные программы, которые будут делаться под вашей маркой?

У нас, как у организатора соревнований, таких идей нет. И я объясню почему. Для того, чтобы получалось что-то хорошо, нужен фокус. Если ты начинаешь заниматься всем подряд, то обязательно где-то что-то получаться не будет. Поэтому, в данном случае, мы по всем направлениям, выбираем партнеров и стараемся выстроить взаимовыгодную модель. У нас отдельные спортсмены есть, которые посвящают свои финиши, медали и подвиги на супердлинных дистанциях благотворительности. И таких среди триатлетов очень-очень много. Это очень здорово. Но это не происходит под нашим зонтиком, под зонтиком IRONSTAR. Ребята сами выбирают проекты.

«Атлетом во благо» благотворительного фонда «Синдром любви» в этом сезоне стал один из сильнейших триатлетов России Степан Вахмин. Прокомментируйте эту историю? Насколько она оказалась неожиданной для вас?

Степа – человек с открытым сердцем, всегда готовый помочь. Я Степу знаю уже достаточно давно, еще когда мы работали в фитнесс-индустрии. Фактурный, очень профессиональный и готовый помочь человек, поэтому, мне кажется, фонд сделал правильный выбор и очень здорово, что Степа согласился помочь. У него это очень здорово получается. Я наблюдаю за этим уже с Сочи (первую открытую благотворительную тренировку Вахмин провел перед официальным стартом IRONSTAR, а все собранные деньги перечислил в фонд «Синдром Любви» - прим.). Очень приятно и радостно смотреть на то, что происходит.

А вы не были на его тренировках?

Не был лично, но все отзывы, которые я слышал – они суперположительные!

Самый главный отзыв дал сам Степан: «Я бы сам ходил на такие тренировки». Слушайте, мы все время говорим о благотворительности как-то отстраненно, деньги отдельно, спортсмены отдельно… Но ведь многие старты IRONSTAR буквально инклюзивные! Это же ваша фишка тоже!

Это существует с самого первого старта. Да, у нас есть категория параспортсменов с абсолютно разными особенностями – на дистанции выходят люди незрячие, утратившие слух, много людей с ампутированными конечностями, с поражениями опорно-двигательного аппарата… В этом году в Сочи проходил Чемпионат России для спортсменов с поражениями опорно-двигательного аппарата, в следующем году будет Чемпионат Европы – все это интегрировано в наши старты.

Мы сами оплачиваем участие параспортсменов в наших стартах, им достаточно только приехать. И эта тенденция увеличивается. Если раньше на старт могло выйти 6 параспортсменов, то в этом году в Сочи было уже около 40 атлетов! Практика есть, она очень благородная, ребята и девчонки в этом сегменте очень сильно вдохновляют всех остальных спортсменов и, по результатам, очень часто обходят тех, у которых нет ограничений. Это мировая практика – и мы от нее отказываться не будем. Я сам восхищаюсь всегда силой особенных спортсменов. В глазах застывают слезы от гордости за то, что эти ребята преодолевают себя и выходят на пьедестал почета. Это очень круто!

Вы ведь тоже участвуете в инклюзивных стартах… Вспомните ощущение этой совместной дистанции.

Мурашки по коже у меня бегут сейчас. Ты понимаешь… В циклике на длинных дистанциях ты всегда борешься с самим собой, это такой основной наркотик, из-за которого очень многие в этом спорте…  Ты сильно вычищаешься, ты думаешь, и иногда мозг тебе дает команду: «Брось это! Ты устал! Ты все всем доказал! Сойди с дистанции!».  А когда на дистанции ты встречаешь параспортсменов, ты понимаешь, что у тебя вообще нет ни одной причины для того, чтобы сойти, отказаться, не тренироваться. И это проецируется не только на спорт, а на все сферы жизни. Это реально огромный источник вдохновения. И мы видим, как эти спортсмены у нас растут на глазах, многие из них пришли в триатлон в 2015 году, вообще никогда не слыша о нем, а сейчас стали Чемпионами России, «железными» триатлетами. Такие истории очень вдохновляют. Какие могут быть ограничения для человека? Разве это не может не вдохновлять?

Получается, что IRONSTAR создал мир равных возможностей для всех?

Я бы не говорил, что мы создали. Мы здорово поспособствовали тому, чтобы происходили эти метаморфозы. Многие параспортсмены сейчас очень известные, кто-то медийный, кто-то в «Форбсе», в каких-то шоу участвуют… Вот этот толчок, которому мы позволили случиться, он их привел на качественно другой уровень жизни. У них появился смысл, они вдохновляют многих, и это здорово.

Есть шанс, что однажды на дистанцию в триатлоне выйдут ребята с синдромом Дауна?

Конечно! Супер! Эстафетную команду собирайте – один пускай плывет, другой крутит педали, третий – бежит.

Что можно считать критерием успешной работы IRONSTAR с благотворительным фондом? Когда вы говорите: «Да, мы молодцы, это было хорошее сотрудничество».

Первое – это то, какой отклик есть у аудитории. Какой отзыв. Как наши участники интегрируются в проекты-спутники, как Степан Вахмин, например, который стал вашим «Атлетом во благо». Нам бы хотелось, чтобы работа и возможности фонда позволяли как можно большим людям услышать вообще о триатлоне, о том, что в соревнованиях можно участвовать всей семьей, о том, что есть детский забег, женский забег.

Триатлон – это удивительный вид спорта, который просто заражает всех вокруг. Он существует! Но до сих пор не все в России еще знают, что это такое, несмотря на то, что мы делаем все возможное, чтобы и студенты, и взрослые и пожилые люди узнали о нем. А у нас на стартах есть люди любых возрастов. Самому старшему участнику стартов IRONSTAR 83 года и он проходит дистанцию наравне со всеми. Вот это, мне кажется, было бы здорово – совместными усилиями с благотворительным фондом - партнером, чтобы мы, как говорится, красиво шумели, и это было эффективно для детей, которым мы помогаем.

Андрей, откуда лично у вас – человека бизнеса, такие запасы доброты и открытости? Откуда эта способность принимать всех?

У меня особенная мама, которая учила меня быть открытым человеком. Это очень сильно помогает. Я вообще считаю, что коммуникационные навыки человека – это номер один с точки зрения компетенции не только в личном, но и в профессиональном плане. Я, например, сотрудников набираю по такому принципу.

Мы в IRONSTAR начинали в свое время с очень маленьких стартов – на первую дистанцию вышло 150 любителей. В этом году финишерами станут уже более 7 тысяч человек. Чтобы все это развивалось, ты не можешь фальшивить, ты не можешь быть недобрым. Естественно, внутри компании мы очень требовательны ко всему. Потому что если ты не относишься к работе, как к бизнесу, то, скорее всего, она очень быстро закончится. Но при этом, у нас открытая миссионерская позиция: мы все-таки стараемся своими действиями показывать, что есть векторы, по которым можно делать этот мир лучше. И мы делаем его лучше - с помощью спорта, с помощью триатлона.

Благотворительный фонд «Синдром любви» помогает людям с синдромом Дауна. Мы очень стараемся и делаем все от нас зависящее, но без помощи нам, как и всем другим общественным и благотворительным организациям, не обойтись. Спасибо, что поддерживаете.