Все записи
10:35  /  4.02.21

1585просмотров

«Врач, а используешь гомеопатию!» Почему мы от докторов ожидаем индивидуального подхода и одновременно критикуем за отступление от стандартных медицинских знаний?

+T -
Поделиться:

Услышав впервые фразу «Врач, а используешь гомеопатию!», я не сразу поняла ее насмешливый смысл. Видимо, сказались десять лет жизни и работы во Франции. В этой стране врач с дипломом дополнительного образования по гомеопатии считается на порядок авторитетней и профессиональней своих коллег. К такому врачу, как к более знающему специалисту, охотнее идут пациенты, так как решений для той или иной проблемы он увидит больше, чем доктор с академическим медицинским дипломом. Академическая медицина сегодня узко стандартизирована и запротоколирована. Существуют четкие алгоритмы, как и в какой последовательности действовать, как лечить пациентов по заранее определенной схеме, которая по понятным причинам не может учитывать особенности каждого. Специалист с дополнительным образованием в области гомеопатии, придерживающийся персонализированного подхода, работает с каждым пациентом и с учетом его индивидуальных особенностей. Ведь одна и та же терапия совершенно по-разному действует на разных людей.

Таким образом, знания гомеопатического метода — дополнительный «балл» в квалификации врача, и практичный француз обязательно учтет это, занимаясь вопросами своего здоровья. Тем более, что недостатка в таких специалистах нет - гомеопатический метод в своей практике использует каждый третий французский терапевт.

В России же дела обстоят иначе, и смысл этой фразы совсем иной. Если ты врач, то обязан придерживаться исключительно академических программ обучения. А признать, что тебе интересна ароматерапия, гомеопатия, остеопатия — для многих практически означает отречься от всего, что ты изучал ранее или признаться в профнепригодности.

В своем описании эволюции медицины ученые L'institut du thorax (фр. Институт исследования органов грудной клетки) отметили, что уже на рубеже XX–XXI веков мировая медицина начала выходить за рамки концепции «стандартов»: в мире растет статистика нетипичных случаев, а «лекарства-блокбастеры», как оказалось, не имеют 100%-й эффективности. Стандарты, выверенные с позиций доказательной медицины, все равно не покрывают 100% реальных клинических ситуаций. А исключений немало: растет число людей с аллергическими реакциями на тот или иной «массовый» препарат, резистентность к антибиотикам и противовирусным препаратам развивается быстрее, чем фармакологи успевают создать новые. Лечить всех пациентов одной «универсальной» таблеткой по принципу one size fits all   получается далеко не всегда. Да и сами пациенты все больше требуют альтернативных, более экологичных и щадящих методов воздействия на свое здоровье.

Я не удивлена, что в России на курсы по гомеопатии приходят преимущественно врачи с большим стажем работы. Ведь чтобы понять всю ограниченность готовых решений и односторонность университетских знаний, врач должен накопить собственный опыт — в том числе, опыт ошибок, а также нестандартных случаев и ситуаций. Признаться себе, что мог бы сделать больше, расширяя палитру своих знаний и терапевтических подходов.

И это всегда личная ответственность. Что лучше — лечить «по стандарту» атопический дерматит у грудного ребенка гормональными мазями, зная, что такой подход может привести к побочным эффектам разной степени тяжести? (Кстати, в клинических рекомендациях РААКИ за 2020 год указано, что гормональный препарат клобетазол противопоказан детям до 12 лет; бетаметазон, триамцинолон, флутиказон, мометазон, и преднизолон — детям до 1–2 лет, а гидрокортизон, метилпреднизолон и алклометазон — детям до 4–6 месяцев). Или пойти по нестандартному пути и использовать гомеопатию? Выписать «по стандарту» нестероидные противовоспалительные средства при растяжении связок, зная, что при длительном приеме у пациента может открыться желудочное кровотечение? Или назначить препараты на основе растения Арника монтана без риска таких осложнений?

Чтобы врачу понять все разнообразие медицинских подходов, надо понять все разнообразие нужд пациентов.

Что делать, если ваш врач, выслушав ваши жалобы, назначает гомеопатию, фитопрепарат или вдруг добавляет к рецепту рекомендации по коррекции диеты? Может быть обсудить его варварские методы в фейсбуке и снова собрать армию неистовых порицателей?

Как минимум, давайте не будем подозревать его во вредительстве! Возможно, нежелание доктора выписывать вам очередной иммуностимулятор, антибиотик, противовоспалительный, сосудосуживающий препарат (список может быть длинным) имеет весомую причину и желание позаботиться о вас более бережными средствами?

Проблема, связанная с побочными действиями медикаментов, актуальна во многих странах, но в России еще не принято вести публичную статистику. В других странах уже подсчитали и выяснили, что побочные эффекты от избыточного приема препаратов регулярно уносят очень много жизней. Согласно данным Европейского агентства лекарственных средств (European Medicines Agency), в странах Евросоюза от побочных реакций на медикаменты каждый год умирают 197 тысяч пациентов. В США аналогично: ежегодно из-за побочных эффектов лекарств уносят жизни 160 тысяч человек. Это больше, количество чем жертв автокатастроф.

В среднем каждый третий больной вынуждены обращаться за дополнительной помощью к врачу из-за побочных реакций на лекарства.

Ведь у 30% пациентов с симптоматическими язвами и сопутствующими заболеваниями верхних отделов желудочно-кишечного тракта даже «обычный» аспирин имеет токсическое действие на желудок.

Возможно, нет еще таких стандартов, но есть исследования, показывающие, что использование гомеопатических лекарств при инфекциях верхних дыхательных путей позволяет использовать в два раза меньше антибиотиков (57%), жаропонижающих/противовоспалительных препаратов (46%).

Включение гомеопатических лекарств при заболеваниях опорно-двигательного аппарата позволяет снижать использование нестероидных противовоспалительных препаратов на 46%, применять на две трети меньше анальгетиков (67%). А значит, снижать риск побочных эффектов для этих пациентов и лекарственную нагрузку в целом.

Все это в некоторых случаях позволяет улучшить состояние больного: исследование 2020 года, в котором принимали участие эксперты из Австрии, Германии, Швейцарии и Индии, доказало, что гомеопатическое лечение в качестве дополнения к основной терапии может повысить качество жизни пациентов с немелкоклеточным раком легких и даже продлить ее.

И, к сожалению, нет стандартов (и возможно, не будет), где были бы учтены данные клинических наблюдений о том, что йога имеет благотворный эффект при бессоннице у женщин в период менопаузы, повышает выработку мелатонина, а некоторые виды йоги, включающие дыхательные упражнения, улучшают легочную функцию. А остеопатия может снижать поясничные боли.

Многие ли из пациентов, придирчиво оценивающих «компетентность» своего доктора на знание доказательной медицины, знают вышеперечисленные факты? Судя по ТОП–20 самых популярных в России лекарств — немного.

Я убеждена, что настоящее лечение — эффективное, уважительное к особенностям пациента, бережное — к его организму не может ограничиваться одним подходом или протоколом.

До тех пор, пока мы смотрим на лечение через «замочную» скважину одного метода или протокола, мы не видим или не хотим видеть всех возможностей медицины. А они очень разнообразны, и я искренне желаю каждому из нас получить опыт их использования.