Борис Аронштейн

Disclaimer

Уважаемые участники и читатели проекта "Сноб". Слухи о моей смерти (распущенные мною самим) оказались преждевременными. ДР убедила меня в том, что одного года слишком мало для получения достоверных результатов эксперимента (который я, как истинный ученый, провожу на себе) о возможности появления иммунитета к отрицательным последствиям социальных сетей на человеческую психосоматику.

1

Последний подарок, или воспоминания о будущем

Этот рассказ - моя последняя публикация на "Снобе". Ровно год назад меня пригласил в проект его шеф-редактор Сергей Цехмистренко (в далеком прошлом ученик моей мамы. которому она преподавала историю и обществоведение и под влиянием уроков которой он закончил истфак МГУ и стал кандидатом исторических наук). Будучи уже тогда (и оставаясь сейчас) убежденным противником социальных сетей, я тем не менее решил еще раз ("как истинный ученый") поставить эксперимент на себе и проверить собой два великих постулата:

11

Джон Мильтон: от метафизического экзистенциализма к духовному освобождению (Продолжение)

Начало здесь

7

Джон Мильтон: от метафизического экзистенциализма к духовному освобождению

Джон Мильтон (1608-74 гг.) является одним из наиболее значимых поэтов 17-го века и, безусловно, одним из наиболее значимых поэтов всей английской литературы, оставивший в ней весьма заметный след. Он справедливо считается «литературным отцом» канонической англоязычной эпической поэмы (длинного повествовательного поэтического произведения, написанного в возвышенном стиле), ярчайшим примером которой является поэма Потерянный рай (Paradise Lost).

1

Диалоги о художественном переводе. Диалог тринадцатый: Т. Элиот. Утро у окна

Читатель:  Переводы твои очень хороши. А там, где нет рифмы, и я попробовал:

1

Диалоги о художественном переводе. Диалог двенадцатый: Т. Элиот. Странствие волхвов

Читатель: Мне показались интересными размышления О. Седаковой в связи с ее переводом «Божественной комедии» Данте.  Она пошла по пути составления подстрочника. И вот, что она в связи с этим пишет (цитаты выбраны из короткого предисловия к переводу, выделения мои):

1

Томас Стернз Элиот: настоящую поэзию можно воспринять еще до того, как ее можно осознать (Окончание)

Journey of the Magi (Странствие волхвов). Читает Том О'Бедлам

3

Томас Стернз Элиот: настоящую поэзию можно воспринять еще до того, как ее можно осознать (Продолжение)

Продолжаю знакомить участников и читателей проекта "Сноб" с творчеством англо-американского поэта-модеониста Томаса Элиота.

1

Томас Стернз Элиот: настоящую поэзию можно воспринять еще до того, как ее можно осознать (Продолжение)

В предыдущик колонках я начал знакомить авторов и читателей проекта "Сноб" с творчеством англо-американского поэта-модерниста Томаса Элиота. В этой колонке я продолжу это знакомство.

0

Томас Стернз Элиот: настоящую поэзию можно воспринять еще до того, как ее можно осознать (Продолжение)

В предыдущей колонке я начал знакомить участников и читателей проекта "Сноб" с творчеством англо-американского поэта-модерниста Томаса Стернза Элиота. В этой колонке я продолжу знакомство.

2

Томас Стернз Элиот: настоящую поэзию можно воспринять еще до того, как ее можно осознать

Томас Стернз Элиот (26 сентября 1888 г., Сент Луис, штат Миссури, США — 4 января 1965 г., Лондон, Англия), англо-американский поэт, драматург, литературный критик и редактор, лидер модернистского движения в поэзии, особенно проявившегося в поэмах The Waste Land, 1922 (Потерянная земля)  and Four Quartets, 1943 (Четыре четверти). В поэзии Элиота заметно сильное влияние англо-американской культуры с двадцатых по шестидесятых годов двадцатого года. Его эксперименты в области выбора слов, стиля и поэтической просодии в целом словно воскресили англоязычную поэзию, и в серии критических эссе он в клочья разорвал старые ортодоксии и воздвиг новые. Публикация Четырех четвертей привело к признанию его величайшим на то время английским поэтом и литератором, и в 1948 году он стал Кавалером ордена «За заслуги» и Нобелевской премии по литературе.

2

Эндрю Марвелл: таинство и красота - шедевры, неподвластные времени (Продолжение)

В прошлой колонке я начал знакомить участников и читателей проекта "Сноб" с английским поэтом-метафизиком Эндрю Марвеллом. Сегодня я продолжу это знакомство.

0

Эндрю Марвелл: таинство и красота - шедевры, неподвластные времени

Гениальные литературные произведения «вневременны» - именно вневременность позволяет нам отнести то или иное из них к гениальным. Другие же исчезают со временем или, говоря современным языком, деградируют: пропадают ассоциативные связи, аллюзии становятся неясными, слова меняют свои значения и контекст претерпевает значительные изменения. Если даже полагать, что сердцевина «смыслов» (как сейчас принять говорить) остается неизменной и незыблемой, вы не можете быть уверены в целостности этого литературного наследия. Вероятно, это и имел ввиду Томас Элиот, сказав об Эндрю Марвелле (Andrew Marvell - 1621-1678 гг.) : The quality which Marvell had... is something precious and needed and apparently extinct (Поэзия Эндрю Марвелла… обладает чем-то таким ценным и необходимым, чего в наши дни совсем не осталось).

2

Уильям Йейтс и Джозеф Байден

Вспоминал ли Президент Байден, наблюдая погружающийся в ад Кабул, строчки своего любимого поэта Йейтса?

0

Диалоги о художественном переводе. Диалог одиннадцатый: У. Йейтс. Пасха 1916 года

Читатель: Я теперь, получив твои переводы, первым делом читаю их громко вслух.  И не устаю поражаться твоему уху.  Этот раз – не исключение. Хотя мне кажется, что ритмическая конструкция не вполне совпадает с оригинальной, она замечательная сама по себе. У меня бы так самостоятельно точно бы не зазвучало.

0

Уильям Батлер Йейтс: Тебя Ирландия сумасшедшая в поэзию ввергла (Продолжение)

В прошлой колонке я начал знакомить участников и читателей "Сноба" с творчеством У. Б. Йейтса. Сегодня я продолжу это знакомство.

9

О «врагах народа», Дорогой Редакции, ну, и о нас с вами

Вполне допуская. что этот мой пост может оказаться на «Снобе» последним, более того, вполне допуская, что он может быть удален Дорогой Редакцией, я публикую его, поскольку больше не могу молчать.

21

Уильям Батлер Йейтс: Тебя Ирландия сумасшедшая в поэзию ввергла

Уильям Батлер Йейтс – в равной степени сентиментальный и последовательный в достижении своих целей поэт, одновременно мечтатель и реалист, вдохновленный своей собственной жизнью, объяснившийся в любви к своей собственной земле и ее детям, окруженным магией и часто считающийся величайшим автором своего века и одним из самых значительных в мировой литературной истории, что и было подтверждено присужденной ему Нобелевской премией по литературе.

5

Диалоги о художественном переводе. Диалог десятый: Д. Донн. Молитва Господу, Отче нашему (Иисусу Христу)

Читатель: Как обычно, дело не совсем в том, что ты пользуешся образами, отсутствующими в оригинале. На самом деле, это не так уж и страшно, если их «вектор силы» по направлению совпадает с авторским. Проблема возникает, когда эти направления расходятся. (Естественно, я сужу с точки зрения своего восприятия оригинала). Для начала я не вижу никакой «инверсии». Грех страха это именно грех страха. Подлинный христианин не боится  смерти, ибо вера его предполагает бессмертие души, а смерть тела есть всего лишь ее освобождение для жизни вечной. Христианин должен не бояться, а молиться и надеяться, что грехи его будут прощены и он «со святыми упокоится». А святые это ровно те самые души, что имеют счастье вечно лицезреть «сияние Христа». Страх Донна, как я его понимаю, это грешное сомнение в действенности его молитв о прощении грехов, сомнение в милосердии Божьем, страх того, что он «останется на берегу», не перейдет в вечность. Поэтому он просит Бога поклясться, что смерть не разлучит его с сиянием Христа. Такая клятва освободила бы его от мучительного страха. Стихотворение, собственно, и рождено этим страхом. (Фактически Донн требует от Бога обещания, что молитвы его будут услышаны, и он будет прощен. Несколько странно для священника, но, вероятно, допустимо для поэта). Поэтому в третьей строфе речь идет о клятве Бога, а не о клятве Донна (как у тебя):

0

Диалоги о художественном переводе.Диалог девятый: Д. Донн. Песня

Читатель: У тебя превосходный слух, и ты добиваешься классного звучания своих переводов даже в более сложных для сочинительства размерах, чем у твоих предшественников. Снимаю шляпу. Но что касается смыслов и образов, то тут ты предаешься такой партизанщине, что я даже теряюсь. Тебя так очаровывают рифмы, что будучи не в силах от них оторваться, ты создаешь вербальные конструкции, которые я не могу вычитать в оригинале даже при самых добросовестных усилиях выскочить за буквальный перевод. Вот некоторые из наиболее удивительных (для меня):

2

Джон Донн: никогда не спрашивай, по ком звонит колокол - он звонит по тебе (Продолжение)

В своей предыдущей колонке я начал знакомить участников и читателей проекта "Сноб" с творчеством английского поэта-метафизика Джона Донна. Сегодня я продолжу это знакомство.

5

Джон Донн: никогда не спрашивай, по ком звонит колокол - он звонит по тебе

Человек не остров, не просто сам по себе; каждый человек - часть континента, часть целого; если море смывает даже комок земли, то Европа становится меньше, как если бы был смыт целый мыс или дом твоих друзей, или твой собственный дом. Смерть каждого человека уменьшает меня, потому что я - часть человечества; и потому никогда не спрашивай, по ком звонит колокол - он звонит по тебе.

3

Диалоги о художественном переводе. Диалог восьмой: У. Оден. Колыбельная

Читатель: Ты, несомненно, приобрел адскую мастеровитость. Уже не завидую, а восхищаюсь. Но я не слышу, как Колыбельная звучит. Если это тебе не в труд, запиши свое чтение и пришли. Мне очень интересно, от какой музыки ты отталкиваешься.

6

Диалоги о художественном переводе. Диалог седьмой: У. Оден. Ночная почта

Читатель: Я попробовал проделать такой трюк: прочитать твой перевод Night Mail как свой – со всем присущим мне буквализмом. Обычно я твои переводы стараюсь читать твоими глазами, держа в голове, что для тебя, как мне представляется, скорее важна спонтанность излияния твоих эмоций по поводу оригинала, чем безупречная адекватность ему, а иногда – и реальности. 

0

Уистен Оден: Поэт, прежде всего, это тот, кто страстно любит язык (Продолжение)

В своей предыдущей колонке я начал знакомить участников и читателей проекта "Сноб" с творчеством английского и американского поэта Уистена Одена. Сегодня я продолжу это знакомство.

4

Уистен Оден: Поэт, прежде всего, это тот, кто страстно любит язык

Лучший способ читать стихи - это переводить их. Только процесс перевода, по сути, может гарантировать столь желанное для настоящего поэта "медленное чтение". И если поэзия вся - попытка расставить наилучшие слова в наилучшем порядке, то перевод удавшегося поэтического произведения - это доказательство того же "от противного": доказательство того, что "по-другому" - нельзя. Т. е. перевод подтверждает неповторимость оригинала и одновременно - свое бессилие. 

1

Дилан Томас: поэт как средство существования языка (Продолжение)

В своей предыдущей колонке я начал знакомить участников и читателей проекта "Сноб" с творчеством валлийского поэта Дилана Томаса. Сегодня я продолжу это знакомство.

5

Дилан Томас: поэт как средство существования языка

В своей Нобелевской речи Иосиф Бродский дал такое экзистенциальное определение поэта и поэзии: …черный вертикальный сгусток слов посреди белого листа бумаги, видимо, напоминает человеку о его собственном положении в мире, о пропорции пространства к его телу… Поэт, повторяю, есть средство существования языка [Выделено мной - ВА].

2

И корабль плывет... (Глава из повести)

            Люди как люди, только квартирный вопрос их испортил                                                   М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

0

Как Марк Цукерберг мечту Петра Ивановича Бобчинского в жизнь воплотил

Бобчинский: Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский. Так и скажите: живет Петр Иванович Бобчинский.   

12