Меня зовут Илона Летуновская. Я - предприниматель, юрист с  20-летним стажем, член совета директоров международной компании «Barnes International Moscow»

- Расскажите о компании, в состав совета директоров которой вы входите

- Если коротко, мы занимаемся оказанием комплексных услуг, связанных с инвестициями в определенные сегменты бизнеса. Это инвестиции в недвижимость по всему миру, в вино, в искусство, яхты и классические автомобили.

Такой комплексный подход позволяет компании быть полезной и объединить вокруг себя людей с определенными интересами и высоким уровнем достатка.

- Как этот бизнес работает, расскажите?

- Мы - консалтинговая компания, помогающая диверсифицировать финансовый портфель клиента. В основном, конечно, мы помогаем покупать и продавать недвижимость по всему миру. Кто-то хочет приобрести коммерческую, жилую, элитную недвижимость и мы, соответственно, обсуждаем с ним: где, в какой стране, почему там или почему именно там не надо! Специалисты Barnes анализируют уровень доходности, исходя из состояния экономики, политики или предоставляемых банковских гарантий.

Раз в год компания Barnes International публикует специальное издание – BARNES GLOBAL PROPERTY HANDBOOK, в котором собрана информация от всех 98-ми офисов, которые работают по всему миру. Каждый офис готовит свой отчет об одном из регионов мира и прогнозы, исходя из данных, полученных от партнеров и крупных банков страны. На это ежегодное аналитическое издание ссылаются все уважаемые мировые бизнес-издания, включая «Financial Times».

В общем, Barnes International - известная в мире компания. И вот, ее представительство начало работать и в России.

- Интересно, ваши клиенты в России - русские?

- Да, 85% клиентов русские. Мы занимаемся коммерческой и жилой недвижимостью в Москве, помогаем приобретать что-то в самом центре столицы. Это классика запросов. Но появились и иностранные инвесторы, которые сейчас оживились, смотрят на российский рынок с большим интересом, готовы что-то покупать, а с другой стороны – они стремятся привлечь российских инвесторов для реализации проектов за рубежом.

- Что интересует сейчас иностранных инвесторов, приведите пример

- Например, отельный бизнес. Иностранные инвесторы готовы вкладываться в этот сегмент.

Сейчас закладывается интересная история: с одной стороны, в Россию приглашают много международных спикеров на российские деловые форумы, и тем самым показывают привлекательность российского делового мира, ждут от иностранцев действий. А с другой стороны, русские деньги и инвестиции прямо сейчас помогают спасти какие-то произведения искусства, культуры, архитектуры в Европе.

Например, у нас сейчас в работе очень интересный кейс. Прекрасное здание - Рахманиновская консерватория в самом центре Парижа находится в критическом состоянии. Очень интересный особняк, в нем когда-то выступали Рахманинов, Шаляпин, это здание действительно было центром русской жизни.

Но оно не ремонтировалось, обветшало и мэрия Парижа готова продать его по частям, организовать там офисы.

Но нашелся человек – это француз, режиссер Арно Фриле, он же продюсер любимого в России актера Жерара Депардье, который готов вложить средства и начать реставрацию здания. Однако вложения предстоят большие, поэтому с нашей помощью Арно ищет со-инвестора на проект. Мы занимаемся этим прямо сейчас, пытаемся спасти Рахманиновскую консерваторию в Париже.

консерватория им. Сергея Рахманинова в Париже 

- Расскажите, а как инвестируют деньги в вино? Вы сказали, что этим тоже занимаетесь

- О, да! Для россиян это совершенно новая история. И мы, можно сказать, стоим на пороге, помогаем разобраться в этом вопросе.

Существуют инвестиционные фонды, которые работают именно для того, чтобы помогать инвестировать в прекрасные вина. Фонд приобретает для клиента определенную коллекцию вина и расстается с ней, то есть продает, когда это максимально выгодно. Главная ставка делается, конечно, на лучшие в мире вина: выкупают для клиента бутылки из Бордо, Бургундии, Тосканы.

Мы сотрудничаем с командой блестящих экспертов во Франции, которые понимают, что за счет природных, географических данных и уникальной погоды именно в таком-то году получится очень качественное вино, и цена вина этого урожая в перспективе будет расти.

Они договариваются с шато и покупают клиентам вино по определенным ценам.

Это «долгие инвестиции». Прибыль от инвестиции вы получите через 10 лет.

- А я думала 30

- Ну, через 30 – точно, а на ближайшие 8-10 лет об этом вложении нужно забыть.

- А цены? С какой суммой заходить?

- Это зависит от интереса и планов клиента. Кто-то инвестирует пять тысяч евро, а кто-то и по миллиону! И вы поняли, да, что клиент не приобретает себе непосредственно «бутылки», он их даже может их никогда не увидеть. Все делает удаленно инвестфонд.

- И за 10 лет даже ни разу не попробует «Бургундского», которое сам и купил?

- Да, даже не попробует! Но для того, чтобы «попробовать», мы можем собрать частную коллекцию вина, личный погреб. Также задействуем лучших экспертов и соберем по всему миру коллекционное вино. В таком случае – это будет одновременно, и инвестиция и возможность оценить его лично.

- Как сказались полтора года пандемии на вашем бизнесе?

- Сказались тяжело, потому что у нас единая сеть – 90 офисов по миру и больше полугода они все были закрыты. Российский офис вообще долго не мог открыться из-за пандемии, но за счет активности сейчас и сделок, которые начали происходить, в том числе с загородной недвижимостью, этот бум приобретений и рост цен – они ситуацию выровняли.

- А психологически что-то поменялось? Пандемия изменила отношение людей к «люксу»?

- Люди точно изменились, кто-то пересмотрел жизненные ценности и очень многие изменили свои взгляды на то, какой должна быть недвижимость. Запрос теперь высокий на недвижимость у моря. Все хотят виллу на первой линии — это прямо тенденция!

- Мне интересно поговорить про переоценку ценностей. Какие еще перемены заметны?

- Думаю, возросла социальная ответственность. Все стали более собранными. Наши акционеры и раньше участвовали в благотворительности, но сейчас данной деятельности стало больше. В период пандемии мы покупали аппараты ИВЛ для больниц.

У наших клиентов изменилось отношение к активностям и различным мероприятиям.

Никто больше не хочет просто пойти дегустировать вино! Все хотят смотреть на что-то прекрасное, все готовы пойти на выставки, обратили свое внимание на современных художников.

Пользуются успехом художественные аукционы. Никто больше не хочет праздных развлечений, все, как мне кажется, стремятся к максимальной пользе от собственных действий.

- Вы видите изменения в российском бизнесе за последние годы? В какую сторону? Как меняется российский бизнес?

- Я в юридическом бизнесе много лет. Важное изменение в российском бизнесе, мне кажется, появление мощных лоббистких компаний, выходящих на защиту предпринимателей.

Яркий пример - Ассоциация рестораторов и отельеров. Рада видеть, как они работают и добиваются успеха в своем направлении.

Люди объединяются в бизнес–сообщества (взять тот же Клуб лидеров), чиновникам теперь сложнее уходить от ответов, от предпринимателей больше не спрячешься в кабинете! Чиновники стали более открытыми, слушают, слышат, участвуют.

Появились механизмы работы с органами власти. Это, бесспорно, важные перемены!

- Расскажите немного о себе вне работы

- Я - мама двух дочерей. Старшая дочь – студентка, младшей нет еще и двух лет. Получается, мой проект был запущен одновременно с рождением ребенка. Это было весело.

Еще я люблю гольф и все время им занимаюсь. Недавно открыла для себя яхтинг, люблю гастрономические путешествия. Для меня вообще очень важно путешествовать.

Я - писатель: издала сборник рассказов и сборник стихов. Сейчас не пишу – нужно определенное состояние души.

- Зачем вы вступили в Клуб лидеров?

- Могу сказать, что у меня много было предложений от разных бизнес-сообществ, но я прислушалась к рекомендации близких друзей. Они сказали, что Клуб – очень мощная движущая сила, и мне стало интересно «что они там двигают».

Вошла в клуб и ни разу не пожалела, потому что обрела новых друзей, единомышленников. Я нашла людей, которым «не все равно».

Люди не просто решают свои личные задачи. Они готовы помогать другим и делают это каждый день.

У нас есть товарищ один, который присылает в общий чат сообщение «Ребята, я собираю деньги для детей в Тверской области для того, чтобы купить им все для школы. Я перечисляю такую-то сумму, может вы хотите тоже помочь?!»

И все готовы! Все хотят помочь.

А потом нам присылают фотографии счастливых детей. Это прекрасно!

Клуб лидеров — это какое-то постоянное движение вперед. Бизнес-встречи, участие в благотворительности: памятники устанавливаем, храмы восстанавливаем.

Там те, кто молод, хочет и готов что-то менять в стране.

Интервью подготовила Мария Маханова