Прирожденный редактор Максим Ковальский считает, что выбор профессии предопределила мама-редактор. Работает в «Коммерсанте» с 1990 года: был корректором, рерайтером (получил от Владимира Яковлева звание «Лучшего рерайтера Советского Союза»), главой службы рерайтеров, выпускающим редактором Daily. Последние 9 лет — главный редактор журнала «Коммерсантъ-Власть». Больше всего в журнале любит письма читателей, на которые пишет ответы сам, никому не доверяя это важное дело. Политикой не интересуется, но не любит коммунистов и считает, что «совок в России не отменен», потому что в «основе всего грубая сила и унижение». Уезжает с работы всегда поздно и всегда домой. Регулярно играет в бадминтон. Участник проекта «Сноб» с декабря 2008 года.

город, в котором я живу

Москва

«...дом свой загородный люблю... Он – мой, и мужского рода. Проект мы вместе с братом разрабатывали - он архитектор. Потом я его построил из конструктора Lego. А потом уже рабочие его построили, уже из бруса. Там небольшой участок. Там раньше была деревня, и это раньше был огород. Поэтому там всё было распахано, и ни одного дерева нет. Это предстоит еще посадить всё. Главное – это диван. Дом – это место, где стоит диван».

день рождения

30 августа

где родился

Москва

у кого родился

Мама – редактор в издательстве «Наука».

«Мама – редактор, ну и кем я после этого мог стать?»

где и чему учился

Учился в школе с углубленным изучением французского языка.

«Учителя нас воспитывали, а мы – их. Но я вел себя хуже всех в классе... Последний раз я был в своей школе... завозил журналы "Власть" своей классной руководительнице Лидии Васильевне. Мы до сих пор общаемся. ...меньше, чем хотелось бы. Допустим, я в прошлом году лежал в больнице – она ко мне приезжала. У нас такие, трогательные отношения. Потом, моя дочь училась в этой же школе, и  она была и у нее тоже классной руководительницей».

Окончил филологический факультет МГУ, отделение структурной и прикладной лингвистики.

«Я никем не хотел быть. Я знал, что либо я пойду в институт, либо в армию. И поскольку в технический ВУЗ – у меня было хорошо с математикой, но плохо с физикой, поэтому в технический ВУЗ сдавать физику – я просто не представлял себе, как. С другой стороны, у меня было хорошо с русским языком, но плохо с историей. Поэтому в гуманитарный ВУЗ, где надо сдавать историю, я тоже. Оказалось, что филфак МГУ – это единственное место, где сдается математика и русский язык, а истории нет».

где и как работал

Преподавал русский язык и математику в школе.

«Я пришел в школу – там такие вот тетки... С грудью, в тройке, с начесом. Как будто я учиться опять пришел в школу».

Работал во Всесоюзном центре переводов.

«В этом ВЦП – там другое, конечно, но какие-то советские люди все равно, в основном».

Главный редактор журнала «Коммерсантъ-Власть» с 1999-го.

«Сотрудники нашей компании подбираются не случайным образом, кто-то кого-то приводит, это примерно один круг. В общем, мы говорим на одном языке... Нас читают те граждане, которым наш способ выражения кажется нормальным».

В ИД «Коммерсантъ» был корректором, рерайтером, главой службы рерайтеров, выпускающим редактором газеты «Коммерсантъ», зам. главного редактора журнала «Коммерсантъ-Власть».

удачные проекты

«Или моя семья, или мои дети».

мне интересно

футбол: «Манчестер Юнайтед»

люблю

«Я домосед».

лежать на диване

«Могу сказать, что лучшим изобретением человечества я считаю диван. Человек создан для того, чтобы лежать. Нет, спать как раз у меня не очень получается. Лежу и разговариваю, лежу и играю. Что угодно можно. Лежу и общаюсь. ...самое любимое мое времяпрепровождение – это пользоваться видеодвойкой "диван-потолок"».

вести в журнале колонку писем; читать письма читателей

«Потому что мы же не просто журнал делаем, а делаем для кого-то. И письма – один из немногих способов узнать, как люди реагируют на то, что мы делаем. По откликам ты видишь уровень читателей и видишь уровень своего издания. Если тебе пишут умные грамотные люди, то это значит, что умные грамотные люди читают твой журнал. Пусть даже они там с чем-то не соглашаются или какие-то ошибки находят. Если только у нас какая-то ошибка, мельчайшая – сразу мы получаем в рыло. Но это стимулирует».

ну, не люблю

«совок»

«Можно запретить КПСС, назначить каких-то людей капиталистами, олигархами – кем угодно, но совок не отменен. И в этом смысле ничего кардинально в России не изменилось. В основе всего грубая сила и унижение. Насилие до сих пор является самым эффективным средством достижения каких-то целей. И это не изменится никогда».

коммунистов

«...когда я возглавлял редакторский отдел, слово "путч" у нас не употреблялось, несмотря на мою ненависть к коммунистам, – просто по формальным причинам, потому что "путч" – это окрашенное, оценочное слово».

политику

искусство

«Кино я ненавижу. Театр ненавижу. Я искусство всякое не люблю. Я просто не очень люблю то, что сделано без меня...»

путешествия

«Я не люблю куда-то ехать».

...и многое другое

«Все, что любят люди, я не люблю. Ну, что люди любят? Плавать – я не умею. Кататься на велосипеде – я не умею. Кататься на коньках – я не умею. Водить машину – я не умею».

семья

Женат, отец двоих детей.

Младший брат – Александр, архитектор.

и вообще…

«...мне смешно, когда кто-то в России пытается бороться с коррупцией. Никто из этих людей не понимает ее сути. Они думают, что проблема сводится к какому-то чиновнику, который берет взятки. В России нельзя победить коррупцию, потому что там, где есть культ насилия и вражды, есть и культ дружбы, а дружба и коррупция – это одно и то же. Культ дружбы характерен для бедных авторитарных милитаризованных обществ. Эта дружба идет от, скажем так, однополчанства, воинского братства. "Я для него все сделаю – он мне жизнь спас". Что значит "я для него все сделаю"? Если я, например, начальник ЖЭКа, а он живет в моем доме, то у него в квартире будет горячая вода, а у остальных – не будет?»

Максим Ковальский на «Снобе»

Показать все публикации