Сергей Алещенок

Вечер, посвященный Елизавете Глинке

В начале прошлого года мне предложили стать редактором-составителем книги, которая впоследствии получила название «Доктор Лиза Глинка: “Я всегда на стороне слабого”». Нужно было отобрать записи из жж Елизаветы Петровны, посвященные ее подопечным, собрать ее интервью и фотографии. Обсуждать, как все должно выглядеть, приехали в офис издательства АСТ, сели в переговорной с видом на Москву-реку: Елена Шубина (издатель), Глеб Глинка (муж и наследник ЕП), Ксения Соколова (новый президент фонда Доктора Лизы), Сергей Николаевич (главный редактор бумажного «Сноба», который свел идеологов проекта с его исполнителями) и я. Только сели, как за окном показалась яхта с надписью во весь борт: «ЕЛИЗАВЕТА». Решили, что это добрый знак. Потом знаков было много. Иногда довольно странных. Например, в первый день работы я оккупировал комнату сына, пока тот был в школе. Включил комп, начал открывать страницы жж Лизы, и вдруг мне показалось, что пахнет бомжами (она бы, конечно, сказала «бездомными»). Сначала я решил, что маленький засранец сгноил где-то тут выданный с собой завтрак. Но облазив всю комнату, никакого криминала не нашел. Тогда я подумал, что у меня обонятельные галлюцинации, и позвал жену в качестве третейского судьи. Она подтвердила наличие зловония, но источника его найти не смогла. Через какое-то время запах так же внезапно и бесследно исчез. В дальнейшем я работал уж за своим столом, над которым у меня висит икона св. Трифона (он, кстати, был могучим целителем). Когда я что-то правил в тексте Елизаветы Петровны, Трифон начинал отчаянно трещать. Мне приходилось вести с ликом увещевательные беседы, объясняя, что вот тут порядок слов нехорош, тут ошибочка, тут лучше сказать чуть иначе. Видя в Трифоне исключительно посредника, я прямо обращался к иконе «Елизавета Петровна», и она успокаивалась. Надеюсь, что соглашалась. Это я все к тому пишу, что книга с самого начала получалась не совсем обычной. Когда она наконец вышла в прошлом ноябре, я сразу пошел в главный книжный магазин столицы и нашел ее в отделе… «Фармакология». Пошел во второй книжный, который считает себя первым, – там та же история. Я сначала смеялся (не самым добрым смехом, если честно), а потом подумал, может, они и правы, может, эта книга, и правда, будет лечить. Помогать будет точно.

0

Батальные сцены. Мафиозные войны в фотографиях Летиции Баттальи

Ее фамилия – из разряда говорящих, она означает «битва» и полностью отражает характер Летиции. Батталья прославилась в 1970-х годах, став летописцем уличных войн, которые мафиозные кланы Палермо вели с полицией, друг с другом и с рядовыми сицилийцами. Объектив фотографа с документальной точностью фиксировал бесчисленные кровавые трагедии, ставшие обыденной частью городского пейзажа. Только черно-белые снимки, всегда уважительное отношение к смерти, кто бы ни был убитый, никакой погони за сенсацией. И в каждом лаконичном кадре, страшном в своей повседневности, – крик: «Остановите эту бойню!» Из-за частых угроз Летиции приходилось несколько раз покидать родной город, но она всегда возвращалась и продолжала снимать. На ее фотографиях немало выдающихся граждан Сицилии, таких как губернатор Пьерсанти Маттарелла (брат нынешнего президента Итальянской Республики) или судья Чезаре Терранова, погибших от рук мафии. И десятки безвестных жертв. В 1992 году после громкого убийства судьи Джованни Фальконе, который для многих стал символом борьбы с преступностью, она поняла, что больше не может смотреть на кровь. Тогда фотограф окончательно развернула камеру от мертвых к живым. Палермо и его жители остались для Летиции главными героями. Особенно часто она снимала женщин и детей. Но подспудное ощущение тревоги стоит почти за каждым ее кадром, потому что война не только не забыта, она продолжается по сей день. Все знают, что бывшие головорезы просто переоделись в приличные костюмы. Сегодня Летиции Батталье 82 года, и она понимает, что не доживет до того дня, когда с мафией будет покончено. Но верит в то, что трое ее дочерей этот день все-таки застанут.[no_access]

0

Сергей Алещенок: Три эпических книги на праздники

Соколиный рубеж

0

Сергей Алещенок: День дружбиста

Скептик: 

0

Сергей Алещенок: Смертельные схватки

Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами

0

Михаил Местецкий: Когда мне предлагают «серьезные щи», я их не ем

СЗачем вы пошли в полный метр? Признайтесь, не давал покоя режиссерский статус вашей супруги Нигины Сайфуллаевой? Или хотели протащить «Шкловского» в саундтрек? Или не могли больше спокойно смотреть на то, что режиссеры вытворяют с вашими сценариями?

0

Композитор, художник, архитектор

Джулиан Барнc. Шум времени. «Иностранка», 2016

0

Сергей Алещенок: Русский миф

Дмитрий Иванов. Где ночуют боги . «ЭКСМО», 2015

0

РУССКИЙ, НЕМЕЦ И ПОЛЯК, ИЛИ ТРИ ПАМЯТНИКА 2014 ГОДА

На первый взгляд может показаться, что в уходящем году любые переговоры и попытки здравого диалога были заведомо обречены на провал. Но конечно же, это не так. Потому что именно в 2014-м нескольким упертым энтузиастам удалось с помощью слова, дела и невероятной настойчивости договориться с теми, кто решительно отказывался их слушать. А ведь этим энтузиастам, помимо прочего, нужно было действовать в чужих странах и во враждебной среде. И все ради того, чтобы поставить памятники трем незаурядным личностям, которым в свое время тоже приходилось вести трудный межкультурный диалог. Правда, не всегда успешно.

0

Битва сокола и цапли

0

Викинги и блютуз

В детстве мне пришлось пострадать сначала от викингов, а потом и за них. Какое-то время мы с родителями жили в Исландии, и однажды папа сделал мне чудесный деревянный меч. Он был так хорош, что, когда зашедший в гости соседский викинг его заприметил, то совершенно потерял свою юную голову: схватив клинок, он начал с упоением крушить все что ни попадя. Главным образом меня. Поскольку щит не входил в папины столярные планы, я смог на собственной тщедушной шкурке убедиться в удивительной точности определения, которым пользовались жители средневековой Европы: «норманны – бич Божий». Но несмотря на этот болезненный опыт, по возвращении в Москву, я имел неосторожность явиться на школьный новогодний маскарад в костюме викинга. Увидев рогатый шлем, мои невежественный одноклассники подняли меня на смех и обозвали «коровой». Впрочем, может быть, они были не так уж невежественны, ведь согласно археологическим данным, викинги, даже ставшие рогоносцами за время долгих грабительских отлучек, никогда не украшали рогами шлемы. Как бы там ни было, по милости варягов я был ранен не только мечом, но и словом.

2

КОНЕЦ БОГОМЕРЗКОЙ КОМПАНИИ

Утром седьмого апреля на площади Венеции архиепископ Доминик Мамберти, как обычно, втиснулся в 64-й автобус. Там ватиканский секретарь по отношениям с государствами вступил в тесный контакт с представителями государств, судя по виду, некатолических, которые следовали к Собору св. Петра, чтобы заполнить его изображениями самые разнообразные электронные устройства. Уже через пару остановок ему, с Божьей помощью, удалось протолкаться к задней площадке, где, прижатый толпой к стеклу, расположился римский первосвященник. Папа Франциск, давно благоволящий общественному транспорту, в благородстве своем не пытался навязывать его другим сановникам Святого Престола. Исключение составлял лишь архиепископ Мамберти, которого Понтифик обязал знакомить себя с последними событиями в мире по дороге к месту несения службы – на службу Франциск предпочитал приходить подготовленным. Оттеснив от папы последнего стоящего на пути туриста, прелат склонил голову:

1

Швейцарское письмо/Русское прочтение

Подобно хитрому швейцарскому ножу, вмещающему с дюжину лезвий, инструментов и приспособлений, современная швейцарская литература раскрывается причудливым многоязычием. Почти вавилонским. Здесь звучат голоса на немецком, французском, итальянском, ретороманском. И едва ли они сливаются в стройный хор.

0

О великом плюсе новой книги Пелевина

0
Сергей упоминается в этом тексте

Виктор Пелевин:  СРКН. Отрывок из нового романа

Религия денег, несмотря на свою абсолютную победу во всех странах мира, не имеет сегодня конкретного объекта поклонения. Это связано с тем, что золотой телец перестал быть физическим золотом и стал чистым духом, электронной абстракцией.

0

Путин и английская королева

 

3
Сергей упоминается в этом тексте

Сергей Алещенок: В гостях у семьи Надежды Толоконниковой

Здесь не принято называть друг друга «мама», «папа», «дочь». Только по именам: Надя, Петя, Гера. «Во-первых, так интереснее, – объясняет Петя. – Во-вторых, это приучает ребенка к нестандартному видению ситуации, к пониманию, что у папы и мамы вообще есть имена и есть иные роли, кроме родительских. Думаю, это способствует тому, что ребенок становится именно другом, а не замкнут в классической схеме отношений «дети–родители».

0
Сергей упоминается в этом тексте

Александр Кан: Курехин. Шкипер о Капитане. Отрывок из книги

Пытаясь вспомнить, проследить в прежней, до радикального политического поворота сознания Курехина какие-то корни или ростки того, что случилось с ним в последний год жизни, находишь немногое. До перестройки все мы исповедовали обычные для диссидентствующего культурного андеграунда убежденные антисоветизм, антикоммунизм и западничество. У нас в Ленинграде, в отличие от Москвы, почти не было просвещенного и образованного антизападного, националистически-русофильско-почвеннического диссидентства — ну скажем, образца Солженицына, Шафаревича или того же Дугина. Западничество в нашей среде считалось безусловной и безоговорочной нормой. Чрезвычайно редко встречавшиеся отступления от нее (я помню в Клубе современной музыки человека по имени Геннадий Муриков — он учился в аспирантуре филфака ЛГУ, обожал «тотального» Штокхаузена, терпеть не мог джаз и свободную импровизацию, а в перестройку начал писать православно-государственнические статьи в толстых литературных журналах) воспринимались скорее как аномалия.

0
Сергей упоминается в этом тексте

«Страна вина». Отрывок из книги нобелевского лауреата

Перевод с китайского: Игорь Егоров

0
Сергей упоминается в этом тексте

«Джон Леннон. Письма», под редакцией Хантера Дэвиса. Отрывок из книги

Записка тетушке Мими, 1962?

Позвони мне сегодня я доступен (четв) У меня всего 3 фунта

0
Сергей упоминается в этом тексте

Алессандро Барикко: Мистер Гвин. Отрывок из романа

Перевод с итальянского Анастасии Миролюбовой

0