Сергей Урсуляк: Тихонов — родной человек для всей страны

Актер Вячеслав Тихонов скончался на 82-м году жизни. В конце ноября он был доставлен в реанимацию Центральной клинической больницы с инфарктом

+T -
Поделиться:
Подробнее

В кино артист снимался с 1948 года. Играл в фильмах «Молодая Гвардия», «Дело было в Пенькове», «Война и мир» и «Доживем до понедельника», в телесериале «Семнадцать мгновений весны». Последнюю кинороль Тихонов сыграл в 2006 году в картине Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви».

Сергей  Урсуляк

   Это потеря родного человека. Только родные люди — это обычно люди, известные только тебе, а Тихонов — родной человек для всей страны. И поскольку он жил долго и стал родным для всех поколений, от стариков до молодых, это личная утрата для всех.

Мы работали вместе в 97-м году, он снимался у меня в «Сочинении ко Дню победы» вместе с Ефремовым и Ульяновым. Он был замечательным, великим профессионалом и примером для всех. Я был молодым режиссером, а он был Тихоновым.

Я не имею права говорить о том, каким он был человеком,  — мы не были близки. Но я думаю, Вячеслав Васильевич был человеком сложным, закрытым, и, полагаю, эта закрытость обуславливалась тем, что внутри он был очень ранимым, и я это видел. Он был способен очень долго переживать какие-то вещи — это я тоже видел. Когда мы с ним вспоминали какие-то его работы, я знал, что переживания, связанные с ними, живы. У него наворачивались слезы на глаза, когда он говорил о чем-то неполучившемся или о какой-то оценке его работы, которая казалась ему несправедливой. Я видел, как в нем это живет, хоть и прошло больше тридцати лет. Думаю, он был очень ранимым человеком и поэтому старался держать малознакомых людей на расстоянии. Поэтому мои воспоминания о нем больше зрительские, чем режиссерские.

Я, маленький мальчик, иду на первую часть фильма «Война и мир» и вижу там удивительно красивого артиста. Или я приезжаю в Москву и вижу огромный плакат — знаменитый кадр, где князь Андрей с древком лежит на поле Аустерлица, а над ним фигура Наполеона на коне. Вот это Тихонов.

Потом я мальчик уже постарше, и это «Доживем до понедельника», до сих пор мой любимый фильм. А потом я еще чуть старше, и это «Боль моя, ты покинь меня» и «Семнадцать мгновений весны». Дальше я еще, еще и еще старше, и Вячеслав Васильевич снимается у меня в кино. Это вся жизнь с ним, это как потерять новогоднюю елку. Новогодняя елка умерла или умер День победы — как это может быть?

Но при всей драматичности, трагичности и скорби, я думаю, можно пожелать такой судьбы всем артистам, потому что это чудо. Чудо родиться с такой индивидуальностью, с таким лицом, с таким талантом.

Чудо из Орехово-Зуева попасть в Москву и поступить во ВГИК, чудо учиться и сниматься у Герасимова в «Молодой гвардии», чудо быть в каждой своей роли, в каждом своем возрасте любимым, нужным. Это то, о чем мечтают артисты. Счастье — дожить до глубокой старости, когда потерю тебя оплакивает вся страна. Это актерское счастье, это замечательно прожитая жизнь.   

Комментировать Всего 4 комментария

Это потеря родного человека. Только родные люди — это обычно люди, известные только тебе, а Тихонов — родной человек для всей страны. И поскольку он жил долго и стал родным для всех поколений, от стариков до молодых, это личная утрата для всех.

Мы работали вместе в 97-м году, он снимался у меня в «Сочинении ко Дню победы» вместе с Ефремовым и Ульяновым. Он был замечательным, великим профессионалом и примером для всех. Я был молодым режиссером, а он был Тихоновым.

Я не имею права говорить о том, каким он был человеком,  — мы не были близки. Но я думаю, Вячеслав Васильевич был человеком сложным, закрытым, и, полагаю, эта закрытость обуславливалась тем, что внутри он был очень ранимым, и я это видел. Он был способен очень долго переживать какие-то вещи — это я тоже видел. Когда мы с ним вспоминали какие-то его работы, я знал, что переживания, связанные с ними, живы. У него наворачивались слезы на глаза, когда он говорил о чем-то неполучившемся или о какой-то оценке его работы, которая казалась ему несправедливой. Я видел, как в нем это живет, хоть и прошло больше тридцати лет. Думаю, он был очень ранимым человеком и поэтому старался держать малознакомых людей на расстоянии. Поэтому мои воспоминания о нем больше зрительские, чем режиссерские.

Я, маленький мальчик, иду на первую часть фильма «Война и мир» и вижу там удивительно красивого артиста. Или я приезжаю в Москву и вижу огромный плакат — знаменитый кадр, где князь Андрей с древком лежит на поле Аустерлица, а над ним фигура Наполеона на коне. Вот это Тихонов.

Потом я мальчик уже постарше, и это «Доживем до понедельника», до сих пор мой любимый фильм. А потом я еще чуть старше, и это «Боль моя, ты покинь меня» и «Семнадцать мгновений весны». Дальше я еще, еще и еще старше, и Вячеслав Васильевич снимается у меня в кино. Это вся жизнь с ним, это как потерять новогоднюю елку. Новогодняя елка умерла или умер День победы — как это может быть?

Но при всей драматичности, трагичности и скорби, я думаю, можно пожелать такой судьбы всем артистам, потому что это чудо. Чудо родиться с такой индивидуальностью, с таким лицом, с таким талантом.

Чудо из Орехово-Зуева попасть в Москву и поступить во ВГИК, чудо учиться и сниматься у Герасимова в «Молодой гвардии», чудо быть в каждой своей роли, в каждом своем возрасте любимым, нужным. Это то, о чем мечтают артисты. Счастье — дожить до глубокой старости, когда потерю тебя оплакивает вся страна. Это актерское счастье, это замечательно прожитая жизнь.

Жаль и удачливых и не очень, и тех, кому удалось и тех, у кого не вышло, и тех, кто знаменит, и тех, кто безвестен, и пожилых, и тех, кто и не жил совсем. Все пред нею равны. Но особо больно терять тех, кто дал твоей собственной жизни что-то. Людей, которые повлияли на формирование светлой стороны твоего мира. Я думаю, именно так многие воспринимают этого человека. Светлому человеку - светлая память.

Для меня фигура Тихонова имеет особое значение - он очень похож на моего отца.

Какая-то внутренняя красота, порядочность, гармония. Ни в своих сверстниках, ни в младшем поколении я этого сейчас не наблюдаю. Уходят великие актеры и просто честные и порядочные люди. Светлая память.

Всякий раз когда Нонна Мордюкова (светлая ей память) заговаривала о Тихонове как о муже и человеке, мне всегда хотелось на что-нибудь отвлечься, причем в независиомсти от того, что она говорила - хорошее или не очень. По отношению к этому человеку у меня с детства сложился стойкий, утвержденный раз и навсегда образ, в который как-то не вписывалась его частная жизнь. Не вписывалось то, что он был живым и, наверное, разным.

Что всегда меня удивляло, так это невероятная способность, о которой мечтают все актеры - прожить на экране (в спектакле) такую жизнь героя, которая оставит в памяти зрителя целостный и законченный образ, как если бы ты впоследствие взялся описывать образ хорошо знакомого тебе человека. И эта способность у него была. А еще умение, даже в молчании, заполнять собой все пространство кадра, когда лучше всяких слов говорят жесты, мимика и выверенные, точные движения.

Сколько раз просматривая сцену свидания Штирлица с женой я заливалась слезами лишь глядя на выражение его лица, взгляд и манеру закуривать сигарету. Разве там нужны были слова? Нет, нужно было лишь мастерство и умения жить в кадре. Нужны были его профессионализм и умное, вдумчивое отношение к роли, какой бы она ни была.

А Илья Семенович из "Доживем до понедельника"? Скольких людей этот образ наполнил "педагогической романтикой", сколько поколений учителей равнялось на него?

Светлая вам память, Вячеслав Васильевич

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален