Сладкие миллионы

История о том, как две девушки, вложив 100 тысяч в любимые пирожные, построили в кризис бизнес с миллионными оборотами

+T -
Поделиться:
Фото: mon-bon.ru
Фото: mon-bon.ru

Четыре года назад, когда многие сладкоежки еще не знали, что такое макароны, две подруги, попробовав эти пирожные в Париже, решили научиться делать их в Москве.

Инна Чащегорова, генеральный директор компании и вообще главный человек в этой истории, до того занималась логистикой и интернет-торговлей. Маша Глазкова изучала право в МГИМО и успела поработать ассистентом юриста.

Основательниц компании поддержали друзья. Подруга Инны, дизайнер из Строгановки Катя Фокичева сделала первые коробки, Ксения Александрова (преподает зарубежную литературу в МГУ) писала все рекламные тексты. Аня Сергеева занималась продвижением в соцсетях. У присоединившейся к компании чуть позже Милы Чистяковой был большой опыт работы директором по рекламе в международной компании.

Работу начинали буквально дома на коленке. Тетрадку исписали, придумывая название компании, пока не нашли краткое и выразительное «Мон Бон» — «мой хороший» по-французски. Разноцветные круглые миндальные пирожные из двух половинок с начинкой между ними как только у нас не называют: и макаронами, и макаронс, и макарунами. Девушки мечтают, чтобы название компании в России стало нарицательным и мон-бонами стали по-русски называть все эти маленькие цветные кружочки.

Еще в начале пути подруги поняли, что для успеха этих недешевых пирожных нужны качественные ингредиенты: в первую очередь тончайшая белая миндальная мука, высококачественные сливки и сливочное масло, настоящие ягоды и фрукты — короче, никаких суррогатов.

Но найти правильные продукты и правильных поставщиков нелегко. Разобраться в качестве миндальной муки получилось только в процессе: то из нее выделялось масло, то она оказывалась желтой, а не белой, как положено. Выяснилось, что, хотя миндаль где только ни растет, например, его много в Средней Азии и на Кавказе, это не означает, что там сумеют правильно его смолоть в муку, а французская мука, хоть и прекрасного качества, недоступна из-за цены, санкций, антисанкций и прочих форс-мажоров, с которыми вы ничего поделать не можете. В результате правильную муку для мон-бонов поставляют теперь из Турции.

Обычная проблема любого стартапа — маленькие объемы. Никто не готов поставлять вам 20 литров яичных белков — это невыгодно. Но и покупать яйца, чтобы самим отделять белки от желтков, слишком трудоемко, и непонятно, куда девать желтки.

Подруги вспоминают, как московская квартира Маши Глазковой, соучредительницы «Мон Бона», в которой они жили тогда вместе с Инной, была одновременно и офисом компании. Как они сами развозили первые заказы. Как они сняли себе первый офис, и их там было десять человек. Когда к компании присоединилась финансовый директор Полина Гученко, офис уже планировал переезд на новое место, где она организовала всем комфортное пространство для работы.

Как это часто бывает в маленькой компании, неважно, какую должность ты занимаешь, важно, что ты кровно заинтересован в успехе бизнеса и поэтому делаешь все: решаешь проблемы с поставкой ингредиентов, разбираешься со сложными заказчиками или разыскиваешь пропавшего курьера. Например, директор по развитию Мила занимается еще и связями с общественностью и знает, что труд кондитера бывает физически тяжел: повыжимай-ка из кондитерского мешка густую карамель целый день. А финансовый директор Полина может подробно рассказать о технологии окраски одного печенья в два цвета.

Ясно, что производить пирожные на домашней кухне невозможно, и производство отдали на аутсорс. Где-то в кондитерском цехе, в точности по французской, а позже итальянской рецептуре делались первые мон-боны. Девушки работали с утра до ночи и с ночи до утра, особенно тяжело пришлось в первый Новый год. И теперь, когда кого-то нанимают, предупреждают: коллеги, на Новый год, на 8 марта, на 14 февраля не планируйте никаких гостей и развлечений, придется много работать, чтобы обеспечить праздник клиентам.

Как и все увлеченные люди, девушки много экспериментировали с рецептурой и вкусами. И, как это часто бывает, некоторые клиенты были не слишком этому рады: звоните вы сделать заказ с любимым вкусом, а его нет в продаже. Потребители по большей части консервативны и хотят получить то, что им уже понравилось раньше. В результате проб и ошибок хозяйки выработали свою политику, и теперь в ассортименте всегда есть традиционные и популярные вкусы — среди них соленая карамель и лаванда с лимоном. (Фирменные цвета компании — именно лаванда с лимоном.) Но каждый сезон они сочиняют что-то новенькое. Летом продавались «арбуз», «манго-личи» и «голубая лагуна». Сейчас, осенью, в продаже «клюква в сахаре», «каштановый трюфель» и «зеленый чай».

Два года назад в компанию пришел первый внешний инвестор — Шахар Вайсер, создатель Get Taxi. Стартапер стартапера всегда поймет, улыбается Инна. Похоже, что они с инвестором довольны друг другом.

Начались поиски помещения для собственного цеха, было проверено и отклонено множество вариантов, и вот, наконец, нашлось в бизнес-парке «Кожевники», на территории старинного завода правильное место — бывший склад, в котором разместились и несколько холодильников, каждый размером с небольшой домик, и печи, и оборудование для приготовления начинки, и столы для калибровки и сборки готовых мон-бонов и упаковки их в красивые коробки. Белый цех залит ярким светом, и, прежде чем впустить посетителя, его обряжают в бахилы, как в больнице, и специальный чепчик.

Маша рассказывает, как долго она не могла решиться пригласить в цех свою маму, заведующую производством в крупном ресторане. Но мама, строгий профессионал, оценила их производство на пять — Маша недаром выросла на маминой кухне.

Самое поразительное оборудование в этом цехе — пищевой принтер. Знакомые инженеры сумели переделать обычный большой принтер так, что он заряжается пищевыми красками и способен нанести картинку или надпись на пирожное, не повредив его тончайшей корочки. Идея разрисовывать мон-боны появилась давно, и девушки экспериментировали с ручным нанесением рисунка, однако процесс оказался слишком трудоемким и делал такое разрисованное пирожное заоблачно дорогим. Теперь при помощи принтера стало можно нанести любое изображение или надпись на печенье за несколько минут. Например, портрет любимой кошки вашей бабушки.

Этот фокус оказался весьма эффективным. Число корпоративных клиентов выросло в разы.

Представьте себе, что вы можете подарить своим коллегам и партнерам коллекцию разноцветных мон-бонов с вашим логотипом вместо очередного календаря или ручки. На сегодня самый крупный корпоративный заказ, на несколько миллионов рублей, был выполнен для одной строительной компании.

Иллюстрированные печенья стали популярны в качестве подарка на день рожденья, свадьбу и прочие специальные случаи. Для свадеб и других торжественных мероприятий компания делает еще один аттракцион — так называемый кэнди-бар, нарядный стол с десертами, в этом случае они и пирожные поставляют, и оформляют стол. Самый большой свадебный заказ был у компании на миллион рублей — это была очень пышная свадьба.

Были случаи, когда клиенты заказывали мон-боны с обручальным кольцом — так они делали предложения руки и сердца своим возлюбленным.

Погружаясь в подробности истории мон-бонов, думаешь, что вот же оно как хитро устроено. С одной стороны, высокие технологии, компьютерное нанесение рисунка, сложные печи, с другой — ручная работа во всех смыслах этого слова, каждый клиент уникален, для каждого повода можно сделать специальные вещи. Мила рассказывает, как один клиент хотел, чтобы мон-боны были черными, а другой требовал, чтобы они были золотыми. И, хотя задачки были не из простых, каждый получил то, что просил.

Среди девушек, рассказывающих историю бизнеса, сидит Рустам Вагапов, директор по корпоративным клиентам. Однажды неловкий водитель заказчика умудрился раздавить целую упаковку с мон-бонами, изготовленными специально к юбилею компании. Сотрудники успели в тот же день заменить раздавленные мон-боны, собрать и отослать заказ заново — и не потерять крупного и важного клиента, хвастается Рустам. Сегодня у компании около 100 корпоративных клиентов из самых разных отраслей: от маленьких салонов красоты до «Согаза», «Визы» и РЖД.

Кондитеры, курьеры, водители — это вообще очень важная часть команды, от качества их работы зависит успех всего предприятия. Как и многие другие стартапы, компания сначала пыталась пользоваться услугами курьерских фирм, но выяснилось, что товар слишком нежен, а курьеры не слишком пунктуальны. Теперь у «Мон Бона» свои курьеры. Один из них, как они говорят, лучший — Антон Кочин. Девушки долго подбирают слова, чтобы описать, чем он такой особенный, и выясняется, что Антон — человек с ограниченными возможностями. Он уже стал героем публикации в «Снобе» несколько месяцев назад, а в день моего визита его приехали снимать для телерепортажа. И этот успех Антона вселяет надежду на удачу для его товарищей по несчастью.

Маленькая стартап-компания подружек за три года заметно выросла. Сейчас в ней занято около 40 человек — менеджеров, кондитеров, курьеров, художников, даже видеооператоров. Придумываются новые вкусы и новые продукты. Иногда заказчики сами наводят на идеи — так компания стала продавать так называемый «ганаш» (или «мягкую карамель»), начинку, отдельно, в красивых баночках. И продукт этот весьма и весьма популярен.

Кроме онлайн-торговли, у «Мон Бона» есть небольшой корнер в «Европейском», и сейчас компания ведет переговоры об открытии точки в «Атриуме» и еще нескольких торговых центрах. Короче, «Мон Бон» продолжает жить и расти, несмотря ни на какие кризисы. В ближайших планах — продажа франшизы.

Если вы подумываете заняться чем-то похожим, то стоит иметь в виду, что прибыльной компания стала через два года после старта.

Комментировать Всего 2 комментария
В результате правильную муку для мон-бонов поставляют теперь из Турции.

Опа...  :(

Эту реплику поддерживают: Светлана Пчельникова

Про Антона

По ссылке материал о трудоустройстве людей с синдромом Дауна, а про Антона вот: https://snob.ru/profile/28255/blog/96904

И называть людей с инвалидностью "товарищами по несчастью" крайне некорректно.