Юлия Гусарова /

26055просмотров

Зачем нам Йоко Оно в чулках. Последнее слово в споре о календаре Pirelli

Обнаженных красоток больше нет. Но они вернутся

Francis Giacobetti для календаря Pirelli, 1970 год
Francis Giacobetti для календаря Pirelli, 1970 год
+T -
Поделиться:

Энни Лейбовиц во второй раз, спустя 16 лет, сделала серию фотографий для календаря Pirelli. Героинями календаря стали 12 успешных женщин, среди которых только одна фотомодель — Наталья Водянова, один младенец и одна восемнадцатилетняя девушка — внучка директора выставочного центра MoMa PS1 Ангесс Ганд. Всю неделю зрители жужжали вокруг фотопроекта на разные голоса и продолжают это делать. Один из типичных мотивов жужжания: «Календарь Pirelli всегда был красивым, а не интеллектуальным. Этот календарь не должен быть про внутренний мир. Подмена понятий. Я не хочу видеть календарь с женщинами сомнительной (мягко выражаясь еще!) красоты». (Комментарий к посвященному календарю посту Игоря Хомского в фейсбуке.) Жужжание из года в год все громче — скоро оно сравнится по громкости с самими шинами Pirelli на автодроме Нюрбургринг. Менеджеры шинного гиганта, монополиста Formula 1, ответственные за выход календаря, наверняка всю эту неделю начинают день с шампанского — я, во всяком случае, поступала бы на их месте именно так.

То, что сделала Лейбовиц — результат решения команды Pirelli: они захотели «не так, как всегда». Если проследить историю таких решений с самого первого выпуска календаря в 1964 году, можно заметить их последовательность: традиционные tits&tyres чередовались попытками сделать фотопроект «не так, как всегда». Сначала компания Pirelli первой решилась на то, чтобы для официального корпоративного календаря сделать эротизированный фотопроект. В снимках Роберта Фримана нет пока даже открытых сосков, но фотографии все равно смотрелись довольно смело и в духе времени. Год за годом календарь становился все откровеннее.

Сексуальная революция шестидесятых поспособствовала становлению института порнографии, которая расцвела к семидесятым. Глянцевой обнаженки стало куда больше, и в 1971 году пиар-менеджеры Pirelli решили пойти против течения, сделав «целомудренный» календарь, для чего пригласили работать над ним великую Сару Мун — мастера призрачных, дрожащих, туманных изображений. В ее серии обнаженная грудь и чулочные подвязки все же мелькают раз или два в напущенном ею «фирменном» тумане, но съемку можно назвать целомудренной. Что и думать, ропот зрителей был не меньший, чем сейчас. Всякий раз после таких экспериментов компания откатывалась к теме «девушка и море», особенно в не самые лучшие для бизнеса времена — например, в 1985 году, когда Pirelli возобновила выпуск календаря после почти десятилетнего перерыва, вызванного топливным кризисом.

Морские красотки никогда не правили календарем безраздельно. Иначе какой смысл звать мэтров фотографии и затевать большие кампании. Сиськи в мэтрах не нуждаются. Съемку для календаря 1987 года, например, только формально можно назвать эротической — для нее фотограф Теренс Донован и команда Pirelli искали чернокожих девушек по всей Англии. Большинство героинь не могли похвастаться изящными ступнями, утонченными чертами лица, идеальной грудью (по меркам глянцевого стандарта, разумеется), но они воплощали идею разнообразия красоты. Были съемки и одетых девушек (2002, 2013), и мужчин с женщинами (2003). В 2000 году Энни Лейбовиц сфотографировала женское тело с волосами и складками, в самых неглянцевых ракурсах — модели копировали позы натурщиц с картин Рубенса и Боттичелли.

Всякий раз при создании календаря огромная команда людей думала в первую очередь о духе времени и об эстетике, которую это время формирует.

И вот наступает осень 2015 года. Трансгендер Кейтлин Дженнер к этому времени успела сняться для обложки Vanity Fair, Кейт Уинслетт наложила запрет на ретушь своих фотографий, звучат отголоски геймергейта и других -гейтов, связанных с сексистскими скандалами, каждый более-менее медийный человек высказался за то или иное право женщины. В такой атмосфере в очередной раз макать девушек в море как-то неуместно. Pirelli снова зовет Лейбовиц.

Кого же она сделала героинями? Актрису Яо Чэнь — «китайскую Анджелину Джоли». Два года назад она стала первым в КНР Послом доброй воли ООН по делам беженцев. Кинопродюсера Кэтлин Кеннеди, фильмы которой по кассовым сборам уступают только Спилбергу. С ее помощью вышли фильмы об Индиане Джонсе, гремлинах, Марти Макфлае, динозаврах юрского периода — всего более 70 картин. Серену Уильямс — единственную обладательницу, как среди женщин, так и среди мужчин, карьерного «Золотого шлема» и в одиночном, и в парном разрядах. Аву Дюверней — режиссера фильма «Сельма» о борьбе чернокожих за гражданские права в 1965 году. Эта картина завоевала четыре «Золотых глобуса» и номинировалась на «Оскар» как лучший фильм. Комедиантку Эми Шумер — автора самых жестких скетчей, посвященных эйджизму, сексизму, университетским изнасилованиям. Мелоди Хобсон — президента компании по управлению инвестициями Ariel Investments LLC с оборотом более $10 млрд, и председателя совета директоров DreamWorks Animation. Тави Гевинсон, которая в 11 лет сделала первые шаги в фэшн-журналистике, в 15 стала редактором собственного журнала, а в 19 стала самым молодым лектором TED. Патти Смит и Йоко Оно. В объективе Лейбовиц Наталья Водянова вышла Мадонной с младенцем, Йоко Оно — вечной шоувумен с идеальной для 82-летней женщины фигурой, Серена Уильямс — воином.

Всех злобно жужжащих о том, что они мечтают это развидеть, стоит разделить на две группы: первые помнят в календарях Pirelli только сиськи, вторые просто завидуют. Если следовать логике календаря, в следующем году недовольные наконец-то снова получат долгожданную грудь и успокоятся. Морские красотки вечны. Но этот год принадлежит не им.

 

Новости наших партнеров