Юлия Гусарова /

Мода-2015: без пола, без имени, без авторитетов, без диктатуры

Главные события в мире моды не ограничиваются громкими назначениями и отставками креативных директоров и фасонами, которые нам показывали на подиумах. Мода — это зеркало социальной жизни. В этом году мы увидели, как мода разрушает гендерные стереотипы, пытается примирить религиозных и светских людей и перестает навязывать чувство вины за лишний вес

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

1. Мужчины: юбки, гипюр, сиссификация

В январе тем, кто следит за происходящим на неделях мужской моды, пришлось довольно сильно расширить свои взгляды на вещи: дизайнеры только и делали, что занимались «сиссификацией» мужчин — такое понятие ввел журналист The Telegraph, описывая мужскую коллекцию Gucci сезона весна-лето 2016. Алессандро Микеле, креативный директор Gucci, сделал это ярче всех: его кружевные топы, вязаные костюмы с бабочками и блузы с бантами засядут в сознании прочнее, чем алые туфли J.W Anderson, плиссированные и трикотажные юбки Givenchy и бандажные топы HBA. Стоит обратить внимание на то, что одежда с элементами женского костюма явно не просится в женский гардероб, как женский смокинг Ива Сен-Лорана не имеет никаких притязаний на мужской.

Понятие «сисси», применимое к мужчинам, которые своим поведением и внешним видом не соответствуют традиционным понятиям о маскулинности, пока не в ходу в России. Сиссификация — не то, что феминизация. Мужчин не пытаются превратить в женщин, но традиционные представления о мужском костюме ломают об коленку.

Прежде чем вздыхать о том, что деятели моды в очередной раз «докатились», стоит вспомнить, что мода склонна отражать текущие общественные явления и конфликты. Социальный эксперимент, на который пошли кутюрье, может быть истолкован по-всякому: то ли они пригласили мужчин в женский мир на экскурсию, то ли поиронизировали над гендерной амбивалентностью. Чтобы понять, чем эксперимент закончится, стоит увидеть, как будут выглядеть стритстайл-фото гостей недель моды через полгода.

2. Хиджаб в масс-маркете

Популярных мусульманских фэшн-блогеров становится все больше. При хорошем выборе одежды от небольших компаний, специализирующихся на традиционных нарядах, девушки в хиджабе активно осваивают и масс-маркет, постепенно развенчивая стереотипы о внешнем виде мусульманок. Как известно, хиджаб — это не только платок, но и одежда, полностью соответствующая нормам шариата: не обтягивающая, длинная, не вызывающая.

Этим летом пришло время для масс-маркетовых брендов ответить верующим взаимностью. Японская марка Uniqlo выпустила капсульную коллекцию совместно с Ханой Таджима — фэшн-блогером и художницей из Лондона. Одежду, получившуюся в результате совместной работы, презентовали не как мусульманскую, а как «элегантную» (smart) — сочетающую современный дизайн и традиционные ценности. В коллекцию вошли свободные брюки, блузы с длинным рукавом, струящиеся юбки и платья в пол, «светская» версия туники-кебайи, а также платки и повязки, которые надеваются под платок для того, чтобы зафиксировать волосы. Будучи удобными для соблюдения религиозных норм женского костюма, эти вещи ничем не отличаются от «светских». Коллекция продавалась только в магазинах Малайзии и Индонезии, а также онлайн.

Фото: Parker Fitzgelald for Uniqlo
Фото: Parker Fitzgelald for Uniqlo

3. Аноним года: Демна Гвасалия

Еще не закончили любители Martin Margiela грустить о прошлом знаменитого бельгийского дома моды, художественным руководителем которого через долгое время после ухода Маржелы стал евангелист китча Джон Гальяно, как всеобщим помешательством стал парижский бренд Vetements. В подиумных образах марки словно воплотилось наследие Maison Martin Margiela нулевых. Она возникла в прошлом году, ее создатели подняли на щит, как и Маржела, анонимность и деконструкцию. В одежде под названием «Одежда» не читалось никаких культурных референсов — только визионерская игра с масштабами, пропорциями и фрагментами привычных взгляду предметов гардероба. Имя основателя марки не разглашалось.

Оно стало известно лишь тогда, когда его назначили креативным директором дома моды Balenciaga: Демна Гвасалия. Когда выяснился послужной список модельера, все встало на свои места: после учебы на экономиста в Тбилиси он стал студентом Королевской академии изящных искусств в Антверпене, четыре года разрабатывал женскую одежду в Maison Martin Margiela (когда в названии дома еще было три «М»), два года работал в Louis Vuitton. А потом создал свой бренд Vetements. Модельер дал свое первое интервью 6 лет назад, когда еще заканчивал учебу в Антверпене — уже тогда его ориентиром было творчество Маржелы. На вопрос о том, с кем бы он хотел сделать что-то вместе, он ответил: художник Теренс Кох, известный тем, что делает желанным для коллекционеров предметом искусства буквально свое дерьмо, и компания IKEA. Это много говорит о том, как модельер представляет визуальное воплощение своего времени, а владельцы Balenciaga искали на пост креативного директора человека, который в первую очередь понимает дух времени.

4. Молодые тигры

Пока дома моды с полувековой историей занимаются кадровыми перестановками и гонкой вооружений, в параллельной вселенной идет совсем другая жизнь, которая постепенно перетягивает внимание аудитории. Эта жизнь зародилась в интернете, скейт-шопах и в душноватых клубах без охраны на входе и спровоцировала появление новых марок, которые развиваются по своим законам. Пример — группировка BEENTRILL, которая занимается выпуском аудиоподкастов, вечеринками, музыкой и одеждой. Ее костяк составляют Херон Престон и Вёрджил Абло — двое харизматичных чернокожих мужчин в возрасте слегка за 30.

Престон много тусовался с модниками, помогал брендам вроде Nike делать мероприятия для молодежи, открыл свой магазин футболок и сувенирных мелочей, стал больше шить и написал письмо в NASA о предложении сделать совместную коллекцию одежды. Символы и знаки для него важнее силуэтов, самая запоминающаяся вещь, выпущенная им в этом году, — черная водолазка с вышитым на вороте словом «СТИЛЬ». Вёрджил Абло в юности много катался на скейте, затем учился на архитектора, подружился с Канье Уэстом и стал его «правой рукой», ответственным за всевозможный креатив. Начал он, как и Престон, с создания своей стрит-марки, однако со временем эстетика марки стала выходить за пределы «пацанской» парадигмы и приближаться к тому, что обычно показывают на подиумах. Так появился бренд Off-White, занявший место на стыке уличной одежды и pret-a-porter. Такое позиционирование вызвало большой интерес у любителей моды, и одежда со знаковым принтом в виде косых линий стала все чаще мелькать на стритстайл-фото. То, из чего «сделан» Верджил, выяснил Dazed Digital, но это и так очевидно: музыка, тусовка, интернет.

Итак, два человека развивают собственные бренды и один совместный, молодежь из сформированной ими тусовки — диджеи, рэперы, художники, модели — по очереди становятся их «музами» и создают поводы для выпуска какой-нибудь совместной футболки, картинки их веселых дружеских начинаний наводняют интернет и привлекают своей атмосферой, одновременно и душевной, и «сектантской». Все это радикально отличается от культуры «тяжелого люкса», традиционного глянца и VIP-мероприятий для солидных клиентов марок с историей. В России такая «унтермода» была сформирована Гошей Рубчинским (который, кстати, тусуется с дизайнерами Vetements и дефилировал на их последнем показе) и August Institute — двумя едва достигшими двадцатилетия парнями, первая же коллекция которых попала в концепт-стор КМ20 и была сметена.

К слову, Демне Гвасалии 34 года — он ровесник основателей BEENTRILL. Ажиотаж вокруг марки Vetements показал, что новая аудитория не может постоянно переваривать наследие XX века — она требует перемен и следующей экскурсии в 70-е, которую устроили этим летом большие и важные марки, может уже не вытерпеть.

4. Игры гендера

Гендерный нонконформизм — одна из самых горячих тем года, и сфера моды ее добросовестно «отрабатывала». Сначала универмаг Selfridges открыл корнер гендерно нейтральной одежды, выпустив в честь открытия волшебное видео с трансгендером Хари Неф в главной роли.

Хари Неф становится одной из важнейших моделей года и вместе с другим трансгендером Валентайн де Хин позирует для лукбука масс-маркетового бренда & Other Stories. Появляются марки вроде Edith Marcel и Maison Marcy, делающие одежду, которую могут носить и мужчины, и женщины. Количество съемок с кроссдрессингом не поддается подсчету. На этой волне случаются маркетинговые курьезы, вроде выхода «гендерно независимого» парфюма от Calvin Klein. Чем этот продукт идейно отличается от других на огромном рынке унисекс-парфюмерии, непонятно. Институт цвета Pantone обвел рамочкой сразу два цвета — бледно-розовый (Rose Quartz) и нежно-голубой (Serenity), что следует трактовать как символ размытости традиционных гендерных границ

5. Хватит худеть!

Борьба за разнообразие красоты идет не первый год. Глянец начал признавать за собой ответственность за психику аудитории — за девушек с расстройствами пищевого поведения, часто приводящими к гибели. Поэтому все чаще неосторожные  высказывания в духе «Если вы полноваты, то не обтягивайтесь» жестко пресекаются. Самые громкие эпизоды этой борьбы в 2015-м — хештег-кампания #rockthecrop за право оголять живот любого размера и ее странный русский аналог #саматыжирная, запущенный плюс-сайз-моделью Дилярой Лариной в ответ на заявление Ксении Собчак о том, что она «не любит жирных людей». В первом случае дело закончилось извинениями от лица всей редакции, во втором — высказыванием «ну, жирных я все еще не люблю».

И вот, под конец года рынок заметно «раскачался»: у масс-маркетовой компании River Island запускается линейка одежды 55–58 размера, а Жан-Поль Готье презентует совместную коллекцию со своей музой — панк-королевой Бет Дитто. Французское правительство взяло эксплуатацию «модельного стандарта» под контроль. Если после обязательного медосмотра будет выявлено, что здоровье модели «не соответствует практике профессии», ее работодатель может отделаться огромным штрафом, а может на полгода сесть в тюрьму.

Фото: beauty.ua
Фото: beauty.ua

6. Все на Восток

В 2015 году произошло два события, которые поспособствовали продвижению азиатской моды. Первое — поездка обозревателя Vogue Сьюзи Менкес на Неделю моды в Сеуле. Колонка Менкес, матроны фэшн-журналистики, интегрирована в онлайн-издания Vogue разных стран, таким образом, Европа и Америка узнали о последних достижениях марок Blindness, Kye, Mundsoo Kwon, Beyond Closet и других. Разовые обзоры корейских дизайнеров периодически всплывают, но в этом году интерес к азиатским маркам очевидно усилился. На это указывает и возросшее количество уличных фоторепортажей с Seoul Fashion Week: гости сеульской Недели моды симпатичны, неизвестны и потому интересны.

Второе событие — выход книги Джеммы Уильямс Fashion China, первого толстого иллюстрированного издания с обзором наиболее значимых лиц китайской фэшн-сцены. Книга вышла вскоре после традиционного бала Met Gala, который устраивает Институт костюма в Нью-Йорке: бал был посвящен китайской культуре и моде, и после него, как все помнят, появилось огромное количество шуток и фотожаб о платье певицы Рианны, шлейф которого напоминал гигантский омлет. Время покажет, смогут ли эти события катализировать интерес потребителей к моде Востока и изменить расстановку сил в индустрии.

7. Мода без ограниченных возможностей

Одно из важных событий мировой моды произошло в России: организация Янины Урусовой Bezgraniz Couture совместно с кураторами курса «Дизайн одежды» Британской высшей школы дизайна осенью представили коллекцию вещей, приспособленных под нужды людей с ограниченными возможностями. Когда излучающие радость модели на колясках дефилировали по подиуму, зрители стояли и плакали.

О том, как для людей с протезами создали специальные брюки, как решалась проблема костюмов для людей с ДЦП и синдромом Дауна, студенты «Британки» подробно рассказали «Снобу». В начале декабря аналогичную тему затронул журнал Vice. В нем появилось интервью с журналисткой и медиаменеджером Белль Оуэн, страдающей от псевдоахондроплазии, которая познакомилась с модельером Иззи Камиллери. В результате знакомства у Камиллери появилось множество разработок. Показ одежды Иззи Камиллери для людей, передвигающихся с помощью коляски, вызвал огромный ажиотаж от Канады до Вьетнама. После таких воодушевляющих историй остается надеяться на то, что инвесторы разглядят перспективу таких начинаний и помогут поднять бытовую и социальную жизнь людей с двигательными проблемами на новый уровень.

Фото предоставлено пресс-службой Mercedes Benz Fashion Week
Фото предоставлено пресс-службой Mercedes Benz Fashion Week