Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Михаил Елизаров

Михаил Елизаров /

Города. Харьков

Харькову недавно исполнилось тридцать восемь. Возраста не скрывает, но если ему говорят, что он выглядит на тридцать, — расцветает

Иллюстрация: Paul Duffiеld
Иллюстрация: Paul Duffiеld
+T -
Поделиться:

Харьков боится выглядеть смешным. Из-за этой боязни он излишне суетлив, бегает по комнате и все роняет, и от этого еще больше злится. Резко реагирует на насмешки, обидчив, умеренно злопамятен, образован, но слегка комплексует — вдруг недостаточно образован.

Нельзя сказать, что Харьков уж совсем ничего в жизни не добился, но карьерка в целом тусклая. Незаслуженно тусклая, явно был достоин большего. Харьков горько завистлив, он не любит успешных, его лучшие друзья — неудачники.

С Харьковым мы когда-то учились в одной школе — только он был на два года старше. Я семьдесят третьего года, а он — семьдесят первого. Я бы сам с ним не познакомился, постеснялся. Харьков-то у нас в школе был личностью примечательной: любимец училок, кумир старшеклассниц, победитель какой-то там литературной олимпиады за сочинение о Хлестакове в стихах. И на конкурсе самодеятельности третье место занял — исполнил песню собственного сочинения. Там еще строчки были: «Спасибо за детство, нам давшее столько тепла-а-а....» А рифмовалось с «в дорогу пора».

Харькову после этого в школе отдали подсобку за актовым залом — он организовал школьный ВИА и там репетировал. Я случайно туда зашел и что-то спел из «Аквариума». А Харьков говорит: «Голос у тебя неплохой».

Так и познакомились. Ко мне после этого одноклассники лучше относиться стали. Сам Харьков похвалил — значит, не последний человек.

А Харьков, при том, что знаниями не блистал, закончил школу с серебряной медалью (четверка по алгебре), поступил в политехнический. Потом на третьем курсе, я слышал, его отчислили за неуспеваемость — Харьков вместо учебы мотался челноком в Турцию.

Помню, Харьков, у которого в то время завелись небольшие деньги, говорил мне, что высшее образование — не главное. Потом он занялся оседлым бизнесом и открыл торговый ларек — напитки, жвачки, шоколадки, сигареты.

Я всегда знал, что Харьков пописывает — и стишки, и прозу. Музыку он тоже не оставлял. В середине девяностых мы вместе рок-группу собрали. Предполагалось, что я буду петь. Харьков обещал даже концерт нам устроить в ДК тракторостроителей. И репетиции первые были. Но дальше этого не пошло. Во-первых, Харьков сам хотел петь, во-вторых, исключительно свои песни. А они были... Мягко говоря — не очень. Не я один так думал. Басист с ударником тоже взбунтовались. Мы больше металлом увлекались, а Харьков подражал Сюткину из «Браво». Вот мы втроем и ушли. С инструментами.

Но откуда же я знал, что Харьков с ударником в складчину установку покупали? А Харьков решил, что я переманил басиста и ударника, а заодно барабаны спер... Отношения между нами не то чтобы совсем испортились, но стали натянутыми.

А в двухтысячном мы вдребезги разругались. Я шел мимо его ларька, в гости заглянул. А подвыпивший Харьков решил мне что-то из своего поэтического наследия преподнести. Я сдуру ляпнул, что это «домашнее творчество».

Даже не ожидал, что он такую истерику закатит. Наговорил мне бог знает чего:

— Это ты бездарь, понял?! Сам-то что сделал, чтобы кого-то критиковать?! «И я как истинный романтик себе на хуй надену бантик». Это, по-твоему, стихи?!

— Это ранние, — невозмутимо парировал я. — Я же после романтика про кондуктора написал (мой харьковский салонный хит, меня кругом приглашали, чтоб я читал «Кондуктора»).

— Про пидараса ты написал, а не про кондуктора! Бездарность! Да меня в «Новом мире» должны были напечатать! И в «Юности». Понял? А тебя хер кто хотел печатать!

— Неправда. В «Слобожанщине» собирались!

— И что? И где публикация?! А барабаны мои где? А?! Деньги лучше верни за барабаны!..

В общем, чуть не подрались. По счастью, на шум выбежала жена Харькова, угомонила его.

А потом я уехал в Берлин. У меня в Москве вышла первая книга. Потом вторая, третья...

Встретились мы с Харьковом случайно, в Москве, на Курском вокзале. Я какую-то передачку к поезду принес, а он домой ехал.

Это сколько лет-то прошло? Девять...

Он приветливо сказал: «Загордился, небось, Елизаров, уже и здороваться не будешь?»

Харьков почти не изменился. Высокий, сутулый. Длинные русые волосы, собранные в хвост. Та же потертая косуха... Разве что лицо чуть постарело, осунулось, и на лбу пролегли морщины.

Я сказал: «Что за глупости. Я страшно рад тебя видеть!» — и это было совершенно искренне.

Я узнал о нем последние новости. Он сразу похвастался, что в местном издательстве должна выйти книжка его «малой прозы». Попросил, чтобы я что-нибудь черкнул на обложку. Я обещал черкнуть...

Что еще... Харьков развелся. Жена с сыном в Киеве. Харьков не переживает, говорит, что его любая баба с руками оторвет — поди в наше время найди интеллигентного малопьющего мужчину с высшим образованием.

Я забыл сказать, что в середине девяностых Харьков все-таки вернулся в политех, на заочный. Решил, что диплом пригодится. И не прогадал.

Сейчас он работает помощником депутата от Партии регионов. Чем-то занят по культурной части, так что высшее инженерное образование себя хоть как-то, но оправдало...

Я проводил его к вагону — Харьков путешествовал плацкартом.

Комментировать Всего 17 комментариев

"Буги-вуги Харьков, буги-вуги fuck off!

Буги-вуги Харьков, mr. Харкiв, будь здоров!

Буги-вуги Харьков!"

.

Сергей "Чиж" Чиграков

.

В Харьков ехать не захотелось...

Помощь депутату от Партии регионов очень удручила... это похоже на самоубийство.

А что делать-то. К Тимошенко идти или к Симоненко. Один хер. 

А в Ивано-Франковск захотелось?

Там мне "Чого прыйихав? До кого? Я москальскойи мови нэ розумию!" понравилось. Германию напомнило и Вунсторф в частности.

Интересно. Следующим будет Берлин?:)

За Ханнофу обидно, однако...

Алексей Евсеев Комментарий удален

Москва - женщина. О ней как-то неудобно писать... 

Почему же неудобно?:) Но и игнорировать тоже женщину..:))

Может про двух женщин сразу - про Москву и про Одессу?

Я в Одессе был всего два дня - маловато для знакомства.

чёрт.

про харьков могу вспомнить только дурацкую фразу из дурацкого же анекдота,

который бабушка рассказывала мне всякий раз,

как мы на поезде проезжали станцию с одноименным названием,

а ездили мы чааасто...

"кто наХарькив?"

что-то в этом роде...

в итоге некое детское любопытство  этот город у меня возбуждал... но дальше дело не пошло ,))

Хороший город, Виктория. Просто ему не везло. Последний раз в 2004, если б Украина развалилась, Харьков ушел бы в Россию - и сразу бы занял почетное третье место. 

Ни разу не был в Харькове, к сожалению. Лишь ел харьковские пирожки, ночью на пероне, по дороге в Крым бесчисленное множество раз. Харьков с сознании прочно сидит рядом с оригинальным суржиком харьковских девушек, с которыми общался в Крыму и с харьковской школой дизайна, которая еще в СССР считалась одной из самых сильных и основательных.

история рисунка про Харьковских ведьм.  Как-то крымским далеким летом с приятелем в Алупке познакомились с двумя харьковскими девушками, а проще говоря, сняли их в ночном кафе-шантане. Одна была беленькая, ладненькая, а вторая высокая, рыжая, длиноносая. Мне вторая жутко понравилась, всегда западал на отклонения.  Кормили мы их, поили, вытанцовывали, выгуливали ночным парком, привели на "лазурный берег" - местную ночную дискотеку, единственную ночную в городе, расположенную на самом берегу моря, в шаге от воды, а ночь уже тянулась к рассвету, и понимал я, что ночь упущена, но все как-то не верил окончательно, пока не пошли купнуться с другом, оставив девушек за столиком в ночном бедламе. Вернулись минут через 10, а  девушек и след простыл. Мой друг обрадовался, а мне взгрустнулось, казалось что подружились с харьковчанками, так смеялись они нашим шуточкам. На следующий день проснулся, разозлился и нарисовал вот этот рисунок, назвав его "Харьковские ведьмы" )).

жалко Харьков серый он какой-то и к тому же заурядный получился, а я слышала  что в былые годы этот город был кузницей научно-технических кадров всей Восточной Украины да и сейчас наверное в какой-то степени. Хотя вам виднее: я там никогда не была и не собираюсь.