/ Москва

Шалва Бреус: Премию Кандинского получил Вадим Захаров

Вручали премию в Доме музыки в Барвихе, куда все приглашенные отправились электричкой с Белорусского вокзала

Фото: Арсений Несходимов
Фото: Арсений Несходимов
+T -
Поделиться:

«Прямо и налево, к елочке!» — на ступенях Белорусского вокзала замерзшая девушка с красной табличкой направляла опаздывающих на вручение Премии Кандинского гостей к электричке, которая должна была в объезд рублевских пробок довезти всех приглашенных на станцию «Барвиха» Усовской ветки. «Елочкой» была огромная новогодняя ель на перроне, около которой собралась толпа арт-критиков, художников, галеристов, журналистов — словом, всех, кто имеет какое-либо отношение к премии в области современного искусства, чтобы отправиться в Дом музыки в Барвихе. Там со среды шла подготовка главного зимнего события в области современного искусства.

Прибыв на место, все заняли стратегические позиции вокруг барной стойки и общались в ожидании шоу. Наконец открыли зал, публика расселась, на сцену вышел Леонид Парфенов и объявил, что тема третьей премии Кандинского — «Искусство и общество», поскольку «современную власть совсем не интересует современное искусство». Вслед за этим на экране появился короткий видеосюжет в фирменном парфеновском стиле — про историю взаимодействия власти и искусства в России. Позже показали еще один сюжет — об искусстве и массах. Затем были прочитаны две лекции — кураторов Роберта Сторра и Валери Хиллингс — несколько утомившие аудиторию, которой хотелось зрелищ, а не серьезных разговоров.

После чего приступили к награждению. В номинации «Молодой художник» победил Евгений Антуфьев, тувинский художник, чья первая выставка прошла на площадке молодого искусства «СТАРТ» на «Винзаводе». Статуэтку ему вручил классик соц-арта Борис Орлов, пожелав не успехов, а комплекса неполноценности, потому что именно он важнее всего в профессии художника.

Вот что сказал про награждение Антуфьева глава Попечительского совета премии Шалва Бреус:

В номинации «Медиа-арт» награду присудили дуэту Electroboutique. Художники Чернышев и Шульгин создали огромный iPod, к которому можно подсоединить обычный, чтобы, как говорят авторы,  преображать свои плейлисты и подкасты в единое произведение искусства. Дмитрий Ханкин к этому решению отнесся скептически:

Главным событием, конечно же, стало присуждение премии «Проект года», на которую претендовали Николай Полисский, Вадим Захаров и Павел Пепперштейн. Роберт Сторр назвал победителя: им стал Вадим Захаров с инсталляцией «Гарнитур Святой Себастьян возле кипящей овсяной каши».

Самым запоминающимся моментом этой премии можно без сомнения назвать речь Вадима Захарова:

Несколько цитат из его речи стоит привести целиком, скоро их будут повторять: «Вообще я хочу сказать, что первую премию должен получить Андрей Монастырский. Я, честно говоря, удивляюсь: неужели до сих пор непонятно, кто есть кто в московском современном искусстве? Андрею в этом году 60 лет, и никто не организовал ему даже выставку! Прошло три московских биеннале, и ни на одну Монастырский не был даже приглашен. Иосиф, дорогой, тебе не кажется это странным?» —  упрекнул он куратора Третьей Московской биеннале Иосифа Бакштейна.

На прощание Захаров посоветовал художникам оберегать внутренний мир от чужой глупости и ханжества, закрыв свои мастерские. Судя по всему, речь его произвела большой эффект — гости расходились несколько притихшие. Отчасти, быть может, из-за того, что торопились на обратную электричку.

Но несколько членов клуба «Сноб» задержались в Доме музыки и поделились впечатлениями. Кроме того, Дмитрий Ханкин, кажется, был искренне потрясен выбором переводчика, который ухитрялся искажать и смысл сказанного, и фамилии:

Ник Ильин, будь он членом жюри, дал бы премию Полисскому:

А Юрий Аввакумов и Николай Канавин были уверены, что премию дадут Пепперштейну. Делаем вывод: если премия все еще преподносит сюрпризы, а решение жюри сопровождается интригой, быть может, все не так уж плохо у современного искусства? Тогда уж хочется верить и в то, что электричка в программе Премии Кандинского — это, на самом деле, пиар-акция по спасению Усовской ветки.

Мария Семендяева