Юрий Шефлер: «Убить Голембиовского» (1995 год)

23 января исполняется 70 лет со дня рождения Бориса Березовского — человека, сыгравшего заметную роль в истории нашей страны 1990-х гг. Петр Авен на портале «Сноб» анонсирует свой мультимедийный проект «Время Березовского», в котором делает попытку понять, почему этот человек стал символом ушедшей эпохи

+T -
Поделиться:
Фото: Николай Малышев/ИТАР-ТАСС
Фото: Николай Малышев/ИТАР-ТАСС

Другие части:

Петр Авен: «Борис залуживает воспоминаний»

Леонид Богуславский: «Он так много ездил, потому что бомбил» (конец 1970-х гг.)

Галина Бешарова: «Он был вообще не жадный» (1980–1990 гг.)

Михаил Фридман: «Одинокий и брошенный» (cередина 1990-х)

Валентин Юмашев: «Весеннее обострение» (1996 г.)

Сергей Доренко: «Пейджер Березовского» (1996-1997 г.)

Анатолий Чубайс: «Асимметричный ответ» (1997-1998 гг.)

Демьян Кудрявцев: «Березовский сохранил независимость „Коммерсанта“» (1997-1999 гг)

Юрий Фельштинский: «Если бы я знал, я бы костьми лег» (начало 2000-х)

Александр Гольдфарб: «Дорогой Володя» (2000–2003 гг.)

Даша К.: «Неужели так политика делается?!» (2010–2011 гг.)

Юлий Дубов: «Я его просто любил» 


ЮРИЙ ШЕФЛЕР (род. 1967) — российский бизнесмен. В 1993 году стал соучредителем торгового дома «Садко-Аркада». С 1995 года председатель совета директоров АО «Внуковские авиалинии». В 1997–1998 гг. председатель совета директоров ВАО «Союзплодоимпорт». С 1998 года владеет 80% акций группы SPI, в состав которой вошло ЗАО «Союзплодоимпорт», владеющее водочными брендами Stolichnaya и Moskovskaya. В 2001 году по решению Верховного суда РФ права на водочные бренды были переданы Минсельхозу, и SPI свернула деятельность в России, перенеся производство за границу. В 2002 году Генпрокуратура возбудила против Шефлера уголовное дело. С этого момента Юрий Шефлер постоянно проживает в Великобритании.

Авен: У вас с Березовским, по-моему, самая интересная история была с газетой «Известия».

Шефлер: Ой, это была особенная история. Был такой момент, году в 1995-м, когда не было дня, чтобы «Известия» не выходили с ужаснейшей статьей про Березовского. Маленькая или большая статья, и везде его обличали. Ты помнишь этот момент?

Авен: Я, честно говоря, не помню, какой это был год, но в какой-то момент Голембиовский активно искал защиту. Он действительно нападал на Березовского, и я думаю, что ему всячески грозили. Расскажи об этом.

Шефлер: Был официальный визит Бориса Николаевича Ельцина, а Березовский был в делегации. Он мне позвонил и говорит: «Юр, ты мне срочно нужен, я еду в аэропорт, поезжай со мной по дороге до аэропорта». Я помню, что мы ехали в Шереметьево-2, и он в машине говорит мне такое: «Слушай, ты мне должен помочь. Ты же знаешь каких-то бандитов?» Я говорю: «Ну, кого-то знаю, конечно». У меня ресторан «Садко», такое время было, нельзя не знать. Он мне говорит: «Ты мне должен помочь. Ты должен убить Голембиовского».

Я, конечно, потерял дар речи. Единственное, что я ему сказал: «Боря, почему я?» Я так растерялся, что не знал, что ответить. Я как-то не был связан с криминальным миром, нормальный бизнесмен, на лице у меня тоже вроде не написано, что я какой-то бандюган. Может быть, у него было такое впечатление, что я молодой, дерзкий, наглый, достаточно жесткий…

Авен: Чтобы убить Голембиовского.

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
Главный редактор газеты «Известия» Игорь Голембиовский

Шефлер: Это был для меня шок. Я говорю: «Объясни мне, что случилось?» Он говорит: «Ну, ты же читаешь газеты, он каждый день меня мочит в “Известиях”», — он так нервно говорил.

Я говорю: «Давай так: я Голембиовского убивать не буду, и вообще я как бы не по этой части. Для меня даже страшно подумать, чтобы лишить человека жизни, неважно за что. Давай по-другому: я постараюсь сделать так, чтобы вы с ним сдружились». Он говорит: «Это невозможно». Я говорю: «Ты лети в Финляндию, а я буду заниматься». И я помню тогда, что потратил на это много времени, несколько месяцев. Мне помогал в этом Митволь, он с ним дружил. Конечный результат мы знаем: они подружились и даже потом вместе газету сделали. Но я был тот человек, который…

Авен: ...Спас жизнь Голембиовскому.

Шефлер: В любом случае, я постарался сделать так, чтобы они нашли общий язык. Дальше я не участвовал в их отношениях, понятное дело, но я их свел и приложил к этому максимум усилий. Вот такая история была.

Авен: Это очень русский диапазон: либо убьем, либо станем лучшим друзьями, будем вместе работать.

Шефлер: Нет, ты знаешь, это не русский диапазон. Мне кажется, это все-таки диапазон Бориса Абрамовича.

Авен: Он легко прощал. Себя прощал, но и других прощал. Я думаю, что он спокойно бы выпивал водку с теми, кто заказывал на него покушение. Он считал, что знает, кто его заказывал.

Шефлер: У него была одна беда: у него не было каких-то долгосрочных планов. У него был план на короткий промежуток времени. И что важно: он любую жизненную ситуацию, связанную с бизнесом или с политикой, рассматривал с точки зрения лично себя самого. Многие из его окружения, кто с ним имел дело, в том числе и я, всегда ему говорили, что рано или поздно будет печальный конец. Нельзя рассматривать ситуацию только с позиции выгоды для себя: когда ты играешь, есть команда, надо думать о команде.

Авен: Безусловно. Это делает общение невозможным.

Шефлер: И потом политика — это вообще долгая история, она не делается в одну секунду, ты должен идти к какому-то результату, если хочешь его добиться.

Читать дальше:

Валентин Юмашев: «Весеннее обострение» (1996 г.)

Редакция продолжит публикацию отрывков из проекта «Время Березовского» в ближайшие дни.