«Схватили за руку и потащили». Лекция Димы Зицера о родительской агрессии

Педагог Дима Зицер прочитал в Шоколадном лофте «Сноба» вторую лекцию об ошибках воспитания детей, на этот раз — о том, почему мы кричим на них и как можно перестать это делать. Публикуем избранные отрывки. Конспект первой лекции Зицера можно прочитать здесь

Фото: Варвара Лозенко
Фото: Варвара Лозенко
+T -
Поделиться:

Зачем мы тащим ребенка за руку

Дима Зицер: Вот вам задача: идет трехлетний ребенок по коридору детского сада или по улице. Вдруг к нему сзади подходит взрослый и начинает его подгонять: «Пойдем, пойдем, пойдем…» Зачем взрослый это делает? Какой смысл вкладывает в этот жест: «давай я тебе помогу» или «если я сейчас не вмешаюсь, его жизнь точно не сложится», или какой-то еще? Или, как вариант, родитель ведет ребенка в садик, малыш останавливается, чтобы посмотреть на порхающую бабочку, в этот момент взрослый автоматически хватает его за руку и тащит вперед. Почему так происходит?

Времени нет.

Есть время. Можно выйти на 10 минут раньше, но ничего не изменится.

Он не захочет выйти раньше.

Почему он не захочет? Откуда вы знаете? Я задаю вопрос о ваших, родители, мотивах, а вы начинаете отвечать за ребенка: «Он не будет согласен. У него собьется режим» и т. д. Мне кажется, что мы просто хотим, чтобы у него была целостная жизнь, а у нас — время и силы на себя. Для этого мы придумываем такие отговорки.

Еще задача. Родители говорят: «Он не хочет идти в садик, а перед этим не хочет вставать. А еще раньше не хочет ложиться…» Почему для нас так важно, чтобы он встал, лег, пошел?

Мы хотим все контролировать, чтобы все успеть. У нас есть обязанности, которые мы должны выполнять. Например, мы вынуждены утром идти на работу, а перед этим — отвести ребенка в садик.

Зачем? Потому что мы взрослые — мы ответственные? У меня есть гипотеза: нет у нас никакой ответственности, нет правила приходить вовремя на работу. Все правила мы с легкостью нарушаем. Влюбитесь — и вы станете опаздывать на работу, если ваш любимый человек скажет, что у него есть возможность встречаться с вами ровно в то время, когда у вас начинается рабочий день. Если вам поздним вечером скинут ссылку на какой-нибудь удивительный фильм, который вы решите посмотреть немедленно, вы будете самозабвенно смотреть его и не ляжете спать вовремя. В случае с понуканиями в адрес ребенка речь идет совсем не об ответственности — у вас срабатывает тот же механизм, который заставляет вас срываться и кричать на любимых людей.

Мы можем вечно рассуждать о том, как неправильно устроена жизнь и как мы, взрослые, несправедливо относимся к младшим. Но можно прекратить рассуждать и попытаться понять, что с нами происходит в эти минуты. Почему мелочь, на которую мы не обратили бы внимания в любой другой ситуации, в момент, когда мы кричим на ребенка, важнее, чем чувства, которые мы испытываем к любимому человеку, коим является для нас ребенок? Подобные реакции не имеют отношения к нашим детям, женам, мужьям и всем остальным, это в первую очередь наша история.

Об агрессии и детской восприимчивости

Людям плохо, когда они ругают других людей, потому что для этого они вынуждены повышать голос. В обычной жизни они так не разговаривают. Соблазн выпустить наружу эмоции велик, но, если вовремя не остановиться, уже через минуту вы ужаснетесь тому, что сделали. Остановится же трудно потому, что уже сформировалась привычка поступать именно так в подобных ситуациях.

В обществе очень много агрессии. Этот снежный ком постоянно растет. Мы оказываемся в не всегда удобных, привычных и понятных для нас ситуациях, которые вызывают определенные реакции, а потом мы еще и передаем эти реакции другим людям.

Представьте: мальчик трех лет едет в троллейбусе, троллейбус качнуло, и папе наступили на ногу, ему больно. Папа не успевает ничего сообразить и произносит некоторые слова — не будем говорить вслух. На следующий день подобная ситуация происходит с мамой. Как мы хорошо знаем, нет более эффективного инструмента воспитания, чем собственный пример. После первого раза ребенок запоминает реакцию, при повторе — закрепляет эффект. Закрепившаяся модель поведения, даже после осознания причин, по которым мы себя так ведем, уже не поддается воздействию в зрелом возрасте. Большинство подростков в возрасте 14–15 лет говорят, что никогда не будут воспитывать своих детей так, как когда-то воспитывали их, а потом, когда становятся родителями, забывают свои обещания. Потому что одного осознания того, что, наверное, не нужно действовать как родители, недостаточно для того, чтобы освободиться от закрепившейся модели родительского поведения.

Что делать с разбросанными игрушками

Ребенок разбрасывает игрушки — нужно ли их убирать? Связь между разбросанными игрушками и порядком в голове, конечно же, существует, но если у меня в комнате все раскидано и разбросано, это не значит, что в моей голове беспорядок. Может быть, я имею собственное представление о том, как устроена комната и жизнь, и для меня этот хаос представляет собой особый порядок. Комната ребенка должна оставаться его личным пространством, где он может делать все, что хочет.

А если это не его комната, а гостиная? Он разбросал в ней игрушки, а убирать не хочет.

Вам мешают эти игрушки? Очевидно, если они мешают — их надо убрать. Это ваше желание, чтобы игрушки были убраны, значит, вы должны их убрать. Если вы хотите, чтобы был порядок, то думать, что ребенок должен убраться после игры, нелогично. Если вы боитесь, что он так до конца жизни не научится убирать игрушки, то вспомните про собственный пример, являющийся главным педагогическим инструментом. Можно попробовать договориться с ребенком, но ситуация «давай ты сейчас поиграешь, а потом уберешь» договором не является. В договоре участвуют две стороны.

Если я постоянно буду убирать игрушки, то ребенок поймет, что нет необходимости делать это самостоятельно: всегда найдется человек, который уберет за него.

Попробуйте объяснить ему важность этой процедуры. Если вы считаете чистую гостиную ценностью, можно сказать об этом ребенку, и вы должны быть готовы ответить, почему это важно. Это ваш выбор, но вы должны уметь его аргументировать. Когда учителю в школе задают вопрос, нужно ли учить таблицу умножения, он не может не знать ответа на вопрос «зачем», не имеет права. Однако не нужно ждать, что после этого ребенок сразу примется за уборку. Лучше сами подайте ему пример.

Как научиться выявлять у себя чувство раздражения и находить его причины

Попробуйте описать свои ощущения после щипка. Какую боль вы почувствовали? Это схоже с тем, как жмут ботинки или перекашиваются очки? Нет. Вы испытали совершенно особое ощущение: сперва начало колоть, затем вы почувствовали тепло, которое постепенно разошлось, позже ощущался едва заметный холодок, после чего боль начала ослабевать, появилось определенное жжение, раздражение и т. д. Те чувства, которые вы испытываете, можно описать, хотя это не так уж просто. Эксперимент можно повторить с чувством голода: мы можем ощущать покалывание в печени, вздутие живота, активное слюноотделение — у каждого это происходит индивидуально. А теперь попробуйте объяснить, какие чувства вы испытываете, когда видите, что ребенок разбрасывает вещи по квартире. Вы чувствуете, как внутри что-то сжимается, возможно, вам становится жарко, стискиваются зубы. Все эти ощущения конкретные.

Если мы научимся разжимать зубы, есть огромная вероятность, что мы не станем кричать, но, если нам этого хочется, мы это сделаем. Моя гипотеза состоит в том, что в 97% случаев мы кричим, когда осознанно этого делать не собирались. Помните, что вы еще успеете убить собственного ребенка, успеете наорать на него, но для начала потратьте две секунды на себя. Когда мы видим горы разбросанных игрушек, у большинства из нас внутри происходит полный коллапс. Наши чувства происходят из нашего детства, от родителей и учителей: нас всех столько раз за это наказывали, что мы не можем спокойно реагировать. Но вы рожаете любимого человека не для того, чтобы, прожив с ним какое-то время, поработить его и заставлять делать так, как удобно вам.

Обычно в такие моменты мы не проверяем истинность своих желаний, а действуем исходя из чужих, навязанных нам представлений и фантазий.

Тело как педагогический инструмент

Есть прием, который всегда помогает понять, чего вы хотите, — это медитация. Найдите спокойное место и сядьте в удобную позу, закройте глаза и обратите внимание на собственное дыхание. Не нужно дышать каким-то особенным способом, важно просто научиться наблюдать за тем, как вы дышите. После этого, мысленно двигаясь от макушки до пяток и обратно, начните оценивать ощущения в каждой зоне: глаза, лоб, шея, плечи и другие. Обращайте внимание на то, чего раньше не замечали. Проверяйте свои ощущения. И каждый раз, когда внимание уходит, пытайтесь его вернуть. Если мы привыкнем контролировать время от времени свои ощущения, нам будет легче поймать момент зарождения агрессии. Мы научимся не просто осознавать раздражение, но и предотвращать его. Так наше тело и становится инструментом, в том числе педагогическим.

«Сноб» выражает благодарность отелю «Метрополь»

Теги: События