Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Арина Холина

Ненависть к тощим

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Бабушка обзывала меня «глистой в скафандре». Не знаю, откуда она взяла этот «скафандр», злобная старушка.

Не то чтобы мне было крепко обидно (хоть и неприятно), но все эти милые прозвища были только началом наших с ней мучений из-за еды. Считалось, что я плохо ем, и каждый раз, когда я оставляла что-то на тарелке (то есть всегда), мы препирались, скандалили, я рыдала, звонила папе, он кричал на бабушку, потом мне снова говорили, что я тощая, как дистрофик.

«Хорошо» я ела только в деревне. Весь день на воздухе, прогулки от леса до леса, купанье в речке. Я уплетала по три тарелки супа, и тут уже моя старшая сестра  пугала меня тем, что во мне живут черви. Потому что нельзя столько есть — и оставаться тощей. Лучшие годы детства я побаивалась ходить в туалет — были такие школьные легенды об аскаридах, которые вдруг как вылезут!

Знаете, все думают, что быть стройной — это по умолчанию счастье. И что у стройных всегда преимущество. Но это сейчас я не занимаюсь спортом, работаю, лежа на козетке, и, в конце концов, порядком выпиваю. Поэтому да, я уже стройная, а не тощая.

Но все детство я слушала эти упреки, по два часа сидела за столом «пока все не съешь», бывала наказана за упрямство — я никогда не сдавалась и не ела то, что в меня хотели впихнуть насильно, — да еще и получала все эти милые домашние прозвища вроде «глисты».

Дело дошло до того, что уже неприлично сказать «толстый», надо говорить plus size. При этом девушек «с пищевыми расстройствами», анорексичек, мы осуждаем. И не говорим о них minus size

В те времена, когда я была ребенком, у бабушек и мамаш были другие представления о красоте: толстый — здоровый, худой — больной.

Может, это и хорошо, что наше еще советское поколение лет до 13 ничего не знало о том, что худоба правит миром.

Советских манекенщиц сложно было назвать тощими. Актрисы так вообще были в теле. Первый западный идол, Мерилин Монро, тоже не была худышкой. В те времена от одной папиной подруги мне доставались подписки немецких журналов вроде Freundin — и я не помню в них изможденных женщин.

В наши дни очень много разговоров о дискриминации по лишнему весу. Да, так и есть, мир гламура не любит толстых. Мало того, он любит женщин без веса вообще. Чем больше ты похожа на привидение, тем лучше.

Но дело дошло до того, что уже неприлично сказать «толстый», надо говорить plus size. При этом девушек «с пищевыми расстройствами», анорексичек, мы осуждаем. И не говорим о них minus size.

Мало есть — плохо. Много есть — как бы хорошо. Только лишний вес — он такой же вредный, как голодовка.

Конечно, считать женщину 40-го европейского размера толстой — это странно. Отсутствие малейших признаков жира под кожей — не норма. Диапазон от 34 европейского до 42 — это совершенно адекватные параметры.

По новым модным требованиям я должна быть этичной и не должна вот так публично писать, что люди размера XXXL будут выглядеть толстыми в любых нарядах. Но какого черта, если это правда?

Но даже ранняя стадия ожирения — это уже не проблема внешности. Это болезнь. У одной моей знакомой в коленях искусственные суставы — и все потому, что она категорически отказывается худеть. Ее кости не выдерживают нагрузки. А она считает еду своей единственной радостью.

Вот обсуждают злых модельеров или циничных ретейлеров, которые не шьют и не закупают модные тряпки plus plus plus size. Но давайте честно: если на рост 170 приходится хотя бы 90 кило веса, то очень трудно придумать такую готовую одежду, которая будет хорошо на всем этом смотреться.

Да, делают сейчас большие размеры каких угодно модных вещей. Но нельзя сказать, что эта одежда украшает.

По новым модным требованиям я должна быть этичной и не должна вот так публично писать, что люди размера XXXL будут выглядеть толстыми в любых нарядах. Но какого черта, если это правда?

Ведь именно от них я всю жизнь слушала попреки в том, что у меня нет жира на боках. Почему я каждый раз должна перед кем-то оправдываться в том, что я всего лишь нормальный человек с нормальным метаболизмом и нормальной жизненной активностью? Почему мне неловко говорить, что я ем все подряд и почти не толстею?

Думаете, кому-то интересно, что однажды у меня был нервный срыв, я вообще не могла есть и мне страшно было смотреть на себя в зеркало? Я никак не могла потолстеть и месяца два три раза в день пила манную кашу с тремя столовыми ложками сливочного масла и четырьмя чайными сахара на стакан?

Не. Всем пофиг. Что я понимаю в страданиях со своими 57 кило? Что я понимаю, если не просыпаюсь среди ночи и не сжираю сковородку гречки с печенкой? (Ага, застукала за этим свою подругу, которая «ничего не ест, но никак не может сбросить вес, это генетическая проблема».)

Sports Illustrated выпустил журнал с моделью plus size на обложке. MAXIM вот только что сделал номер с толстой манекенщицей.

Но чем пропаганда лишнего веса отличается от пропаганды анорексии?

 

Я, вашумать, не худенькая. Я нормальная. Я такая, какая есть, и мне не хочется этого стыдиться лишь потому, что кто-то не способен меньше жрать

Конечно, многие модели plus size — они всего лишь слегка полные, но другие — на грани ожирения. И сейчас ведь в тренде все «нестандартное». Если секс-модель, то пусть у нее будут бока, как у борца сумо. Если куртка oversize, то не на три, а на пятнадцать размеров больше (чтобы рукава буквально до земли).

Каждый понимает красоту по-своему, но не надо только делать вид, что болезненный вес, со знаком плюс или со знаком минус, — это хорошо.

С одной стороны, сейчас такая интересная культура, в которой каждому есть свое место. С другой — если мы все-таки считаем, что анорексия, наркомания, булимия, алкоголизм — это плохо, вредно, так почему хотя бы лично я должна уважать тех, кто, не дрогнув, съедает тазик оливье, а потом жалуется, что современные каноны ущемляют права всех, кто не похож на Наталью Водянову?

Какого черта эта форма зависимости вдруг стала общественным явлением?

И знаете, больше всего мне надоело выслушивать «ну, тебе-то легко говорить, ты вон какая худенькая». Я, вашумать, не худенькая. Я нормальная. Я такая, какая есть, и мне не хочется этого стыдиться лишь потому, что кто-то не способен меньше жрать или не может полюбить себя таким, какой он есть.

Все, что могла, я за свой вес получила — от бабушки, тетушки, старшей сестры и от всех детей, которые «хорошо кушали» и которыми меня попрекали.

Мало того, даже если в ближайшие дни эстетической нормой станет уверенный 52-й русский размер одежды, я все равно не буду набирать вес и не буду комплексовать, потому что я умею любить себя независимо от мнения бабушек, дедушек, редакторов модных журналов или соседки Марины, которая всякий раз, когда я встречаю ее в лифте, рассказывает о своих занудных диетах и говорит о том, что мечтает стать такой, как я. Хочешь стать, как я, — цени себя за что угодно, кроме того, сколько ты весишь.

Комментировать Всего 4 комментария

Ну, конечно, в России ворошить это осиное гнездо общими критериями - это почти бессмысленно. Это проблема у нас пока еще в плоскости медицины. Нет у нас адекватных цифр по ожирению. Нет у нас адекватных цифр по смертности от проблем с лишним весом.

Т.е. как бы любой врач скажет, что лишний вес, особенно в возрасте - это нагрузка на сердце-сосуды, на кости, риск диабета и так далее. Но это не аргумент пока не будет четкой линии: здоровье нации - диета. Но её не будет. Никто не пойдет на такой риск, как в открытую заявить, что у нас проблемы. 

А без этого нет смысла тут спорить. Население не осознает того, что с ним происходит. 55 летний мужчина с инфарктном не осознает, что он пил-курил-жрал все подряд и поэтому он в 55 уже того... Никто не собирается жить до 70-80 лет. Наш уровень жизни падает и наша заболеваемость/смертность растут. И это вот конкретные вещи.

Т.е. вот не:"Ой, у меня складка на боках и что же делать, что же делать?". А вот: "Мне 55 и я скоро умру". Такая проблема же. Не нытье про "как мне такой толстой мужчину найти", а "как дожить до внуков". 

Но никто не будет говорить об этом в открытую. Ну, почти никто) 

для России проблема лишнего веса не такая уж глобальная - мы довольно стройная нация. повышенная смертность среди мужчин 50+ это немного про другое. 

ну, и тема текста - каноны красоты, это, вообще, третье

Эту реплику поддерживают: Виктор Дьяков

Я уже давно (хоть и безуспешно - нет твоего дара к словам) долдоню: нет общих рецептов, нет "правильного" веса, "правильной "фигуры, как нет правильного цвета или фасона одежды. ВСЕ ЛЮДИ РАЗНЫЕ (откровение какое, правда) - и у них разная генетика, и физиология.... У каждого человека есть комфотрный вес. У меня уже лет 30 - 178 на 70 (+ / - 2 кг). Я это знаю и подсознательно, интуитивно перестаю жрать беудержно, когда вылезаю из этого веса. Но у меня есть ширококостный друг - 178 на 90.... и он - в зоне комфорта...

Наверное, 178 на 178 - это уже болезнь, но спрашивать нужно не модные журналы, а самого человека - что ему комфортно (не психологически - тут могут возникнуть глупости типа "жратва - мое единственное удовольствие в жизни, раз уж меня никто не хрочет, никто не любит..... ыыыыыы, а физически - прислушаться к своему организму, и он скажет: тяжеловато.... )Ага, в дестве меня травили - бабушки и коллеги моей мамы травили ее: что же ты сына то недокармливаешь - ему жизнь жить такому худому... Интересно, все ли дети этих добрых женщин дожили до сегодншнего дня?Итак, комфортный вес... и еще генетика: россияне в большинстве - недвние потомки крестьян. В какиех условиях жили крестьяне в России: - холодный климат - работа на улице _ невозможность часто есть - жечткая сезонность продуктовПоэтому - генетическая склонность к тяжелой жирной высококалорийной еде + привычка есть 1-2 раза в день.При такой генетике нетрудно заплыть жиром к 30-ти. И на резкое (ооочень резкое) изменение в стиле жизни надо смотреть, как на важный фактор в lifestyle.

Для Россия проблема лишнего веса не глобальна потому, что у нас столетиями большая часть населения не ела досыта, ни при царях, ни при большевиках - не хватало еды. Почему в Америке так много жирных негров? Они утоляют генетический голод, накопленный их предками еще со времен рабства. По той же причине и у нас в постсоветский период, когда закончился продуктовый дефицит, появилось так много людей с излишним весом - тоже утоление многовекового генетического голода. Что касается стандартов мира моды, их диктуют мировые лидеры (так же как Голливуд диктует кинематографическую моду). Мода на худых женщин пошла от англосаксов, ибо в их среде много женщин типа Твигги, худых от природы. И под их стандарты уже где-то полвека вынуждены подделываться не только более пышнотелые славянки, но и в большенстве столь же не худенькие итальянки и т.д.