Дмитрий Пермяков /

Прощание с далеким-далеким космосом

Астрономы из Европы, Ирана и Чили обнаружили в толще космоса уникальную экзопланету — EPIC212521166b, которая всего в два с половиной раза больше Земли, а весит в 18,3 раза больше. Российский миллионер Юрий Мильнер и ученый Стивен Хокинг собираются за 20 лет разработать систему, которая позволит отправить мини-роботов к Альфе Центавра. Но российской космонавтике до всех этих мест уже никогда не добраться — мы не можем даже выбраться с орбиты Земли. «Сноб» публикует очередной выпуск серии «Космос, который мы потеряли»

Участники дискуссии: Алексей Алексенко
+T -
Поделиться:
Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости; NASA
Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости; NASA

«Человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство», — сказал когда-то основоположник теоретической космонавтики Константин Циолковский. Если бы только калужский ученый знал, как робко человечество будет проникать за пределы атмосферы. И если бы он знал, что сейчас до «завоевания» околосолнечного пространства так же далеко, как и при его жизни. Циолковский как минимум удивился бы. Развитие техники тогда шло такими темпами, что, казалось, еще один шаг — и, как пелось в известной песне, «на Марсе будут яблони цвести». Однако до событий, описанных в фильме «Марсианин», которые «происходят» в 2035 году, скорее всего, остается намного больше двух десятилетий.

«Я не думаю, что к 2035 году человечество высадится на Марсе. В лучшем случае, если “карта ляжет”, может быть организована пилотируемая экспедиция, но без высадки. А на поверхность Красной планеты человечество высадится, на мой взгляд, в 2050–60 годах. К 2035 году мы еще не созреем для такого полета», — сказал «Снобу» академик Российской академии космонавтики им. Циолковского Александр Железняков.

Космические аппараты, межпланетные станции, луноходы и марсоходы давно облюбовали межпланетное пространство, а пара из них — «Вояджеры» — достигли границ Солнечной системы. Однако с декабря 1972 года, когда экипаж «Аполлона-17» покинул Луну, нога человека не ступала нигде дальше. Астронавт Юджин Сернан считается последним человеком, который был на другом астрономическом теле. Нил Армстронг, первый землянин на Луне, сказал, что это был «маленький шаг для человека и огромный скачок для человечества», но сегодня кажется, что следующий шаг человечество делать или не хочет, или просто боится. И если раньше инициатором длительных орбитальных полетов выступал СССР, то сегодня, к сожалению, нам до сих пор не удается уйти с замкнутой околоземной орбиты.

Прыжок в неизвестность

Первой орбитальной станцией стал советский «Салют». Станция была запущена на орбиту в 1971 году и предполагала длительное пребывание трех космонавтов. По имеющимся данным, первоначально она должна была называться «Заря», и название первого модуля Международной космической станции можно рассматривать как дань традиции. Всего СССР запустил на орбиту семь станций серии «Салют», не считая двух неудачных запусков.

Если первые орбитальные станции были необходимы для проведения научных экспериментов, для военных нужд (съемка земной поверхности, радиолокационная разведка), отработки длительного пребывания человека в космосе (т. е. подготовки к длительным межпланетным полетам на Марс), то со временем многие задачи стало возможно решить без участия космонавтов. Дистанционную съемку Земли стали проводить спутники. Появились специализированные свободно летающие лаборатории для проведения научных экспериментов с возвращением полученных результатов на Землю. А подготовка к длительным пилотируемым полетам в дальний космос так и не нашла реального применения.

В марте завершился 11-месячный космический полет, в котором участвовали российский космонавт Михаил Корниенко и американский астронавт Скотт Келли. Эксперимент проводился по инициативе НАСА, поскольку в истории отечественной космонавтики такая длительная экспедиция не в диковинку. Космонавт Валерий Поляков провел на станции «Мир» 437 суток, вернувшись здоровым, полным сил и доказав, что пилотируемый полет на Марс возможен. Институт медико-биологических проблем, созданный в свое время по инициативе Сергея Королева для подготовки к полету на Марс, за 53-летнюю историю провел несколько длительных экспериментов, включая небезызвестный «Марс-500», в которых отработаны методы обеспечения жизнедеятельности экипажей межпланетных кораблей. Космические аппараты, достигшие Марса, измерили уровень солнечной и космической радиации, а ученые предложили средства защиты. Космонавты научились самостоятельно разбираться с нештатными ситуациями на космических кораблях и станциях. При строительстве станции «Мир» и МКС был получен опыт сборки крупных объектов на околоземной орбите. Масса МКС, для примера, составляет свыше 400 тонн. От межпланетного перелетного комплекса она отличается только, по большому счету, отсутствием двигательной установки, способной вывести всю эту махину железа на отлетную траекторию к Марсу. При желании такой полет может состояться в ближайшие годы. Другой вопрос, что это настолько ответственное и затратное дело, что у одной страны реализовать его не хватит воли и свободных ресурсов. Именно поэтому в последнее время все чаще говорят о международной кооперации в освоении Луны, сотрудничестве в организации пилотируемого полета к астероиду, а затем и интернациональной экспедиции на Марс. Правда, из-за политической изоляции Россия может остаться не у дел, но до реализации такого полета ситуация в мире еще много раз поменяется.

Фото: РИА Новости; NASA
Фото: РИА Новости; NASA

Бесконечный повтор пройденного

«Человечество технически готово и способно выйти за пределы околоземной обриты. Но сейчас нет такой цели, которая могла бы взволновать какую-то страну или все человечество. Из-за того, что нет цели и особого желания, получается, что мы до сих пор летаем вокруг Земли. Если бы было принято политическое решение, то и финансовые средства были бы найдены, и необходимые технические решения созданы», — говорит Александр Железняков.

Россия же, даже при политической воле, которой, собственно, тоже нет, просто не имеет необходимых средств и технологий для полета на Луну или Марс, поэтому нам приходится раз за разом возвращаться к одному и тому же — созданию орбитальных станций. То есть к тому немногому, чему мы хорошо научились еще в 1970-е.

«Когда задумывался проект МКС, России элементарно нужны были деньги на реализацию хоть какого-то большого проекта. Когда американцы дали такие деньги, Россия согласилась, затопив национальную станцию “Мир”. Цели американцев тоже понятны, учитывая, что у них никогда не было своей станции, не считая SkyLab. Ни опыта строительства станций, ни опыта их долговременной эксплуатации у них не было. Компетенции в этих вопросах они купили у нас. Сейчас, я думаю, они превзошли своих учителей», — говорит член-корреспондент Российской академии космонавтики им. Циолковского Андрей Ионин.

И если НАСА раздумывает, как привлечь частные компании на МКС и сбросить этот груз с плеч государства, Роскосмос придумывает новые способы продления работы 20-летних модулей МКС, поскольку не имеет средств и технологий для создания чего-то нового. Это также одна из причин того, что снова и снова повторяются одни и те же эксперименты, практически не меняющиеся со времен станции «Мир». Сами космонавты отмечают, что многие эксперименты продолжаются еще с их прошлой космической командировки. В свою очередь, российские научные учреждения жалуются на бюрократические проволочки, мешающие быстро организовать необходимый эксперимент на МКС. Им зачастую проще найти американских коллег и провести через НАСА эксперимент как совместный или инициированный американской стороной. При этом еще несколько лет назад НАСА договорилось с Роскосмосом, что из-за высокой загрузки американских астронавтов научной работой оно будет покупать часть рабочего времени российских космонавтов, чтобы они занимались американскими исследованиями. Таким образом, научная составляющая работы российских космонавтов на орбите тоже вызывает вопросы.

«Большой научной отдачи от МКС нет, хотя найдутся люди, которые эти эксперименты разрабатывали, и будут утверждать, что отдача от них имеется», — считает Андрей Ионин.

Попытка вырваться из замкнутого круга была предпринята в 2014 году, еще при высоких ценах на нефть. Тогда Роскосмос разрабатывал амбициозные планы по освоению Луны. Предполагалось, что бюджет Роскосмоса вырастет многократно — с 834 млрд рублей на период с 2006 по 2015 годы до 2,315 трлн на 2016–2025 годы. Такой уровень финансирования позволял не просто мечтать, а по-настоящему планировать стратегию освоения космоса.

В 2019 году предполагалось определиться с обликом национальной пилотируемой станции, которая должна была прийти на смену МКС. В состав станции должны были войти автономные модули-лаборатории «Ока-Т», предназначенные для проведения научных исследований и производства новых материалов, которые невозможно произвести в земных условиях. Еще одним отсеком должен был стать «Трансформируемый модуль» с надуваемой оболочкой объемом не менее 300 кубометров в разложенном состоянии (1/3 всего объема МКС). Модуль-электростанция, модуль-стапель для сборки и обслуживания космической техники, оснащенный различными типами манипуляторов и робототехническими комплексами. Все это должно было присоединяться к Узловому модулю, напоминающему электрический тройник — сфера с шестью узлами стыковки.

Помимо того, в наследство от МКС Национальной орбитальной станции должны были достаться два новых модуля: Многофункциональный лабораторный модуль и Научно-энергетический модуль. Запуск первого к МКС многократно переносился из-за технической неготовности, пока в 2013 году в трубопроводе не обнаружили металлическую стружку и не отправили его на ремонт. По новым планам его запуск должен состояться в 2017 году. Второй модуль должен был предстать в готовом виде перед приемной комиссией из Роскосмоса в ноябре 2015 года, но оказался готов только на бумаге. Планируемый срок запуска в 2019 году находится под большим вопросом.

Начать строить новую станцию предполагалось в 2021 году, а на ее базе после 2025 года собрать станцию на лунной орбите. К тому сроку должны были быть проведены работы по созданию лунного автомобиля, лунного скафандра, лунной базы и посадочного комплекса, который обеспечивал бы перевозку российских космонавтов между лунной орбитальной станцией и базой на поверхности Луны. То есть в планах Роскосмоса вырисовывалась вся цепочка: старт с космодрома Восточный, доставка экипажа на Национальную орбитальную станцию, переход в лунный корабль и полет к лунной орбитальной станции, спуск на поверхность, работа на лунной базе.

Впервые со времен Сергея Королева появились конкретные работы, цифры, сроки и оценка стоимости полета за пределы околоземной орбиты. Но кризис и сокращение бюджетных расходов поставили крест на амбициозных планах Роскосмоса. Сначала отказались от лунной орбитальной станции и лунной базы, а затем и от остальных перспективных наработок. Ни надувных модулей, ни модуля-стапели в новой программе Роскосмоса нет. Весь пилотируемый раздел проекта «Федеральной космической программы на 2016–2025 годы» включает всего пять пунктов: 1) доделка новых модулей для МКС; 2) исследование возможности продления эксплуатации МКС; 3) транспортное обслуживание станции грузовыми и пилотируемыми кораблями; 4) создание робота для помощи космонавтам во время работ в открытом космосе; 5) создание пилотируемого корабля нового поколения «Федерация». Общий объем финансирования пилотируемой программы за 10 лет должен составить 330 млрд рублей.

И все это после того, как в 2014 году вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий космическую отрасль, пугал американцев, что Россия после 2020 года откажется от использования МКС и начнет строить свою собственную станцию. Руководивший тогда Роскосмосом генерал Олег Остапенко даже предлагал идеи создания высокоширотной станции, то есть летающей ближе к Северному полюсу, чем МКС, и охватывающей обзором северные регионы страны. Однако уже через полгода после этих заявлений Роскосмос попросил правительство продлить участие страны в проекте МКС. Занятно, что в свое время именно Роскосмос направил НАСА письмо с предложением продолжить эксплуатацию станции до 2024 года, заметив, что американская сторона теряет интерес к проекту и хочет отдать его на откуп частным космическим фирмам.

В любом случае, Роскосмос все же оставил пути к отступлению, заявив, что после 2024 года готов отстыковать свои новые модули от Международной космической станции и создать свою Национальную орбитальную станцию. Звучали даже призывы пригласить к сотрудничеству страны БРИКС, чтобы хоть там чувствовать себя первыми среди равных.

«Мы думали, что в ходе проекта МКС нарабатываем взаимодействие со своими стратегическими партнерами в реализации крупных космических проектов. Сейчас стало ясно, что они не останутся нашими партнерами. Я считал и считаю, что предложение Рогозина о прекращении эксплуатации МКС в 2020 году — абсолютно правильное решение. Нам нужно придумать новый проект, с новыми партнерами, поскольку у нас больше никогда не будет денег на самостоятельный крупный космический проект», — считает Андрей Ионин.

США, в отличие от России, технологически и экономически способны вырваться из ловушки орбитальных станций, уйти с околоземной орбиты в дальний космос, но пока держатся за МКС, поскольку сами не понимают, что им делать дальше. «У них нет обоснования следующего шага. Как только США определятся с целями, они очень быстро, в течение пары лет, выйдут из проекта МКС, если им не нужна будет станция», — добавил эксперт.

В отличие от скептиков, Ионин считает, что полет на Марс не просто возможен, а состоится в ближайшее время. Однако его инициатором выступит не НАСА, а американские частные аэрокосмические компании и, в первую очередь, их олицетворение — Илон Маск. «В ноябре Маск обещал объявить о своем марсианском проекте, в это же время в США будут проходить выборы президента. Обаме надо поставить красивую точку в конце своего президентства. Я думаю, что Маск и Обама объявят о марсианском проекте вместе», — считает Андрей Ионин.

Произойдет ли это событие? Ждать осталось недолго. Готов ли к такому повороту Роскосмос? Скорее всего, он, как всегда, разведет руками.

Другие выпуски серии «Космос, который мы потеряли»:

Комментировать Всего 1 комментарий

Отдавая дань образности выражения «В толще космоса», должен все же отметить, что если размер планеты в 2,6 раза больше, чем размер Земли, то ее масса и должна быть в 17-18 раз больше (2,6 в кубе), так что эта информация лишь на первый взгляд (;)) кажется завораживающе увлекательной.