Юлия Дудкина /

33282просмотра

«Запретить суицид нельзя». Виноват ли интернет в подростковых самоубийствах

По статистике, каждый год в России 16 подростков из 100 тысяч совершают самоубийство. По мнению журналистов «Новой газеты», виноваты группы «ВКонтакте», где тинейджеры публикуют фотографии порезанных рук и стихи о смерти. Психолог Катерина Мурашова, психотерапевт Инна Хамитова и другие рассказали «Снобу», почему подростки совершают самоубийства и как на них влияет интернет

Иллюстрация: Juliеn Pacаud
Иллюстрация: Juliеn Pacаud
+T -
Поделиться:

Катерина Мурашова, семейный психолог:

«Читайте дневники ваших детей», — написал Мариенгоф, когда его шестнадцатилетний сын покончил с собой. Этот совет не нужно воспринимать буквально: как то, что нужно читать личную переписку подростка, лазить по его карманам. Но с ним надо разговаривать, следить, что он ест, как выглядит. Вот, например, если у ребенка руки порезаны, это разве можно не заметить? Если вас что-то встревожило, стоит сказать об этом ребенку. Причем не в форме наезда. Подросток, хоть и старается казаться независимым, на самом деле все еще очень подвержен влиянию старших, и, даже если он делает вид, что не слушает вас, на самом деле ваши слова не пройдут мимо.

Есть мнение, будто занятость или увлечения могут спасти подростка от необдуманного шага. Часто родители тинейджеров, совершивших суицид, начинают винить себя: «Мы слишком мало уделяли ему внимания». На самом деле никакая музыкальная или художественная школа, никакие таланты ребенка не могут гарантировать, что он ничего с собой не сделает. Это вообще не та проблема, для которой есть простые решения. Каждый случай индивидуален, а умные, постоянно рефлексирующие подростки больше подвержены идее суицида, чем те их сверстники, которым интересно только гонять в футбол.

Что касается «суицидальных» групп в соцсетях, то тайные сообщества и клубы самоубийц существовали всегда. Это деструктивные культы, секты, руководители которых манипулируют и играют с чужими жизнями. Человека ведь привлекает соблазн поиграть с жизнью и смертью. Просто в современном мире это явление приобрело новую форму. И конечно, подросткам оно особенно интересно, они ведь впервые начинают задавать себе экзистенциальные вопросы. Но, если родители проявляют бдительность и оказывают ребенку поддержку, обычно все-таки этот трудный возраст проходит без последствий. А дальше уже можно расслабиться — следующий экзистенциальный кризис наступит только в 40 лет.

Инна Хамитова, семейный психотерапевт:

Когда я прочитала текст в «Новой газете» про подростковые суициды, у меня волосы встали дыбом. А потом я пришла домой и дала почитать статью своей дочери-подростку, которая постоянно сидит во «ВКонтакте». Это ведь вообще нормальное явление — дети сегодня очень загружены, многие живут далеко от своих школ, и гулять с друзьями во дворе, как это делали мы, не получается. И только в социальных сетях у них есть возможность общаться с приятелями по интересам, а не с теми, с кем посадили за одну парту.

Дочь начала читать и сказала, что она знает про все эти сообщества, она часто натыкается на записи, где так или иначе говорится про суицид, когда пролистывает ленту новостей. Я спросила: «И как ты к этому относишься?» Она ответила, что так же, как к рекламе памперсов — не видит в этом ничего, что было бы интересно лично ей.

Здесь такая же история, как с педофилами, которые предлагают детям довезти их до дома. Кто-то попадется на это, а кто-то пройдет мимо, и все зависит от того, есть ли у подростка определенная предрасположенность к таким вещам. Если он одинок, чувствует давление со стороны родителей и окружающего мира, то он в группе риска.

Это ведь как раз такой возраст, когда дети начинают задавать себе вопросы: кто я, зачем я живу? Общество выдвигает требования, к которым тинейджеры бывают не готовы. А еще они видят, что взрослые говорят им вести себя определенным образом, а сами этого не делают. Весь мир вдруг становится зыбким и непредсказуемым. И чтобы в этом сложном возрасте человек не натворил глупостей, с ним надо дружить, причем с детства. Чтобы у него с родителями были общие увлечения. Хорошо бы понимать, с кем дружит ваш ребенок, интересоваться, чем занимаются его приятели. У каждого человека есть инстинкт самосохранения, и, чтобы он его преодолел и решился на самоубийство, нужно, чтобы в его жизни была по-настоящему тяжелая ситуация.

Невозможно просто так сагитировать кого-то прыгнуть с крыши, если у него нет проблем. И если ребенок начинает играть с ножом, резать себе руки, если он не хочет разговаривать и постоянно отводит глаза, то это уже повод начать беспокоиться, может быть, сходить к психологу. А вот запрещать что-то, закрывать социальные сети, вводить цензуру совершенно бесполезно. От этого подросток не вылечится от депрессии, он будет сидеть дома и тихонько резать себе вены и без всяких пабликов «ВКонтакте». Нельзя же запретить сами суициды.

Оксана Защиринская, психолог:

В конце 90-х, когда началась перестройка не только экономическая, но и социальная, мы все стали куда больше заботиться о своей индивидуальности. И многие забыли, что свобода и самостоятельность — это еще и ответственность. Многие так увлеклись этим индивидуализмом, что просто перестали думать об окружающих и заботиться о них. В итоге родители стали часто забывать про своих детей, занимаясь только работой или личной жизнью. А ведь дети и подростки — это очень активная часть населения, и им важно чувствовать себя включенными в какое-то сообщество или процесс. Когда они чувствуют себя в социальной изоляции, у них появляются мысли о суициде. Сейчас, когда каждый тинейджер сидит в интернете, есть много групп, где обсуждаются такие вот опасные темы. Ко мне иногда приходят на прием подростки, которые рассказывают, что состоят в таких сообществах — как правило, это люди, у которых не выстроен контакт с родителями. Часто выясняется, что их мамы холодно себя ведут по отношению к ним или что родители занимаются своей работой и личной жизнью, вместо того чтобы общаться с детьми. Бывает и такое, что подросток постоянно слышит от родителей насмешки и претензии в свой адрес, хотя на самом деле ему нужно, чтобы его похвалили. И во всяких «суицидальных» сообществах эти дети ищут то, чего недополучили в семье. Подросток видит, что ровесники обсуждают проблему, которая близка ему самому, и присоединяется — примерно по такому же принципу ведь работают и психотерапевтические сообщества. А потом рождается новая идея: надо показать родителям, как неправильно они себя ведут, заставить их раскаяться, пусть даже ценой собственной смерти. Чтобы такого не случилось, надо, чтобы подросток хотел приходить со своими проблемами и переживаниями к маме с папой, а не к незнакомым собеседникам в интернете. Ведь многие родители, услышав, что их сын или дочь хочет умереть, реагируют не совсем адекватно. Они пугаются, у них включается защитная реакция, и они говорят, что это все глупости, или даже начинают ругать ребенка.

Наталья Лебедева, руководитель благотворительных проектов фонда «Твоя территория»:

Когда подростки обращаются к нам за помощью, они могут не рассказывать, что подписаны на разные паблики, посвященные суициду. Но это часто можно увидеть, если зайти на их страницы «ВКонтакте». Они ведь чувствуют себя одиноко, и им бывает трудно поговорить о своих чувствах с родителями или знакомыми — они не уверены, что к их словам отнесутся спокойно и рассудительно.

В одних интернет-сообществах подростки поддерживают друг друга, в других, наоборот, пропагандируют суицид, и это правда может быть опасно и похоже на секту. Так что родителям стоит следить за тем, чем занимаются их дети в интернете. Но при этом нужно уважать их личное пространство, не давить на них. Надо, чтобы отношения были достаточно доверительными, чтобы можно было спросить: «Я у тебя видел такие-то группы. А о чем там разговаривают? Что в них интересного?» При этом подростка надо уважать и принимать его интересы. Спокойно относиться к тому, что его поведение меняется с возрастом. Даже если мы не согласны с их взглядами и нам не нравится, чем они занимаются, нельзя оспаривать их право на собственное мнение. Но, если возникает угроза для жизни, к этому надо относиться серьезно и обсуждать. Конечно, это может быть тяжело для родителей — часто тем, у кого в семье есть подростки, и самим нужна поддержка.

В целом для подростка нормально задумываться над вопросами бытия, задавать себе вопросы, которые могут показаться странными или страшными. Нужно следить за тем, как подросток себя ведет: если он начинает отказываться от того, что раньше его интересовало, и не находит новых увлечений, становится тихим и замыкается в себе, это повод насторожиться и попытаться выяснить, что его тревожит. Если уж так сложилось, что у родителей и ребенка недостаточно доверительные отношения, можно обратиться к взрослым, с которыми он общается более свободно: может, у него есть любимый учитель, или это может быть школьный психолог, тетя, старший брат или сестра. Никогда не нужно бояться обратиться к кому-то за помощью.

Наталья Треушникова, врач-психиатр:

Юность — это период постоянной нестабильности, когда любое обидное слово может повлечь за собой непредсказуемые последствия. У подростка более шаткая психика, чем у взрослого человека, и суицид может быть просто сиюминутной реакцией на какой-то стресс. Но на фоне этого стресса всегда есть более глубокий мотив: плохое отношение в школе, неудовлетворенность своей внешностью, ссоры в семье, безответная любовь. Самое сложное — увидеть это вовремя, обратить внимание на подростка.  

Соцсети для  подростков — это та маска, за которой они могут скрыть все свои недостатки. Там они более раскрепощены, чувствуют себя комфортно, готовы раскрыть свою душу, рассказать о проблемах. И в этот момент, когда они открываются виртуальному пространству, они могут попасть под мощнейшее влияние. Они пытаются найти ответы на свои вопросы в пабликах во «Вконтакте», но часто попадают туда, где можно только еще больше запутаться. Сейчас в сети можно заметить необычный тренд среди подростков: некое «соревнование боли», где участники выкладывают фотографии с порезанными руками, кровавыми подтеками, депрессивными картинками. Некоторые из них готовы на инсценировки агрессивных или аутоагрессивных действий. Не так давно подросток по случайности повесился, пытаясь сделать селфи с удавкой на шее. Но в реальной жизни, если у подростка нет какой-то большой проблемы, тяжелого переживания, никакая социальная сеть не заставит его пойти на такой отчаянный поступок. Сеть — это катализатор для тех, кто и так отчаялся.

Дима Зицер, педагог:

Все так говорят о подростках, мол, они проще ведутся на всякую пропаганду, они меньше понимают, чем мы… А что, взрослые ни на что не ведутся? Не подают милостыню обманщикам, не смотрят всякие бредни по телевизору? Если мы выделяем определенную группу людей по возрасту, мы тем самым ее дискриминируем. А разве те, кого вы дискриминируете, придут к вам за помощью? В основе человеческих отношений лежит правда и право прийти к близкому человеку со своей проблемой. И быть уверенным в том, что он не будет считать тебя глупым.

Читайте также

 

Новости наших партнеров