«Мой долг ляжет на моих детей». Монологи бастующих валютных ипотечников

Уже неделю в фойе головного офиса банка ВТБ бастует группа валютных ипотечных заемщиков. «Сноб» записал истории людей, которые задолжали банкам суммы многократно больше их кредита

Фото: Кирилл Веселкин
Фото: Кирилл Веселкин
+T -
Поделиться:

Банковские работники пытаются всячески изжить их из офиса, но они будут сидеть здесь до конца, хоть в прошлую пятницу им уже отключили розетки. Валютные заемщики из Москвы, ближних областей и Санкт-Петербурга бастуют в главном офисе банка ВТБ в башне «Федерация» уже неделю и ни на минуту не покидают фойе офиса: кто-то остается на ночь, кто-то утром уходит на работу, а вместо них приезжают другие. Коридорчик маленький, поэтому необходимости в большом количестве людей нет: на ночь остается человек десять, к вечеру набирается человек двадцать. Они координируются через социальные сети; пытаются привлечь к себе внимание любыми способами — аплодируют всем выходящим из офиса сотрудникам банка, объявляю голодовку. Они здесь уже обжились. Заемщики добиваются встречи с первым зампредом ВТБ Василием Титовым, которому они еще 19 апреля отправили письмо с просьбой решить вопрос реструктуризации ипотеки.

Ирина. Взяла в кредит $138 400, выплатила $144 000, долг — $128 000

Я взяла валютную ипотеку в 2008 году. Как так все получилось? Изначально моим банком-кредитором был «КИТ-Финанс». Я обратилась туда за рублевым кредитом, ни о каком валютном кредите и не помышляла. У нас были стесненные условия жизни, и мы хотели купить небольшую квартиру. Доход у меня тогда был достаточный, чтобы взять любой кредит. Друзья посоветовали «КИТ-Финанс»; после заполнения анкеты сотрудник банка сказал, что одобрение кредита займет неделю. Тогда я сама занялась поиском квартиры, а вместо обещанной недели банк одобрение по квартире рассматривал целый месяц. За это время я уже передала деньги в залог банка, уверенная, что одобрение будет у меня в любом случае. В итоге, когда я уже передала залог потенциальному продавцу, банк выдал мне разрешение по кредиту, но не на рублевый, а на валютный. То есть меня просто поставили перед фактом, а так как залог не возвращается, мне пришлось брать валютный кредит.

Причем квартиру уже по этой стоимости я не могла взять, потому что цены на недвижимость в феврале 2008-го росли просто в геометрической прогрессии, и кредита не хватило. Квартира находится в старом панельном доме в Мытищах, около МКАДа, а это и выхлопные газы, и шум. Плюс это первый этаж, плюс в подвале у нас установлена тепловая сеть и она постоянно шумит. Плюс у нас под окнами недавно построили в нарушение всех норм телефонную АТС, от которой идет излучение; мы с кем только не судились. В общем, у нас одна только квартира как ЧП. Плюс в десяти метрах построили торговый центр и прямо под окнами зона разгрузки и каждый день от 10 до 30 огромных фур приезжают и в супермаркете разгружаются. Мы просто попали в какую-то беду.

Вообще я планировала рассчитаться с этим кредитом в течение года. Но это просто жесть: мне было 29 лет, я начала очень сильно болеть. И за год я прошла девять больниц. Естественно, накопленные деньги пришлось тратить на лечение. Начался кризис 2008–2009 годов, начал расти доллар. После кризиса и после того, как я болела очень сильно, я естественно потеряла хорошо оплачиваемую работу, устроилась на новую работу, но зарплата была совершенно другой, хотя у меня два высших образования и я кандидат наук. Но вот так сложились обстоятельства.

Я взяла в кредит 138 400 долларов. Проплатив исправно восемь лет, из последних сил, продав все что можно, задолжав кому только можно, я отдала банку 144 000 долларов, и я еще должна 128 000 долларов, то есть за восемь лет мой долг  уменьшился только на 10 000 долларов. В рублях получается, что я взяла 3 000 200, уже отдала банку порядка 5 000 000 и должна еще 9 000 000. Как назвать эту ситуацию? Почему государство нас забыло? Почему руководство банка не выходит элементарно поговорить, не приходит к какому-то компромиссу с нами? Мы же не просим банк простить нам долг! Мы готовы, чтобы нам зафиксировали какую-то сумму долга, или как в Сбербанке заемщикам пересчитали доллар по льготному курсу 36,39 рубля. Сбербанк рассматривал ситуацию каждого валютного заемщика индивидуально: обязательно учитывал параметры жилья, наличие несовершеннолетних детей и, что немаловажно, пенсионный возраст. И курсы гораздо лучше. ВТБ принципиально отказался помочь людям, оказавшимся в беде. Почему Сбербанк к своим клиентам относится по-человечески, а ВТБ вообще не реагирует? И за ВТБ, как за флагманом, идут все остальные банки. Люди ночуют на полу, на бетоне, с детьми, и вот господин Титов просто не может выйти и пообщаться с нами. Он вообще спит спокойно, видя всю эту ситуацию?

Анастасия. Взяла в кредит 4,3 млн рублей, выплатила 12 млн рублей. Долг — 22 млн рублей.

Мы с мужем поженились, когда нам было по 18 лет. Мы были студентами в Санкт- Петербурге и жили в студенческом общежитии. У нас не было постоянной прописки, и мы не могли встать на очередь на получения жилья, и вообще мы как люди, получившие высшее образование, могли расчитывать на высокие зарплаты и решили сами разобраться со своей жилищной проблемой. Выход — ипотека. Мы обратились в строительную компанию «ЛенСпецСму», чтобы купить квартиру в строящемся доме. Договор купли-продажи заключили в 2007 году, и «ЛенСпецСму», наверное, понимал, что в 2008 году грядет кризис, поэтому они нам поставили жесткое условие: если мы не оформим ипотеку в течение трех дней, то для нас стоимость квартиры увеличивается на один миллион. Мы спросили, какие банки аккредитованы по нашему объекту. К несчастью, к нам был прикреплен ВТБ24, куда мы и обратились. Так как наше правительство заявляло, что курс рубля стабилен, на тот момент был валютный коридор, а ЦБ исполнял 75-ю статью Конституции, мы не видели никакого подвоха и взяли валютный ипотечный кредит. Но счастье оказалось недолгим. Договор наш был подписан 30 июля 2008 года, а уже в октябре мы побежали в ВТБ с просьбой рефинансироваться. Там нам сказали, что программ перевода в рубль нет вообще, но в деле, запрошенном мною месяц назад, сохранилось письмо моего мужа, где он просит перевести договорные обязательства с 15 на 35 лет, чтобы снизить платеж в валюте. Тогда банк не отреагировал даже на эту схему. В результате мы еле пережили кризис 2008 года. В квартире у нас ремонт до сих пор не сделан.

А потом мы попали в валютный капкан. Никто не мог предполагать, что дела пойдут именно так. Но удивительно, что до этого «черного декабря» 2014 года ВТБ и другие банки всячески игнорировали валютных заемщиков и отказывали им в программах рефинансирования. И только когда наши долги превысили все разумные рамки, банки предложили перевестись по нынешнему курсу. Но ВТБ переводит по нынешнему курсу плюс два рубля. Будто им нужно купить эти доллары на бирже, хотя для ВТБ24, как и для остальных банков, ЦБ установил внутренний льготный курс. И единственное предложение ВТБ — растянуть выплаты, пока мужу не исполнится 64 года. Получается, что это прибыль любой ценой.

Евгения. Взяла $129 000, выплатила $190 000. Долг — 5,6 млн рублей.

Мы образованные, взрослые люди и можем приносить пользу обществу. Из своей зарплаты мы платим налоги — 13%, плюс работодатель платит за нас порядка 40%, то есть мы вносим огромную лепту в процветание нашей страны. Более того, мы воспитываем детей. Когда я брала кредит, у меня были несовершеннолетние мальчики, которые меняли школу, потому что я меняла съемные квартиры. Мне эта ситуация надоела до чертиков, и я пошла на такой шаг — взяла ипотечный кредит. Уже три месяца я веду переговоры, прошу пойти навстречу, подойти индивидуально, никто навстречу не идет. Теперь я должна до конца дней вкалывать на банк, но все равно долг останется еще и моим детям. Это похоже на крепостное право, передаваемое по наследству. Что делает государство, когда есть государственные валютные долги различных регионов? Из федерального бюджета они погашают региональный долг по льготному курсу. Пожалуйста! Пусть государство, залезая в общий карман, помогает и другим. Вот, например, Крым. Их долги перевели по льготному курсу федеральным законом. Но как так получается, что общий для всей Федерации закон действует только на конкретный регион? Абсурд! Значит, мои права нарушены. Это беззаконие. Есть несколько факторов, по которым подскочил доллар: государственная политика, банковская деятельность. Поэтому я считаю, что риски нужно разделить на три стороны: мы, государство и банки!

Светлана, долг — 9 000 000 рублей

Называйте меня как хотите — «глупая», «доверившаяся банку дурочка». Что есть, то есть. Я не финансист, не экономист, я по образованию гуманитарий, и я действительно пришла и все приняла за чистую монету. Сейчас у меня долг 9 миллионов. Чтобы воспользоваться программой Агентства по ипотечному жилищному кредитованию, нужно зафиксировать этот долг в рублях и с этой суммы спишут 600 000 рублей. Я фиксирую долг — 8,4 миллиона. Все мои платежи за эти 8 лет сгорают, все мои страховые взносы тоже аннулируются. Сейчас мне нужно взять кредит в два с половиной раза больше, чем я брала сначала. И таким образом, мой ежемесячный платеж будет составлять 110% от моего дохода. Я готова сейчас начать все сначала, снова платить, хотя мне все это еще выплачивать 17 лет, а значит, я перешагиваю пенсионный возраст, и тут уже высокие риски. Для меня важно, чтобы не было повышения уровня ежемесячной оплаты и чтобы платеж составлял не более 50% от моего дохода.

Сейчас нам нужен диалог, чтобы усовершенствовать программу банка, чтобы она подходила под каждого из нас. Здесь ведь компромисс на поверхности: учитывать возраст до пенсии, доход, наличие детей и параметры квартиры, потому что у кого-то это единственное жилье, а у кого-то это инвестиционное жилье. Но банк не хочет идти на компромисс, а мы хотим только одного — переговоров. Нам нужно узнать ответ по нашему вопросу, который мы сформулировали и передали лично в руки Василию Титову. Он пообещал на встрече рабочей группы заемщиков с банком представить варианты для решения проблемы, а 28 апреля состоялась очередная встреча, на которой нам было заявлено, что все программы сворачиваются. И теперь — тишина.

Бочкарев Артем, руководитель пресс-службы ВТБ24:

Переговоры с валютными ипотечными заемщиками не прекращаются на протяжении уже нескольких месяцев. События в башне «Федерация» на этот процесс не повлияли и повлиять не могут.  Потому что клиент должен решать вопросы в индивидуальном порядке и именно с тем банком, с которым заключен договор; единого универсального решения не существует. Мы видим, что все большее число валютных ипотечных заемщиков приходят к пониманию, что найти компромисс с банком вполне реально. С начала прошлого года из 4,5 тыс. таких клиентов уже урегулировали свои отношения с ВТБ24 более 2 тысяч человек.

Комментировать Всего 2 комментария

Какой ужас! Бедные люди(... 

Да, уж! Попали, так попали!