Катерина Мурашова /

Почему она бьет детей. Разгадка

Неделю назад Катерина Мурашова рассказала о семье, обратившейся к ней за консультацией, и предложила читателям угадать причину возникших проблем. Сегодня автор раскрывает интригу

Иллюстрация: Juliеn Pacаud
Иллюстрация: Juliеn Pacаud
+T -
Поделиться:

Во первых строках текста хочу сказать всем спасибо. Очень интересные гипотезы, предположения, реконструкции. Наверняка, кому-то из десятков тысяч прочитавших они дали обширный материал для размышления и, возможно, действий.

Но что же было дальше с нашими героями?

Историю Эли и Макса я зачислила в разряд своих неудач, но, конечно, еще некоторое время думала над ней. Чем могла быть вызвана холодная отстраненность Эли, если отложить в сторону медицину (как раз в этом смысле я ее вполне сориентировала, и она меня как будто услышала)? У человека есть проблемы, он их признает, но фактически отказывается обсуждать. Эля с самого начала рассматривала меня не как возможного помощника, а как противника? Возможно. Но почему? Ответа у меня не было.

Второй  вариант: она просто знала, что я не смогу ей помочь, и, будучи предельно рациональной, не стала терять времени. Продолжение  логической цепочки было очевидным. В каком случае человек может быть уверен, что собеседник точно не сумеет ему помочь в чем-то разобраться? Когда собеседник не владеет (и не будет владеть) какой-то ключевой информацией.

Но тогда сразу возникает следующий вопрос: а зачем она вообще приходила? А вот исходя из этого можно было бы и действовать дальше…

Однако в существующей реальности все это явно было тем, что моя бабушка называла «разговорчики в пользу бедных», в моей рабочей повседневности одни случаи накладывались на другие, и история ушла в «архив неудач».

Но прошло какое-то время, и полулысый Макс с нервно извивающимися пальцами снова возник у меня пороге. И не один. С ним пришла немолодая женщина. Явно прослеживающееся фамильное сходство не оставляло сомнений. Однако те же черты в женском лице и красиво уложенные волосы платинового цвета давали совсем иной, чем у Макса, результат — женщина выглядела очень привлекательно. И длиннющие пальцы с аккуратным неброским маникюром только добавляли аристократичности ее облику.

— Я прошу прощения за беспокойство, — сразу заговорила она. — Но мой сын в свой прошлый визит к вам, попросту говоря, не сумел добраться до сути. Однако, я думаю, вы согласитесь, что его можно извинить: он очень встревожен сложившимся положением в нашей семье.

Я не очень поняла, кого из пришедших я должна извинить, поэтому решила пропустить этот аспект и сразу взяла быка за рога:

— А что же было упущенной сутью?

— Все предельно просто. Нам нужно ваше заключение как специалиста, что маленьким детям вредно, когда их бьют. Элементарно, правда? — она приглашающе улыбнулась мне, одновременно кинув любяще-снисходительный взгляд в сторону Макса: дескать, ну что с этого дурачка взять, сейчас мы с вами, взрослые умные люди, моментально решим эту небольшую задачу.

— А зачем оно вам? — спросила я.

— Вы что же, сомневаетесь во вредности битья трехлетней девочки?! — всплеснула руками дама. — Вы не верите нашим словам, несмотря на то что мы оба были свидетелями, неоднократно? Но ведь, насколько я понимаю, Эльвира сама вам сказала… Что же вам еще?!

— Я не выражала никаких сомнений. Я задала вопрос: зачем вам мое заключение? Что вы будете с ним делать?

— Мы… Мы сами решим!

Если бы она четко сказала: мы с сыном пойдем в суд, будем требовать опеки над детьми (Макс на самом деле упоминал об этом во время нашей первой встречи) я, вероятно, дальше повела бы себя по-другому. Но эта ее запинка что-то включила у меня в мозгах. Чего она хочет на самом деле? Чего они все хотят?

— Я хочу увидеть детей и поговорить с ними! — сказала я. — И приведут их Эля и Макс.

                                           ***

Разумеется, я не собиралась спрашивать у трехлетней девочки, бьет ли ее мама и как именно. О подобных мероприятиях я читала в специальной литературе и вполне допускаю, что кто-то из близких к судебным органам специалистов умеет это правильно делать и корректно трактовать результаты. Но не я.

Я просто хотела увидеть их всех вместе.

                                           ***

Дети как дети. Довольно дружные между собой — легко делятся игрушками и с ходу организуют совместную игру.

Худой нервный Макс и дородная, слегка заторможенная, как и в прошлый раз, Эля вместе смотрятся довольно странно, но если бы не глядели в разные стороны, то можно было бы сказать: взаимодополняюще.

— Есть что-то, чего я не знаю, — говорю я. — Макс?

Смотрит растерянно и честно:

— Я все рассказал. О чем это? Я не понимаю. Простите.

— Эльвира?

— Я сходила к эндокринологу, как вы рекомендовали. Начала пить таблетки.

Дети показывают игрушки Максу. Эле — ни разу.

Как мне убедить ее, что я — ни на какой стороне? Пока — ни на какой.

— Макс, нужен эксперимент, — говорю я. — Вы можете взять отпуск на 21 день?

— П-почему на 21? — Макс явно выбит из колеи.

— Потому что 21 день — обычная смена в санаториях и пансионатах. Сейчас не сезон, путевки в области очень дешевые. Вы поедете туда всей семьей, вчетвером, и будете там гулять, купаться в бассейне, оздоравливаться, играть с детьми, читать книги и смотреть телевизор. Единственное условие: 21 день вы оттуда не выезжаете, и никто к вам не приезжает. Никто, включая вашу маму — это понятно? Пускай она тоже от вас отдохнет.

— З-зачем это? Я могу, но…

В ответ я несу какую-то многозначительную околопсихологическую чушь, внимательно наблюдая при этом за Элей. Мне показалось или в ее холодных глазах промелькнула теплая искорка надежды?

— Сразу после приезда вы, Макс, придете ко мне и расскажете, как там все было. Сейчас наберите, пожалуйста, по телефону вашу маму… — получив мобильник, я приправляю свое высказывание всеми вежливыми оборотами, которые могу придумать,  но по сути говорю следующее. — Чтобы 21 день вас там не было. Ни в каком виде. Эле по телефону не звонить и писем не писать. Запрещаю.  

                                                  ***

— Как вы догадались?! — ликует Макс. — Это было так здорово! Как в самом начале, когда мы только поженились и Миша родился! Мы вместе ходили на лечебную физкультуру, и Эля похудела на три килограмма, а я на столько же поправился. Забавно, правда? И дети были такие счастливые. Миша сказал: мама, папа, давайте останемся здесь жить, здесь хороший воздух и хорошая земля! Какой умный мальчик, правда?

— Удивительного ума мальчик. А о чем я догадалась?

— Ну, что нам нужно всем вместе поехать в санаторий…

— Эля пусть придет. Одна.

                                           ***

— В первую нашу встречу вы вели себя как человек либо больной, либо изначально враждебный. Как выяснилось, вы ни то, ни другое. Оставшийся вариант: человек «на грани», который все время боится «сорваться». Теперь вам придется мне рассказать, что вас на эту грань поставило.

— Вы не знаете? — усмехнулась Эля.

— «А из зала кричат: давай подробности!» — усмехнулась в ответ я.

После рождения Миши свекровь приходила к ним практически каждый день (благо работала полдня или удаленно и жила недалеко). Готовила еду для младенца, вытирала пыль, перемывала кастрюли и тарелки («Младенцам нужна чистота и гигиена — у тебя на родине об этом слышали?»). Денег сначала не было совсем, хотя Макс пытался подрабатывать еще до защиты диплома. Она приносила подарки, еду, нужные в хозяйстве вещи, одежду. В том числе для Эли («Ты странно одеваешься, но, с другой стороны, откуда же тебе знать, как надо?»). Макс радовался: «Хорошо, что мама нам так помогает, что бы мы без нее делали? Твоя-то мама сама с трудом концы с концами сводит и, конечно, ничем помочь не может…» (Бабушка-библиотекарь приезжала на полтора месяца в свой отпуск посмотреть на внука и помочь, но уехала через три недели в слезах, дочери ничего не объяснила — ни тогда, ни потом.) Элю из дома свекровь не отпускала: я тут приберусь, а ты пока ребенком займись. Если уходила с Мишей гулять, непременно оставляла невестке «урок»: мы пока уйдем, чтобы не дышать этим, а я вот средство купила — кафель в кухне ну очень грязный, протри его, пока нас нет.

Эля мечтала отдать Мишу в садик и вырваться на работу. А Макс трогательно обожал сына и мечтал о втором (третьем, четвертом) ребенке: дети — это такое счастье! Решила: ладно, прямо сейчас, только ради Макса, еще один — и все! В год и два месяца Марине поставили диагноз целиакия. Макс плакал. Свекровь сказала сыну: не плачь, ты же мужчина, это, конечно, беда и большая ответственность, но мы справимся и вырастим Мариночку полноценным человеком. Каждый день она подробно расспрашивает девочку, что она ела, и выговаривает Эле за нарушения диеты (реальные или кажущиеся). Возможно, это паранойя, но Эле кажется, что девочка уже научилась этим пользоваться и специально «натравливает» бабушку на мать, с любопытством наблюдая за результатом. Когда Эля с детьми видят с балкона идущую к ним бабушку, дети визжат от радости, а у матери начинается тахикардия или рвота.

— Я все время боюсь себя, — говорит Эля. — Я же крупная и очень сильная. Я боюсь ее убить или покалечить. Я боюсь причинить реальный, физический вред детям, особенно Марине. Я рассматривала разные варианты. Забрать детей и уехать. Оставить им детей и уехать самой. Развестись и поделить детей, оставить себе Мишу. Одно время очень привлекательным выглядело самоубийство, но, думаю, это как раз были гормоны. И все варианты я, рассмотрев, отвергала: для детей в любом случае выходило только хуже.

— Зачем она все это делает, как вы думаете? Зачем ей справка от меня? Она хочет отобрать у вас детей?

— Нет, что вы, ни в коем случае! Дети ее устраивают именно в том объеме, в котором она их имеет. А справка ей нужна просто, чтобы была. Еще один козырь в ее игре.

— Что за игра?

— Я не знаю. Тут вы специалист, вам виднее. Моральный садизм?

— Я попытаюсь вам помочь.

— Вы будете говорить с Максом? Простите, что вмешиваюсь, но это бесполезно. Он любит мать так же, как и детей, и никогда не поверит в то, чего сам никогда не видел и увидит.

— Нет, я буду говорить с вашей свекровью.

                                      ***

— Вы в реальной опасности, — сказала я настороженно глядящей на меня даме. — Эля чрезвычайно умна и доведена вами до крайности. Учтите: это будет не истерика с киданием на пол кастрюль и тарелок. Это будет убийство. Причем, возможно, она спланирует его так тщательно, что сумеет обмануть следствие. Формально ведь у вас с невесткой хорошие отношения. Ваш сын это подтвердит. Но даже если Элю обличат и осудят, вам это уже ничем не поможет. И вашему сыну и внукам тоже.

Некоторое время она размышляла.

— И что же мне теперь делать?

— Просто исчезните из их жизни. Поздравления на дни рождения и рождественская индейка. Все. Если заскучаете по внукам, Макс привезет их к вам в гости. С Элей — никаких контактов. Это вас полностью обезопасит.

— Но она же…

— Не ваше дело! Если вы не исчезнете сами, я попробую убедить Макса. Поверьте, я умею убеждать, и в результате вы можете потерять не только любимую вами игру с невесткой, но и сына, и внуков. Если, конечно, раньше не потеряете саму жизнь.

— Вы меня шантажируете!

— Кто бы говорил!

— И как же, когда?..

— Сегодня, прямо сейчас. Максу скажете, что Эля вас достала, внукам — что будете теперь общаться с ними на своей территории.

Всё. Эля больше не приходила, но как-то раздобыла мой адрес в интернете и прислала письмо. От его стиля веяло провинциальной библиотекой, но я все равно, конечно, была рада, что у них все устроилось.

Комментировать Всего 22 комментария

Не знала бы что русские, решила бы, что индусы...

У меня есть подруга (индианка), так в какой-то момент она обнаружила в своей наволочке, после визита свекрови, куриные когти. Это такой универсальный индусский заговор на смерть...

У индусов вообще сын как собственность матери - императив, покруче, чем у итальянцев :-)

Не, этой свекровке совершенно не нужно, чтобы Эля склеила ласты или вообще куда-нибудь делась, в том-то и дело - именно на этом месте я и начала соображать, где тут собака зарыта. Сначала она наверное просто мстила за то, что Макс ее не послушал, а потом по всей видимости "втянулась" - ей понравился сам процесс.

Насколько я поняла, от куриных когтей тоже не прям так сразу помирают. Это такой длительный гадкий наговор на длительную болезнь и угасание. То есть естественным образом мать становится единственной полезной женщиной.

Я не зря спросила в предыдущем блоге про отцов. Когда матери совершенно нечем заняться, бывает, она забирает себе жизнь ребенка...

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Я не зря спросила

А я не зря ответила: опосредовано - все может быть. :))) Но мне кажется свекровь "ела" Элю вовсе не от несложившейся женской судьбы. Скорее тут обратная причинно-следственная связь, те мне видится вполне вероятным, что она и отца Макса также интеллигентно доставала, пока он не сбежал... Некоторым людям просто "вкусно" есть ближнего, и вовсе не в том дело, что им больше заняться нечем.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

Ох, банально-то как... даже обидно немного ( но за семью рада очень. Одно непонятно, почему Эля ничего сразу не объяснила... потом подумала, что если бы она была человеком, который бы сразу рассказал, то скорее всего она бы в эту ситуацию и не попала бы. Зверь на ловца бежит.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Anna Lyssenko

Это Вы очень точно сказали, Юля, и всем "жертвам" надо помнить: в такие игры ВСЕГДА ИГРАЮТ ВДВОЕМ. Можно отказаться играть, но чем раньше, тем проще это сделать, потом оно затягивает и уже реально начинает казаться, что выхода нет.

Эту реплику поддерживают: Юлия Панченко

А у меня тут вопрос возник. Катерина Вадимовна, а как вы поняли, что на свекровь можно надавить-пригрозить, чтоб послушалась? Ну, то есть, учитывая, что она занимается откровенным садизмом, окрашивает ее отнюдь не в розово-послушные тона. Например, возьмёт да разовьет это дело на предмет кто кого? Доказательств ведь толком нет.... Не нанесет ли такой, скажем, смелый ход еще большего вреда?И кстати, интересно, есть ли какая-то законная управа на таких вот товарищей?

Мне кажется, что законной управы на моральных садистов нет, что и делает их "особо опасными" при близких контактах.

При этом они почти всегда трусливы (люди отважные свою агрессию проявляют совсем по другому). То есть на самом деле у них всегда подготовлена площадка для "шага назад", нужно только их туда спугнуть.

Могла ли она не испугаться все-таки? В принципе да. Тогда я сделала бы то, что и обещала - попыталась бы что-то когнитивное сотворить в адрес Макса.

Эту реплику поддерживают: Юлия Панченко, Венера Фахрутдинова

жалко Элю. Ох уж этот "столичный" снобизм..........:( Ценят не то, что нужно :(

Алекс, я не думаю, что тут именно снобизм, и если бы Макс женился на утонченной скрипачке в воздушном платье и Кафкой подмышкой, ей бы от мамочки не досталось... ;) Ровно этот же "моральный садизм" я, кстати, близко видела и в посконно-деревенском исполнении. Я толком не знаю, что это такое, но оно встречается, увы, много чаще, чем хотелось бы... :( В общем, как ни жутковато это звучит, это именно игра. Есть такой фантастический рассказ "У меня нет рта, но я хочу кричать" (Он старый, наверное, Вы его читали, и там - квинтэссенция такой игры). В юности он казался мне чудовищно страшным, сейчас конечно страсти поостыли ;) , но все равно... Не могу отделаться от мысли, что наш снобский певец машинного Апокалипсиса Андрей тоже читал его в детстве темной зимней ночью, и теперь он в нем стучит, как пепел Клааса в сердце Уленшпигеля... ;))

Нет, не читала. Я не люблю мрачное, ужастики, апокалипсисы :) А уровень психологичесеих проблем героев да, поражает. Я уже отвыкла от такого нарушения "личных границ" или "психологичкеских границ". Такую историю в США можно представить только в замшелой иммигрантской семье. В таких и  убийства бывают из-за "чести" и прочей мути :(

Это очень известный рассказ, типа культовый когда-то ;) А в юности к ужастикам тянет, а потом уже нет, тут Вы правы, просто эмоциональность и информированность о мире в паре эволюционируют.

Про личные границы мне кажется есть две стороны. Когда все их уважают, в отсутствие сующего во все свой нос "парткома" Вы просто и представить себе не можете что творится рядом. Недавно читала про какого-то немца, кажется, который 24 года свою собственную дочь держал в подвале и насиловал. И за 24 года никто не догадался, ибо "личные границы"... Ну и папарацци - это из той же песни куплет, и про то, как многие люди в инете кажется больше боятся, что Большой Брат их сегодня НЕ заметил... Две стороны нмв.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Смутно припоминаю, что когда-то читала "психоанализ" о том, что похожая история была в семье Ли Освальда, убийцы Кеннеди ;))

Катерин, идея с убийством, да которое еще и не будет раскрыто, просто блеск! Сразу чувствуется писатель! Наверное, большинство наших гордиевых узлов можно расплавить каким-нибудь хитрым приемчиком, но чтобы придумать такой - нужно быть хорошим сценаристом.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Да-да, я именно это и подумала: у Эли сильные математические мозги, но фантазия, видимо, бедненькая, иначе она уже сама за эти годы что-нибудь бы придумала, чтобы вывернуться. А у дамы-то с воображением, наоборот, явно все нормально. Ну вот я немножко и того... ;))

Люди,которые играют в игры.

У меня была похожая ситуация,свекровь своей материнской любовью,не давала нам дышать без нее.В результате я родила дочь с перинатальной гипоксией.Конечно я могу глубоко заблуждаться,но мне видится связь между реакцией Эли на мать Макса(рвота) и диагнозом,который поставили их дочери Марине.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Да, удивительное дело, как это можно довести человека аж до физиологических реакций вроде рвоты. :(

Алекс, человека словами можно аж до смерти довести, в том-то и дело!

Замечательно Вы построили материал, большое Вам спасибо! Вы дали пищу для размышления огромному количеству людей. И пусть многие теории оказались не совсем верными, главное здесь — люди по-настоящему думали над загадкой, ломали головы. Блестяще!

Спасибо, Ольга, на добром слове. "Мухтар старался" :)))

Большое спасибо за историю!

Остался вопрос: а дети? Нет ли здесь потенциальной опасности? Той или иной. Они ведь будут общаться.

Дети любят бабушку и никакой общественно приемлемой причины лишать их общения с ней даже из пальца нельзя высосать. Может ли она пытаться манипулировать через Марину? Может, но если на территории семьи ее категорически не будет, то это влияние очень ограниченно и Эле придется научиться ему противостоять.