Вадим Рутковский /

Женщины и эктоплазма: «Охотники за привидениями» снова в строю

Ремейк хитовой комедии 1980-х сменил героям пол: теперь тишину нью-йоркских зорь охраняет от призраков женский отряд. Неизменным осталось настроение оригинала: безусловная и безграничная радость. Идеально летнее развлечение в прокате с 28 июля

+T -
Поделиться:
Кадр из фильма «Охотники за привидениями»
Кадр из фильма «Охотники за привидениями»

Талантливый ученый-физик Эрин Гилберт (Кристен Уиг) в двух шагах от получения ставки в Колумбийском университете, но заветная должность ускользает, когда почтенный ректорат узнает о книге, которой Эрин на пару с подружкой Эбби (Мелисса Маккарти) «согрешила» в молодости. Академическая наука не приемлет никаких паранормальных явлений, а именно о них девушки исписали 480 страниц. Теперь у Эрин нет иного выхода, кроме как присоединиться к Эбби и ее новой напарнице-изобретательнице Хольцман (Кейт Маккиннон) в таком неблагодарном деле, как поиск привидений: на какой бы сугубо научной платформе ни работали девушки, для обывателей это — мошенничество чистой воды. Однако дефицита в материале нет: тихий маньяк, работающий «навозником»-уборщиком в пятизвездочном отеле, задумал уничтожить границу между мирами, создать портал и напустить на невинных мирных жителей армию плотоядных теней. И спасти мир могут только «посмешища», арендующие закуток над китайским рестораном.

Кадр из фильма «Охотники за привидениями»
Кадр из фильма «Охотники за привидениями»

У потенциального рецензента новых «Охотников за привидениями» есть два заведомо тупиковых пути. Первый — дотошное сравнение с оригиналом, превращающее автора в нудного гика, сродни тем профессорам, что выедали мозг Эрин в университете. Фильм, безусловно, заимствует драматургические ходы у первоисточника, не делая из этого никакой тайны: это именно ремейк (а не сиквел) картины 1984 года, так что обвинения в плагиате неуместны. Покадровые сопоставления утомительны (а сентиментальная ностальгия, в которую ударяются некоторые зарубежные обозреватели, так и просто раздражает — долгая память иногда, действительно, хуже, чем сифилис). Достаточно знать, что в «Охотниках» образца 2016-го в наличии бессмертная (и привязывающаяся насмерть) песня Рэя Паркера-младшего (Who you gonna call? Ghostbusters!), есть камео лизуна и старых «Охотников» Билла Мюррея (в роли неприятного скептика Мартина Хейсса), Дэна Эйкройда (в роли таксиста, сохраняющего спокойствие и верность принципам — «Я не езжу в китайский квартал!» — даже в момент апокалипсиса) и Эрни Хадсона (в роли дяди Билла, главы похоронного агентства, чей катафалк после «прокачки» превращается в служебный автомобиль гостбастерш). А весь фильм посвящен памяти скончавшегося в 2014-м Гарольда Рэмиса, выдающегося комедиографа, актера и сценариста «Охотников»-1984 (его сын мелькает среди фанатов в эпизоде хард-рок-концерта). Тупик №2 — муссирование феминистского дискурса. На тропу метафизической войны теперь выходят одни женщины — к тройке ученых после личного столкновения с привидением присоединяется афроамериканка Патти (Лесли Джонс), которой обрыдла работа служащей метрополитена. Единственный мужчина в команде — мускулистый болванчик Кевин (Крис Хемсворт, после героической роли бога Тора успешно осваивающий отвязные фарсовые роли), взятый на должность секретаря из жалости и похоти (гениальная клоунесса американского кино Кристен Уиг играет процесс, который смачно описывал Эдвард Радзинский в пьесе «Я стою у ресторана…»: «...А если он клал ей руку на позвоночник — она тотчас теряла все свои кости; падали, мерзавцы, на пол, и всё тут»). По поводу этого нарочитого феминизма сломано уже немало зарубежных критических перьев, хотя достаточно простой констатации: в джазе только девушки — и прекрасно. Режиссер Пол Фиг прославился буйными «женскими» комедиями «Девичник в Вегасе» и «Шпион», он, определенно, умеет работать с актрисами и ловко создает своеобразный эталон — женщины умной, сексуальной и смешной.

Кадр из фильма «Охотники за привидениями»
Кадр из фильма «Охотники за привидениями»

«Охотники»-2016 — образец идеальной фантастической комедии, взявшей из 1980-х вульгарный шик и искреннюю любовь к чистому, не боящемуся казаться глупым (в согласии с известной пушкинской цитатой: «Поэзия, прости господи, должна быть глуповата») развлечению. На финальных титрах герои с милым дурачком Кевином в качестве заводилы танцуют диско; собственно, все 116 минут фильма и есть долгий и счастливый танец под аккомпанемент извержений эктоплазмы. Прямые визуальные отсылки к последним дням диско тоже присутствуют: в одном из эпизодов оружейница Хольцман очень похоже имитирует стиль Мадонны в комедии «Кто эта девчонка?» (в клипе на одноименную песню Мадонна-певица встречается со своей экранной героиней). Дорвавшийся до тачки лизун отрывается точь-в-точь как школьники из классических «брэт пэк»-комедий 80-х. Но главное — настроение, атмосфера тотальной веселухи; и пусть мэр (Энди Гарсиа), как и положено осмотрительному градоначальнику, пытается списать все паранормальности на галлюциногены, которыми граждан террористы траванули — на экране все тот же не знакомый с террористической угрозой, неунывающий Нью-Йорк, что был в 1984-м. Это абсолютно великая иллюзия неизменности, по сути, психотерапевтический эффект, который производил и другой недавний фантастический блокбастер от той же компании Sony «Пиксели». Вся нечисть «Охотников» — исключительно «органического» происхождения; и появляется изначально в местах, где ей положено появляться, согласно культурным традициям и обывательским представлениям: в готическом особняке, подземных лабиринтах и хеви-металлическом шоу (отдельный привет с экрана передает старина Оззи Осборн). В идеальном мире «Охотников» нет феминизма в значении социального движения, как нет политики, боли и любых осмысленных проблем. И даже смерть — никакой не конец, а всего лишь небольшой перевалочный пункт на пути к призракам четвертого уровня и головокружительному запаху ионизированного воздуха.

Кадр из фильма «Охотники за привидениями»
Кадр из фильма «Охотники за привидениями»