Денис Романцов /

Кто спас Россию от провала на Олимпиаде

Спортсмены, которые отвлекли страну от допингового кошмара

+T -
Поделиться:
Фото: Алексей Филиппов/РИА Новости
Фото: Алексей Филиппов/РИА Новости
Алия Мустафина

В 16 лет гимнастка Алия Мустафина, выступая на европейском чемпионате в Берлине, получила одну из страшнейших травм, какие бывают в спорте, — порвала крестообразные связки левого колена. После операции Алия пропустила около года, ее лишили президентской стипендии, а главный тренер сборной России Андрей Родионенко сказал, что Мустафина до конца жизни будет бояться за левую ногу. Но в Лондоне, на Олимпиаде 2012 года, Алия завоевала золотую медаль на разновысоких брусьях — случилось это через 15 месяцев после того, как она неудачно приземлилась при выполнении опорного прыжка и с помоста ее уносил на руках тренер Александр Александров. 

К Александрову она попала случайно. Поссорилась с тренером Диной Камаловой, бросила гимнастику, а потом вернулась в зал ЦСКА, но занималась в не слишком перспективной группе. «Там завуч зала — моя хорошая знакомая еще по молодости, — рассказывал Александров. — У нее муж борец, и у Мустафиной отец — борец. Она говорит: "Возьми ее, ты не пожалеешь. Она здесь просто болтается". Пришел отец, мы с ним поговорили. Он написал расписку и сказал: "Забирайте"».

После лондонских Игр Мустафина перенесла операцию на голеностопе — почистили сустав, но начала мучить сорванная спина — два с половиной года делали блокаду и физиотерапию, не помогало. Избавиться от боли в спине удалось только в мюнхенской клинике. Прошлой осенью Мустафиной повторно прооперировали колено в московской больнице. Там Алия познакомилась с краснодарским бобслеистом Алексеем Зайцевым, лечившим мышцу бедра. 2016 год они встретили вместе в Москве. Спустя семь с половиной месяцев Мустафина взяла золото Олимпиады в Рио на брусьях, превзойдя прошлогоднюю чемпионку мира, 19-летнюю американку Мэдисон Кошан. 

Фото: Александр Вильф/РИА Новости
Фото: Александр Вильф/РИА Новости
Роман Власов

В тот же день, 14 августа, золото в греко-римской борьбе добыл Роман Власов. В полуфинале хорват Старцевич применил к Власову удушающий прием, запрещенный в борьбе. Роман потерял сознание, но быстро очнулся и увидел, что судья не сделал Старцевичу замечания и ждет продолжения боя. Схватка затянулась, но Власов вышел в финал, где поборол датчанина Медсена, который старше его на шесть лет.

В 2006 году, когда Медсен участвовал в чемпионате мира, Власов заболел ангиной перед чемпионатом России. Денег на лекарства у семьи не было, спортсмен неделю пролежал в постели и, когда до отправления на чемпионат России оставалось два дня, мать Романа заняла у соседки 500 рублей, чтобы купить антибиотики. Принимал он их уже в поезде, по пути на соревнования. 

На том чемпионате он стал первым, но в следующем году сломал плечо и, пережив две операции, пропустил целый сезон. Хирург, вставлявший в плечо пластину, сказал: «Пусть срочно бросает спорт, он уже весь искалеченный». Через неделю после второй операции на плече Власов вернулся в тренажерный зал и стал закачивать ноги, а через три года победил на молодежном чемпионате мира. Став олимпийским чемпионом Лондона в весовой категории до 74 кг, Власов пошел в армию. Свое решение он объяснил, процитировав Лермонтова: «Есть упоение в бою, и бездны мрачной на краю».

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Яна Егорян

Обладатель второго российского золота Рио, саблистка Яна Егорян, заговорила на языке Лермонтова в шесть лет, когда переехала с мамой из Еревана в московский район Куркино и пошла в первый класс — до того она знала только армянский. Родилась Яна в Тбилиси: ее мама приехала туда на отдых к друзьям и родила раньше срока. С отцом Яны, Карапетом (сыном оперного певца Генриха Алавердяна), Марина Егорян расписана не была, так что дала дочери свою фамилию. После переезда в Москву Яна не приезжала в Армению и с отцом общалась только по телефону и скайпу. 

В пятом классе Яна выбрала самую суровую дисциплину фехтования — сабли, хотя в первое время у ее мамы не хватало средств на защитную маску. В финале личного первенства бразильских Игр Егорян со счетом 15:14 победила Софью Великую, с братом которой, тоже саблистом, Трофимом Яна встречалась три года, но рассталась в начале 2015-го. Победить в финале, по словам Егорян, ей помогло то, что накануне у нее украли бумажник: возвращаться домой и без денег, и без золота было бы совсем обидно. 

После побед в индивидуальном и командном соревнованиях Яна обрила наголо главного тренера сборной России по фехтованию Ильгара Мамедова, который пообещал, что расстанется с волосами, если его ребята возьмут в Рио два золота (взяли четыре). Брить тренера Яне помогал Тимур Сафин, победивший со своими партнерами, Алексеем Черемисиновым и Артуром Ахматхузиным, в командной рапире. Отыгравший в финале девять очков Ахматхузин пережил в позапрошлом году три операции, из-за высоких нагрузок у него развился коксартроз правого тазобедренного сустава, и ему пришлось заново учиться ходить. «У него в ноге протез, — рассказала невеста Артура, рапиристка Юлия Рашидова. — Американский врач поражался, как его с ним вообще до Олимпиады допустили».

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости
Артур Ахматхузин, Алексей Черемисинов и Тимур Сафин

Перед Олимпиадой Россию обвинили в государственной поддержке допинга. Вместо контраргументов государство приняло на работу еще одного спортсмена, уличенного в приеме запрещенного препарата. В мае тяжелоатлет Алексей Ловчев был дисквалифицирован на четыре года за применение ипаморелина, а в июле стал советником по спорту губернатора Владимирской области. Некоторые из допущенных до Игр российских спортсменов — например, боксер Чеботарев — ехали в Рио мстить за тех, кого не допустили (в частности, за Исинбаеву), но куда успешнее оказались те, кто приехал просто побеждать, не забивая голову политическими мотивациями и ура-патриотическими химерами.