Интернациональный Толстой

На нью-йоркской премьере The Last Station канадский актер Кристофер Пламмер объяснил, почему фильм о последних днях жизни Льва Толстого так отдает Чеховым, а шотландский киноартист Джеймс Макэвой рассказал, почему в наше время следовать заветам классика затруднительно

Кадр из фильма «The Last Station»
Кадр из фильма «The Last Station»
+T -
Поделиться:

В нью-йоркском The Paris Theater состоялась американская премьера байопика The Last Station. Фильм из жизни Льва Толстого снимали в Германии на английском языке на деньги из России и Великобритании. Хрестоматийные русские березки, Ясная Поляна и тот самый «последний полустанок» Астапово, где скончался писатель, тоже немецкие. Картина основана на одноименной книге Джея Парини (Jay Parini), а в русском прокате пойдет как «Последнее воскресенье».

Фильм рассказывает, как вокруг Толстого возникает «коммуна нового типа» — его последователи сообща ведут хозяйство, дискутируют о природе любви и даже практикуют упражнения на воздухе, напоминающие китайскую гимнастику тай-чи. Сам Толстой показан крепким стариком, любителем музыки и женщин и, как сообщается в первых же титрах, почитается сподвижниками за святого. Его жена Софья Андреевна в исполнении Хелен Миррен (Helen Mirren) в одной из ключевых сцен замечает: «Вы думаете, он — Христос, не так ли? Что ж, это не так».

Конфликт Софьи Андреевны и Льва Николаевича является основой сюжетной линии фильма: она хочет, чтобы он оставил права на владение своими рукописями ей, сам же писатель желает завещать все народу — через поверенного Черткова. Там, где могла бы быть семейная драма, рождается трагикомедия: нервическая жена («пойду и упаду под поезд, как Каренина») доводит супруга до белого каления. Семейные коллизии вообще больше отсылают к Чехову. Канадский актер Кристофер Пламмер (Christopher Plummer), сыгравший в ленте главную роль, объяснил этот парадокс так:

Пламмер много раз бывал в России и снимался у Сергея Бондарчука в «Ватерлоо». Он признался, что к своей роли готовился не по Станиславскому:

«Последнее воскресенье» показано глазами Валентина Булгакова, секретаря Толстого. Он предан Толстому, помогает Черткову, но при этом симпатизирует и Софье Андреевне. Роль Булгакова играет Джеймс Макэвой (James McAvoy). На мой вопрос, трудно ли следовать заветам классика в наше время, он ответил так: