/ Париж

Сергей Дрезнин: Театр — это дурдом, это надо понять

Артисты и музыканты миланского оперного театра La Sсala провели акцию протеста непосредственно в ходе представления оперы «Кармен» в конце декабря, пишет газета The Guardian

Участники дискуссии: Сергей Дрезнин
+T -
Поделиться:
Подробнее

Актеры, исполнявшие роли второго плана, и музыканты вышли на сцену в повседневной одежде, в театральных костюмах появились лишь исполнители главных ролей.

Так артисты пытались добиться от руководства театра, чтобы оно установило четкие правила работы труппы на гастролях. Они считают недопустимым, что репетиция перед выступлением в Париже шла на 6 минут дольше обычного, а после генеральной репетиции в Токио дирижер потребовал повторить некоторые сцены, что строжайше запрещено.

Представитель профсоюза актеров Джанкарло Альбори рассказал, что в ближайшее время недовольные члены труппы намерены встретиться с гендиректором театра Стефаном Лисснером, чтобы разрешить конфликт. Пресс-секретарь La Scala Карло Мария Селла сказал, что, скорее всего, речь пойдет о денежной компенсации за сверхурочную работу. Селла сообщил, что по существующим правилам обычные репетиции могут идти на 15 минут дольше запланированного времени, однако четкого регламента работы труппы во время гастролей не существует.

Между тем зрители, пришедшие на «Кармен» в знаменитый оперный театр в канун Нового года, не поддержали протест артистов — из зала лишь доносились крики: «Позор!»

Сергей Дрезнин

   За границей и у нас стали очень внимательно следить за тем, сколько длится репетиция. Когда мы ставили «Екатерину», балет в середине репетиции встал и ушел. И Нина Чусова пожелала им вдогонку хорошего Первого мая. Это в принципе ужасно. Но если дать волю некоторым режиссерам, они будут задерживать и на полчаса, и на час. Какая-то необходимость бороться с этим есть.

Там у них на репетициях, на гастролях были какие-то неувязки. Я думаю, они, как всегда, хотят бабла. Вообще, это все детский лепет по сравнению с тем, что мне рассказывал Митя Черняков про Парижскую оперу. Хор поет, но не движется. Миманс движется, но не поет. Театр — это дурдом, это надо понять. Вообще, это безобразие, этих второстепенных исполнителей, хор и статистов, в шею гнать надо.

Я смотрел в Парижской опере «Отелло», дирижировал Гергиев, все стояли в костюмах, но без движения. Такая была стоячая забастовка. Рабочие сцены отказались двигать декорации. Это было запланировано, все знали, но тем не менее народ весь пришел. Мне кажется, работникам аэропортов и театров нужно запретить бастовать.

Комментировать Всего 1 комментарий

За границей и у нас стали очень внимательно следить за тем, сколько длится репетиция. Когда мы ставили «Екатерину», балет в середине репетиции встал и ушел. И Нина Чусова пожелала им вдогонку хорошего Первого мая. Это в принципе ужасно. Но если дать волю некоторым режиссерам, они будут задерживать и на полчаса, и на час. Какая-то необходимость бороться с этим есть.

Там у них на репетициях, на гастролях были какие-то неувязки. Я думаю, они, как всегда, хотят бабла. Вообще, это все детский лепет по сравнению с тем, что мне рассказывал Митя Черняков про Парижскую оперу. Хор поет, но не движется. Миманс движется, но не поет. Театр — это дурдом, это надо понять. Вообще, это безобразие, этих второстепенных исполнителей, хор и статистов, в шею гнать надо.

Я смотрел в Парижской опере «Отелло», дирижировал Гергиев, все стояли в костюмах, но без движения. Такая была стоячая забастовка. Рабочие сцены отказались двигать декорации. Это было запланировано, все знали, но тем не менее народ весь пришел. Мне кажется, работникам аэропортов и театров нужно запретить бастовать.