Колонка

Андрей Курпатов:
Лабутены, пейте сиськи!

11 октября 2016 11:27

Представьте: утром выясняется, что террористы распылили по всему миру таинственный отравляющий газ. Они прямо так и сказали в своем видеообращении: мол, дорогие земляне, вы все отравлены, часы цивилизации сочтены!

Правительства в панике, эксперты в растерянности… Проблема в том, что свойства злополучного газа непонятны: люди чем-то особенным не заболевают, видимых разрушений нет, электроника по-прежнему работает.

Может быть, произошло какое-то воздействие на психику? А может, и не было никакой атаки? Розыгрыш? Но проходит какое-то время, и цивилизация действительно начинает необратимое движение в тартарары.

Итак, вопрос нашего мысленного эксперимента: какое массовое психическое расстройство способно привести нас к катастрофе, а мы этого даже не заметим?    

***

Благодаря Ноаму Хомскому, да и всей современной лингвистике, про нас известно следующее: если мы овладели языком, то способны к интуитивному пониманию определенных языковых схем, даже если не понимаем смысла соответствующих знаков.

Вот хороший пример, который знаком нам с детства:

«Варкалось. Хливкие шорьки

Пырялись по наве,

И хрюкотали зелюки,

Как мюмзики в мове».

Я пишу эту статью в Word, и кроме предлогов он не распознал ни единого слова этого хрестоматийного стиха. И мы ведь тоже не знаем, что эти слова значат. Но мы загадочным образом понимаем, плюс-минус километр, о чем нам в этом стихотворении рассказывают. Кто эти «шорьки», «зелюки» и «мюмзики» ― загадка. Но в целом картина-то ясная! Одно как-то относится к другому, и все это происходит где-то и когда-то.

Но оставим на время «мюмзиков». Возьмем Нильса Бора и его, известный каждому из нас со школьной скамьи, квантово-волновой дуализм. Да, спору нет, физика ― штука сложная. Но то, что электрон может одновременно проявлять и свойства частицы, и свойства волны, нам же понятно? Понятно. Ну, вот такая у него особенность, у этого электрона.

Непонятно, согласитесь, другое: почему физики считают это чем-то совершенно невообразимым?

Ответ будет неожиданным. Проблема не с физиками, проблема в том, что мы ― на той самой школьной скамье ― на самом-то деле ничего не поняли. Нам, возможно, только показалось, что мы что-то поняли. Но «поняли» и «показалось, что поняли» ― это, как говорится, две большие разницы.

Тот же Нильс Бор говорил: «Если вы не пришли в ужас при знакомстве с квантовой механикой, вы просто не можете ее понять». А мы, давайте посмотрим правде в глаза, если и были в десятом классе от чего-то в ужасе, то уж точно не от квантовых эффектов.

Что ж, самое время вернуть «мюмзиков» на наш препаровальный стол. Спросим себя еще раз: что нам было понятно с «мюмзиками»? Лично я руководствуюсь принципом созвучия: «варкалось» ― смеркалось, «шорьки» ― хорьки, «мове» ― траве. Вполне понятно, не правда ли?

Непонятно другое: с чего я вообще взял, что у этого стихотворения есть хоть какой-то смысл? Да, мне так показалось, благодаря созвучиям и порождающим грамматикам Хомского. Но на деле я просто придумал этот смысл и вообразил несуществующих животных (которых, кстати сказать, каждый из нас воображает по-своему). Причем я даже не могу знать, о животных ли идет речь! То есть я просто слегка сгаллюцинировал наяву и на трезвую голову, но при этом мне все показалось понятным.

В методологии мышления этот эффект называется «иллюзией понимания». Суть в том, что нам значительно легче что-либо «понять», чем «не понять». Звучит абсурдно, но так это работает. Всякое неизвестное настолько тягостно для нашей психики, что мозг идет на любые ухищрения, только бы снять эту неопределенность. И ни достоверность, ни объективность, а тем более «истина» его в такую минуту не интересуют.

Но может ли человек заметить, что он не ничего не понял, если ему кажется, что он все «прекрасно понял»?

Вы, я думаю, с чем-то таким сталкивались. Вот вы вроде бы все человеку объяснили, он вроде бы все понял, а потом выясняется, что это была только иллюзия понимания. Или помните то характерное ощущение, когда разговариваешь с человеком битый час и вдруг понимаешь, что все как в той присказке ― «тихо сам с собою я веду беседу»?  

Если кто-то думает, что лица, страдающие умственной отсталостью, ощущают себя таковыми ― умственно отсталыми, а больные Альцгеймером понимают, что давно ничего не соображают, ― это не так. Все они считают себя вполне здравыми субъектами. Мы можем сохранить ощущение, что нам все понятно, что мы все понимаем (и потому не дураки совсем), хотя на деле уже не будем понимать ровным счетом ничего.

Итак, утратив здравомыслие, мы этого не заметим. Но, с другой стороны, «объективное знание», даже если все отупеют вконец, никуда не денется. Вот мы и найдем дорогу по этим хлебным крошкам! Ага, конечно.

***

«Мемы» ― это вовсе не веселые картинки с забавными подписями, как почему-то думают некоторые представители современной молодежи, а самый настоящий научный термин. Понятие «мема» было предложено Ричардом Докинзом для определения единиц культурной информации.

Докинз биолог, и начал он свою научную карьеру с весьма оригинальной идеи. Он показал, что в эволюционном отборе участвуют не отдельные особи, а конкретные гены. Именно ген ― та единица, которая «жаждет» своего воспроизводства, а тела живых существ ― это лишь средство, с помощью которого разные гены участвуют в этой гонке на выживание.

Хорошенько осмыслив этот принцип, Докинз пошел дальше. Разве нельзя сказать, что разные культуры находятся друг с другом в конкурентной борьбе? Вполне. А что является единицей, которая хочет в этой борьбе выжить? Мем.

Вообще говоря, мемы ― это что-то вроде «психических вирусов», которые распространяются от человека к человеку. Все наши представления о жизни, нормы морали, знания, способы решения задач, модные тренды и т. д., и т. п. ― это такие разные мемы. И всякая культура определяется своими мемами.

Возьмем, для примера, «лабутены». Сами по себе они, конечно, мем (Кристиан Лубутен постарался на славу). Но благодаря творению Сергея Шнурова они превратились для нас в другой мем. И теперь для россиян, посмотревших соответствующий клип, они несут уже другой смысл, иностранцу совершенно непонятный.

Этим я хочу сказать, что и в случае отдельных мемов постоянно происходит подмена информации. Картинка, слово, объект значат сначала одно, а потом ― раз ― и уже что-то другое. Причем заметить эту подмену так же сложно, как и отследить собственную иллюзию понимания.     

Так, например, большинство современных студентов искренне считают, что они получают «образование». А помните, когда произошла эта подмена и «образование» перестало равняться «знанию», «профессиональным навыкам», «научному мышлению»? Я даты не назову, но в какой-то момент это точно случилось. «Образование» было приравнено к «корочке», «бумажке», «галочке», и все стали так думать, никого это не смущает.

Осталось ли что-то от прежнего мема «образование»? Судя по непаханому полю, которое боронит «Диссернет», осталось что-то совсем не то, что было. А то, что было, уже никому и не вспомнить, ибо так это работает: мем умер, да здравствует мем!

В этом вся суть: внутреннее наполнение понятий, которые мы используем, их действительный смысл меняется в зависимости от того, куда дрейфует соответствующая культура. В толковых словарях все остается по-прежнему, а вот в реальной жизни ― нет.

В этой борьбе мемов друг с другом одни смыслы борются с другими за одни и те же слова. Потом один мем побеждает, другой ― гибнет, но никто из нас возникшей подмены заметить не может, потому что слова остаются теми же, что и раньше. Как будто бы ничего и не произошло…

А теперь вопрос: у какого мема больше шансов на победу в этой конкурентной борьбе за наши мозги? Тут все, действительно, как у вирусов: побеждает тот из них, которым легче «заразиться», а заразиться легче тем, что проще, примитивнее, легче в восприятии и реализации.

И, постепенно отупляясь, мы этого не заметим.   

***

Что ж, самое время вернуться к нашему мысленному эксперименту… Там у нас, напомню, воображаемые террористы, отравляющий газ, загадочное воздействие на психическое состояние человека и гибель цивилизации.

Итак, каким эффектом должен обладать этот газ, чтобы планы террористов исполнились?

Для ответа на этот вопрос я предлагаю внимательно присмотреться к замечательным, на мой взгляд, клипам «Ленинграда» ― про те самые «лабутены», «тире пить» и, прошу прощения, «сиськи». Только давайте уберем оттуда «гендерный» вопрос и копнем чуть глубже: посмотрим просто на всех этих колоритных персонажей, мастерски выведенных чрезвычайно талантливой творческой группой.

Согласитесь, практически все герои «ленинградских» клипов по-своему милые, обаятельные и отнюдь не бестолковые люди. Они даже знают про Ван Гога, Пушкина, Рублиштейна (Рубинштейна) и пластическую хирургию. Только вот что именно они про все про это знают? И насколько толкова их, извините, небестолковость?  

Ответ, как всегда, не в объяснениях, а в поведении. Каждый отдельно взятый шаг этих очаровательных по-своему существ кажется вполне понятным, логичным и психологически оправданным. Да, судьба женщины незавидна, и мужчин теперь приходится соблазнять, да, работа и начальники задолбали, да, жизнь лишена смысла, а душа требует праздника.

Прекрасно! Кажется, что перед нами почти экзистенциальное высказывание в духе, не побоюсь этого сравнения, Кьеркегора, Ницше, Хайдеггера, Ясперса, Батая и Сартра с де Бовуар.

Только вот ничего этого в действительности тут нет. Все, что творят эти милые персонажи, ― это интеллектуальный мрак и психиатрический морок. Нам продемонстрирован целый ряд стратегий, заслуживающих «Премии Дарвина» за идиотию: заманить мужика чужими лабутенами, послать всё и вся на три буквы, ужраться и рассекать по городу на авто, наконец, хотеть большие сиськи больше самого секса, ради которого, собственно, большие сиськи вроде как и требуются.

Вы скажете, что это сатира, сарказм и бугагашечка. О’кей, а что насчет данных реальных соцопросов, высшего образования, состояния науки, профессионализма сотрудников, качества журналистики? Сознаем ли мы вообще, что является действительным содержанием «новостей» в наших лентах и какой зоологической стала криминальная хроника (столь эстетски, впрочем, показанная в «В Питере ― пить»).

Вот она ― бугагашечка: террористы свой газ уже распылили!  

Этот «отравляющий газ» ― сам воздух современной цивилизации. Это информационная перегрузка, перманентное потребление медиаконтента, постоянная подключенность («всегда на связи»), многозадачность, зависимость от социальных сетей и прочее, и прочее. А также, конечно, отсутствие целей, которые бы оправдывали необходимость приложения интеллектуальных усилий.   

Мы становимся глупее, не замечая этого. Впрочем, этого и нельзя заметить. В этом весь фокус. Напротив, нам может казаться, что мы даже умнеем, ширим кругозор, развиваемся.

Возможно, главный критерий интеллекта ― это способность к выстраиванию в своем сознании сложной, многогранной модели другого человека (theory of mind, как говорят специалисты по когнитивистике). А о степени этой сложности легко судить по структуре текстовых сообщений, которыми обмениваются представители соответствующей культуры. Мы же вообще больше ими не обмениваемся, мы обмениваемся ссылками, смайликами и пересылаемыми друг другу картинками.  

И именно поэтому клипы «Ленинграда» кажутся мне насколько точными, в этом своем вызывающе честном изображении фактических отношений между людьми нового времени. Они, быть может, и неплохие, эти отношения, и эти люди тоже. «Все нормально. Деньги есть», ― как говорит обаятельный полицейский из «В Питере ― пить». Но сложности больше нет. Есть милая зоология, ребятам о зверятах.

***   

Знаменитый Диоген Синопский ― тот самый, что вроде как жил в бочке, славился своими невероятными провокациями.

Это он просил Александра Македонского не загораживать ему солнце, прилюдно мастурбировал на афинской Агоре и плевался людям в лицо, говоря, что лучшего места для его слюны просто нет. В общем, тип он был тот еще. Хотя цель у этого его эпатажа была, надо признать, благая ― обратить внимание афинян на действительную суть вещей.

И один его перформанс точно оказался хитом на все времена ― Диоген ходил по залитому солнцем городу с зажженным фонарем и кричал: «Ищу человека!» Забавно, правда?

Сергей Шнуров появляется в этих своих клипах всего однажды ― фиксируя на камеру то, что происходит. Таков, надо признать, новый «фонарь Диогена», и кажется, новый человек в этих клипах уже найден. Но понимаем ли мы это? В самом деле?

2 комментария
Сергей Любимов

Сергей Любимов

Есть проблема, проблема серьезная. Только боюсь концепция Докинза с мемами ее лишь упрощает. Впрочем он сам склонен все упрощать - так можно достучаться хотя бы до массовой части "прогрессивной" публики.

Саша Копов

Саша Копов

Интересная тема. 

Любая инфа за последние пару десятков лет безумно подешевела. Её слишком много и она чрезмерно быстрая. Плюс она мега-опопсовевшая (или опопсевшая? не знаю как правильно )) И она требует другого способа пожирания. Не сильно задумываясь.

Диогену сейчас было бы крайне легко жить. Не надо даже целиться куда плюнуть. И фонарь бы выкинул. Зачем с собой таскать бессмысленные тяжелые предметы? Разве что по башке кого-нибудь особо противного чпокнуть.

Есть конечно желание увидеть в талантливейшем Шнуре нео-диогена, но чего-то как-то не склеивается...

Не знаю Диогена, но вряд ли он был крутым маркетологом и попсовым героем в те далекие времена. Впрочем какие времена, такие и диогены )))

Новости наших партнеров