Дмитрий Пермяков:
Почему в России не появится свой Илон Маск

Редакционный материал

На днях российская авиакомпания S7 купила плавучий космодром в Тихом океане. «Сноб» объясняет, почему этот космодром дважды разорился и почему российские частные космические компании с трудом выживают

10 октября 2016 15:27

«Думаю, что у нас скоро появится свой Илон Маск, можно сказать, даже Илон Маск в квадрате», ― объявил гендиректор российского предприятия РКК «Энергия» Владимир Солнцев пару месяцев назад, анонсируя продажу «Морского старта». Международный проект «Морской старт» — это плавучий космодром (бывшая нефтедобывающая платформа), который специально для запуска ракеты «Зенит» уходит из Калифорнии в район экватора посреди Тихого океана, где гравитационное воздействие Земли помогает ракете выводить на орбиту больше груза за меньшие деньги. Проект по запуску собираемых на Украине из российских комплектующих ракет-носителей «Зенит», запускаемых с бывшей норвежской буровой платформы, базирующийся в США, мог родиться только в 1990-е годы, когда казалось, что все стены между странами бывшего Востока и Запада пали и дальше нас ждет только международная кооперация и дружба. Жизнь оказалась несколько сложнее.

«Морской старт» не мог найти нового владельца более двух лет: уж очень он отягощен долгами и политическими проблемами, которые никто не хотел на себя перекладывать. Содержание законсервированного космодрома обходилось бывшему владельцу в лице «дочерних» структур РКК «Энергии» в $30 млн в год, долги по проекту перевалили за $300 млн, а о былом сотрудничестве между Россией, Украиной и США даже мечтать не приходится. С 1999 года по 2014 год с проекта «Морской старт» было проведено 36 ракетных пусков, из которых три закончились авариями. При этом из-за низкой загрузки проект, рассчитанный на шесть пусков в год, а осуществлявший в лучшие годы по четыре пуска, просто не смог стать рентабельным. Дважды он находился в состоянии финансового краха: в 2009 и 2014 годах. После первого банкротства ведущая роль от американской компании Boeing перешла к российской РКК «Энергия», при этом Boeing оплатил накопившиеся к тому моменту огромные долги «Морского старта» и не получил причитающегося возмещения ущерба от российской и украинской сторон, что стало причиной нескольких судебных разбирательств. Они в итоге закончились в 2016 году в пользу Boeing. Суд удовлетворил требование американской корпорации взыскать с РКК «Энергия» $330 млн. После этого российскую корпорацию «Энергия» можно было бы сразу переводить в разряд банкротов и продавать имущество с молотка, если бы не подоспела группа компаний S7, ставшая новым владельцем убыточного проекта «Морской старт».

Зачем авиакомпании космодром

В современном мире стало модно вкладывать деньги в космос. Если раньше олигархи мерялись длинной яхт, теперь этим уже никого не удивишь. Чтобы считаться современным бизнесменом, нужно вкладываться в космос. Потратил миллионы долларов ― и вот у тебя уже свой космодром и ракеты. Все почти как у Илона Маска, ты в тренде, ты герой. Вслед за американскими бизнесменами и корпорациями, направившими свой взгляд и инвестиции на рынок космических услуг, российские олигархи и бизнесмены тоже решили не отставать от модной тенденции. Владелец «Техносилы» Михаил Кокорич в свое время создал компанию Dauria Aerospace, занимающуюся разработкой и производством малых космических аппаратов. Один из создателей известной онлайн-игры World of Tanks Сергей Буркатовский вложил пять миллионов рублей в ракетостроительный стартап Lin Industrial. Инвестором отечественной компании в области суборбитального туризма на многоразовых ракетах-носителях «КосмоКурс» стал пока остающийся в тени член русского списка Forbes.

По словам совладельца группы S7 (второй авиаперевозчик в России, авиакомпании «Сибирь» и «Глобус») Владислава Филева, в общей сложности он инвестирует в «Морской старт» около $160 млн. Это позволит РКК «Энергии», которая известна тем, что изготавливает все российские пилотируемые и грузовые космические корабли, покрыть половину своего долга. Вторую часть корпорации придется закрывать натурой, выполняя заказы и оказывая услуги корпорации Boeing. Небольшую долю задолженности предполагается списать. «После нескольких лет переговоров мы подписали контракт по покупке “Морского старта” с российским инвестором ― компанией S7. Это закроет существенную часть убытков, которые сейчас у “Энергии”, ― убытки в размере 19 миллиардов рублей», — сказал на встрече с президентом Владимиром Путиным генеральный директор госкорпорации «Роскосмос» Игорь Комаров. Продажу «Морского старта» он назвал одним из достижений текущего руководства ракетно-космической отрасли. На сравнение с Илоном Маском Филев заявил следующее: «Господин Маск всегда продает будущее. Мы же из реальной экономики, и мы всегда продаем то, что есть. Вот когда мы скажем: вот наши ракеты, мы готовы стрелять, вот тогда мы и будем их продавать. Продаем всегда то, что есть».

Какие проблемы есть у морского космодрома

Для Роскосмоса продажа «Морского старта» действительно достижение; S7 же подобрала чемодан без ручки, и придется очень постараться, чтобы нести его дальше. Проблем тут несколько, начиная от политических, продолжая техническими и заканчивая коммерческими. Производство ракет-носителей «Зенит» на днепропетровском предприятии «Южмаш» было остановлено в 2014 году, тогда же правительство Украины ввело запрет на поставку в Россию продукции военного назначения, к которой относятся и ракеты-носители. На самом же «Южмаше» поприветствовали возможность возобновления проекта «Морской старт» и отметили, что «существующие мощности “Южмаша” позволяют производить от 4 до 6 носителей в год». Другое дело, позволит ли сотрудничать с Москвой, пусть даже в лице коммерческого предприятия S7, Совет национальной безопасности и обороны Украины. Другой проблемой является производство двигателей РД-171, которые изготавливались для ракеты «Зенит» в подмосковных Химках на НПО «Энергомаш». До сих пор на предприятии хранится несколько двигателей, произведенных по заказу Украины, но не оплаченных ею. Производство двигателей тоже приостановлено в 2014 году, хотя «предприятие готово приступить к изготовлению двигателей РД-171, если получит соответствующий заказ», заявил недавно гендиректор НПО «Энергомаш» Игорь Арбузов.

Как бывший владелец «Морского старта», глава РКК «Энергия» Владимир Солнцев понимает, какие у проекта имеются трудности, и поэтому предложил Владиславу Филеву проспонсировать еще один проект ― создать новую ракету на замену «Зениту», но собирать ее в России из отечественных комплектующих. Такую ракету, обещает он, можно создать в течение 5 лет. И все эти годы кроме создания ракеты Владислав Филев должен будет оплачивать простой «Морского старта».

Еще одна важная проблема ― возможность распространения очередного пакета американских санкций на сотрудничество по космической тематике. Учитывая, что сама пусковая платформа и наземное оборудование находятся в США и там же проводится подготовка ракеты и спутника к запуску, для завершения сделки по продаже «Морского старта» требуются одобрения Директората по контролю оборонной торговли и Комитета по иностранным инвестициям США. S7 отводит на эти согласования полгода, но кто знает, насколько застопорится бюрократическая машина в условиях идущих в США президентских выборов и формирования новой администрации? И будет ли получено такое одобрение в условиях политической напряженности между Москвой и Вашингтоном?

Как развивать иностранный космодром

По оглашенным S7 планам, получив разрешение от США, они тотчас сделают заказ на производство компонентов ракеты в России, а также самой ракеты на Украине, что позволит возобновить работу «Морского старта» в конце 2018 года. То есть даже при самых благоприятных условиях Филеву надо будет найти еще минимум $60 млн долларов для поддержания работы проекта до этого срока. Сможет ли дважды банкротившийся проект взлететь в третий раз? В первой половине 2010-х годов, когда проект «Морской старт» еще функционировал, стоимость пуска ракеты «Зенит» из Тихого океана приближалась к цене старта с космодрома Байконур более тяжелой ракеты «Протон». При этом трудностей с осуществлением пуска «Протонов» с Байконура гораздо меньше. Но даже производителю «Протонов» ГКНПЦ им. Хруничева в условиях конкуренции со SpaceX пришлось скидывать цену и думать над более легкой модификацией ракеты, чтобы сохранить долю на рынке пусковых услуг. Уж очень сильно демпингует Илон Маск со своим Falcon. Соответственно, в третий раз входя в одну и ту же реку, «Морскому старту» нужно предложить более привлекательную стоимость пуска «Зенита», чем у Маска, и преодолеть трудностей больше, чем производителю «Протонов».

Почему сложно русским Илонам Маскам

В текущем портфеле заказов у «Морского старта» ни одного контракта нет — для начала переговоров они ждут одобрения сделки властями США. Рассчитывать на то, что Роскосмос отдаст плавучему космодрому хоть какие-то запуски в рамках Федеральной космической программы, вряд ли приходится. Роскосмос будет пытаться спасать подведомственные ему «Протоны» и их производителя ― находящийся в тяжелом экономическом состоянии ГКНПЦ им. Хруничева.

На сегодняшний день у перспектив проекта больше вопросов, чем ответов. И пока кажется, что вместо того, чтобы родить «Илона Маска в квадрате», Роскосмос удачно избавился от убыточного актива. Впрочем, только будущее покажет.

«Я думаю, что имеется совместный план работ по “Морскому старту” со стороны группы компаний S7 и Роскосмоса. Как Илон Маск плоть от плоти дитя NASA, так и любой такой проект в России будет тесно связан с Роскосмосом. Он может развиваться только при активной поддержке и помощи госкорпорации по космической деятельности. Если говорить о перспективах ракеты “Зенит” в проекте “Морской старт”, то я не сильно в них верю в силу ряда причин, не относящихся к космосу. В то же время солидный человек в лице Филева не будет бросать столько денег на ветер. Значит, у него и его команды есть серьезные намерения, просчитанные планы развития проекта и возвращения своих инвестиций. Я, как специалист, очень бы хотел, чтобы проект остался жить. Я считаю его гениальным с точки зрения реализованных технологий. У него не очень удачная рыночная судьба, но, безусловно, реализация плавучего космодрома ― это великое достижение конструкторской мысли. Очень бы не хотелось, чтобы такие проекты прекращали свое существование. Сейчас у него новый шанс, и я надеюсь, что в этот раз все сложится лучше», ― рассказал «Снобу» член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К. Э. Циолковского Андрей Ионин.

А как дела у других частных российских космических компаний?

Dauria Aerospace готовится к запланированному на конец декабря запуску двух созданных по заказу Роскосмоса наноспутников серии МКА-Н. Еще один аппарат DX-1, запущенный на орбиту в 2014 году, продолжает работу. Два спутника, построенных американским офисом Dauria, также запущены на орбиту и после успешной проверки работоспособности переданы заказчику. Компании пришлось закрыть свои иностранные офисы из-за «внешнеполитической и экономической ситуации, которая негативно влияет на российскую компанию и ее способность привлекать финансирование».

Lin Industrial завершает подготовку к проведению огневых испытаний своего ракетного двигателя, то есть прожига двигателя с использованием реальных компонентов топлива. Они же проводят пуски макета своей ракеты, параллельно разрабатывая конструкторскую документацию на более тяжелые двигатели и ракеты.

Компания «Космокурс», которая намеревается заниматься космическим туризмом, обещает уже в конце зимы будущего года завершить аванпроект своего многоразового суборбитального ракетно-космического комплекса (многоразовая ракета и туристический космический корабль). При этом сроки первого запуска с туристами на борту сохраняются, как и было обещано, на 2020 год.

«Нашей частной космонавтике труднее работать в имеющихся условиях, чем американским коллегам. Ни о какой серьезной конкуренции с ними не может быть и речи. Главные проблемы: неготовность нашего законодательства, психологическая неготовность государственных органов серьезно относиться к частным космическим компаниям, а также слабая инвестиционная поддержка отечественных стартапов. Перед частной космонавтикой стоит сложное будущее. Новичкам будет трудно. Многое будет зависеть от предстоящего запуска спутников Dauria ― это фактически экзамен частной космонавтики перед государством. От того, как космические аппараты будут работать на орбите, будет зависеть отношение ко всем частным космическим компаниям в России», ― подводит итог популяризатор космонавтики Виталий Егоров, известный в сети как автор блога «Зеленый кот».

Поэтому пока в России нет Илона Маска, тем более в квадрате. Скорее, в кругу проблем.

0 комментариев

Новости наших партнеров