Юлия Гусарова /

Полет над Китаем: живопись Цуй Жучжо в Манеже

На выставке самого «дорогого» китайского художника участники проекта «Сноб» познакомились с живописной техникой гохуа и помедитировали среди умиротворяющих пейзажей

+T -
Поделиться:
Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

В минувший уик-энд в московском Центральном Манеже открылась выставка Цуй Жучжо, работы которого оцениваются в несколько десятков миллионов долларов. Экспозицию «Мерцание гладкой яшмы» впервые показали два года назад в пекинском дворцовом комплексе китайских императоров Запретный город. В сентябре расширенную версию этой экспозиции всего на две недели привезли в Санкт-Петербург, в Москве работы знаменитого живописца пробудут немного дольше — до 28 октября.

Показывая свои картины советнику президента по культуре Владимиру Толстому, художник передвигался по залу в окружении китайских операторов и официальных лиц — на открытие выставки приехали первый секретарь Посольства КНР в России Ли Вэннань, полномочный посол КНР в России Ли Хуэй, президент галереи Цуй Жучжо в Японии Гуанькоу Шеньли и другие.

На гигантских полотнах и полиптихах — виды родных земель художника, написанные тушью и водяными красками в традиционных техниках гохуа (работа кистью по бумаге) и чжихуа или чжимо (пальцевая живопись). Силуэты горных хребтов нанесены буквально одним росчерком, по водным поверхностям скользят крестьянские лодки, в лесах и цветущих садах можно разглядеть крошечные фигурки людей в созерцательных позах. Картины, несмотря на огромный их размер, тончайше проработаны, потому рассматривание их — идеальная медитация.

«В технике исполнения традиционной китайской живописи нет права на ошибку, — написал куратор Семен Михайловский в аннотации к выставке. — Художник должен долго обучаться ремеслу, чтобы точно выстроить перспективу, провести единственно правильную линию, подобрать точные тональные соотношения и, наконец, объединить фрагменты в единое целое».

Названия картин — чистая поэзия: «Горы чистые, словно умытые. Сверкают, как ювелирные украшения», «Радость от приезда в Юньлинь, кисть и тушь в ладах друг с другом», «Тысячи гор опьянели от снега». Цуй Жучжо считает, что живопись и поэзия тесно взаимосвязаны, и часто после окончания работы над очередным пейзажем у него появляется вдохновение писать стихи.

Гохуа означает буквально «живопись нашей страны» и противопоставляется западным живописным практикам. Цуй Жучжо учился гохуа у признанных мастеров, но вместе с тем он хорошо знаком с западным художественным контекстом: 15 лет он прожил в США, в Нью-Йорке художник даже стал почетным доктором искусств университета Дьюи. Зрители пытались сравнить его с Поллоком, однако сам Цуй Жучжо сказал, что не стремится подражать западным живописцам и не может выделить тех из них, кто был бы ему интересен. «Считаю, что художнику стоит придерживаться национальных корней», — сказал он. Несмотря на то что Цуй Жучжо вдохновляется китайской историей, он считает, что его работы следует относить к современному искусству. На вопрос о том, в чем заключается новаторство, живописец ответил: «В размере картин».

Впрочем, при взгляде на картины Цуй Жучжо совсем не появляется желания классифицировать его живопись и рассуждать о ее современности, поскольку возникает мгновенное ощущение полета над ландшафтами и совершенно детское чувство единения с природой.

Теги: События