Волшебный конь против жуликов. Как построить сказочный бизнес в России

«Сноб» изучает российский созидательный бизнес — ищет людей, которые создают что-то своими руками. Семья юристов Мазалецких оставила обеспеченную жизнь в Вологде и пустилась в строительство туристического комплекса мечты, который почти довел ее до нищеты, но на помощь пришли конь Падеграс и Баба-яга

Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»
Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»
+T -
Поделиться:

Три квартиры, «мерседес», путешествия за границу и брендовые вещи — так описывает жизнь своей семьи еще пять лет назад Олеся Мазалецкая. Вообще она носит девичью фамилию Дегтярева, но просит называть ее по фамилии мужа Александра. Оба долго занимались юридической практикой, но однажды решили бросить все и переехать в деревню.

В 2014 году в ванной Мазалецких появились гуси: они учились плавать в джакузи, а в мае 2014 года их перевезли в недостроенный дом недалеко от села Федорково Ярославской области. Теперь там находится культурно-туристический комплекс «Деревня Тыгыдым», где бывшие юристы Мазалецкие развлекают гостей представлениями и экскурсиями, сдают в аренду расписные дома, продают медовый напиток, приготовленный по старинному рецепту, и ведут хозяйство. Олеся Мазалецкая живет в деревянном доме, часто ходит в русском народном костюме и делает селфи с козликом. В проект сказочного русского городка они вложили все имущество и накопления, стройка и воровство довели их до черты бедности и отчаяния, но отказываться от своего сказочного бизнеса не собираются.

Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»
Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»

Судьбоносный конь

«12 лет я работала юристом и занималась банкротствами. 12 лет я видела, как люди теряют все. В последние годы меня начинало трясти в ночь перед судом, юриспруденция казалась грязным и мерзким делом», — вспоминает Мазалецкая. Ее муж работал адвокатом по уголовным делам — много неприятных подзащитных, выматывающие процессы, но хорошие деньги. Оба были на нервах, часто ссорились, но о смене профессии серьезно не говорили.

В 2011 году на рождение дочки Мазалецкий подарил жене коня — ганноверского жеребца Падеграса. В детстве Олеся играла в лошадок вместо кукол и ждала, когда родителя купят настоящую лошадь. Но, когда девочке было десять, умерла ее мать, а спустя два месяца и отец. Конюшня на даче осталась недостроенной, а детская мечта исполнилась только спустя 20 лет. Падеграса поставили в конюшню под Вологдой. Вскоре в одном из путешествий Олеся Мазалецкая каталась на другой лошади, упала и получила тяжелый перелом: несколько месяцев ей нельзя было двигаться. Для своего коня пришлось нанять берейтора: лошади нужно двигаться.

Спустя два месяца знакомые, посещавшие конюшню, сообщили, что берейтор лошадью не занимается и вообще о Падеграсе не заботятся. Приехав на место, супруги обнаружили коня в ужасном состоянии. Когда Мазалецкая описывает его исхудавший и измученный вид, ее голос дрожит, на глаза наворачиваются слезы. Коня быстро перевезли в проверенную конюшню в Ярославской области, где за несколько месяцев его привели в порядок. Но видеть его часто не получалось: от Вологды несколько часов езды.

«Тогда мы и пришли к тому, что заниматься юриспруденцией больше не хотим. Мы решили, что хотим построить место, в котором сможем жить, и перевести туда коня, чтобы с ним общаться», — рассказывает Олеся Мазалецкая. Супруги решили построить дома и сдавать их в аренду: нужно же на что-то жить. Эта цель захватила супругов, и они поехали по близлежащим областям выбирать место для своего нового дома и дела.

Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»
Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»

Строительная эпопея

Поехать в Пошехонье Ярославской области было идеей Александра: он знал и любил эти места. Сначала супруги ездили по банкротным колхозам, а однажды решили свернуть с основной дороги — карты показывали, что рядом находится Рыбинское водохранилище. После того как Мазалецкие проехали село Федорково, перед ними открылись «невероятной красоты места». Описывая их, Олеся вспоминает известную присказку лошадников: когда умирает конь, ему желают зеленых лугов после смерти. «Вот это и были те зеленые луга, только при жизни», — говорит Мазалецкая.

Огромное поле рядом с водохранилищем настолько очаровало супругов, что они твердо решили добиться разрешения жить и строить на этой земле. Родилась еще одна идея — построить конюшню для лошадей-пенсионеров, которые уже натрудились и заслужили отдых. С их помощью Мазалецкая хотела заниматься с детьми иппотерапией — к тому времени она уже несколько лет делала это по выходным.

В местной администрации супругам в один голос говорили, что купить землю не получится (по словам Олеси, то ли были свои планы, то ли боялись, что разделят на небольшие участки и будут перепродавать), но нашелся один чиновник, который помог с заявкой. «Мы удивлялись, почему он это сделал, — вспоминает Мазалецкая. — Знаете, что он ответил? “Хочу, чтобы мои дети увидели лошадь, знали, что это такое”». Заявку долго рассматривали, но все-таки в сентябре 2011 года получилось на 10 лет арендовать 3 гектара — один для конюшни, второй для строительства музея «Пошехонская деревня» и третий для манежа. Теперь предстояло воздвигнуть все это в чистом поле.

Для начала семья продала одну квартиру и машину. Позже пришлось попрощаться еще с двумя квартирами и почти всеми заработанными деньгами — за пять лет супруги вложили в проект около 20 миллионов рублей.

Смену строительных бригад и все неудачи Олеся Мазалецкая описывает долго и подробно, видно, что все эти события до сих пор ее задевают. Первая бригада местных построила сторожку и начала закладывать фундамент для дома, но через месяц с ними пришлось распрощаться — воровали. Следить за строителями Олеся и Александр не могли, с тремя детьми и работой им редко удавалось выбираться из города. Поэтому вскоре они наняли бригадира — женщину, которой Мазалецкие перечисляли деньги, а та уже распоряжалась работниками и требовала с них отчета каждый день.

Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»
Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»

Спустя несколько месяцев выяснилось, что бригадирша приписывала в работы «мертвые души», не контролировала бригаду и присваивала себе половину денег, выделенных на строительство. После детективной истории с приездом в село и подкарауливанием ее у дома (бывшая работница не желала выходить на связь и отдавать украденное) Мазалецкие распрощались и с бригадиршей. Деньги они так и не вернули, признали вторую попытку неудачной и наняли сторожа: уже стояла зима, строить было тяжело. Тот тоже не отличался честностью: спустя несколько лет Мазалецкая узнала от местных жителей, что сторож вывозил стройматериалы со двора, а работодателям рассказывал по телефону о ворах. Последней каплей стала кража породистой собаки — сторож держал ее у себя, чтобы продать щенков.

К лету 2012 года денег на строительство уже почти не осталось, к тому же обнаружилась проблема с арендой земли: во-первых, поменялась кадастровая стоимость участков, во-вторых, один из них вообще сдвинули в сторону от первоначальной нарезки на 40 метров. Супруги стали разбираться и писать письма в администрацию — эта история до сих пор продолжается в суде. Но тогда Мазалецкие не знали, что дело будет решаться так долго, поэтому притормозили строительство.

«Мы боялись строиться, потому что по документам земля нам не принадлежит», — объясняет Олеся. Однако в 2013 году супруги все-таки решили достраивать дом своими силами — приехали на все лето, жили в сторожке, Александр со старшим сыном потихоньку плотничали. Но было понятно, что такими темпами осуществить мечту и переехать удастся не скоро. Поэтому в 2014 году на последние деньги супруги снова наняли бригаду и договорились, что к майским главный дом доведут до жилого состояния и поставят сруб под еще одну избу. Строители присылали фотографии сделанного и получали деньги.

1 мая 2014 года семья собрала вещи и приехала в свою маленькую деревню. Однако оказалось, что полы есть только в одной комнате, дом не утеплен, а казавшиеся прочными на фотографии окна выпадают от ветра. «Мы с детьми пытались поспать в одной комнате с четырьмя обогревателями, а Саша всю ночь ползал и утеплял крышу. Так мы начали тут жить», — рассказывает Олеся Мазалецкая, вспоминая, как строительные козлы стали для семьи кухонным столом. Вновь пришло время взяться за дело своими руками — теперь уже к мужу и старшему сыну присоединилась Олеся. Сейчас она говорит, что умеет пользоваться всеми видами строительных инструментов и иногда даже учит рабочих, которых супруги нанимают на временные работы.

Мазалецкие, конечно, мечтали сначала все достроить и только потом сдавать дома в аренду. Но планы сломала нужда: к 2015 году деньги кончились. «Вообще. Все. Мы впервые за много лет оказались в ситуации, когда ты ходишь и собираешь монетки, завалявшиеся в машине», — рассказывает Олеся. Как заработать, супруги не знали. К тому времени они уже ушли из юриспруденции и возвращаться туда не хотели. Их спасла Баба-яга.

Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»
Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»

Тыгыдымский конь

Новый 2015 год в семье Мазалецких ожидался скромный. Дети — 3-летняя Лина, 7-летний Ярослав и 15-летний Виталий — привыкли к богатым праздникам, они грустили, и родители решили их развеселить — свозить в село Кукобой на представление к Бабе-яге. Правда, на бензин денег не было, поэтому они пошли в Федорково и предложили местным отправить с ними своих детей — так собрали денег на дорогу.

«Программа нас удивила своей пустотой, — вспоминает Олеся. — Стоит избушка, выходит леший — два притопа, три прихлопа. Баба-яга только в конце появляется». При этом туристы приезжали в деревню автобусами. Александр с женой вернулись домой и огляделись — у них была аутентичная сторожка, дом под старину, подворье с конем и другими домашними животными. Это уже больше, чем в селе у Бабы-яги — значит, и на это найдутся желающие посмотреть. Супруги решили попробовать.

Стали думать над сказочным брендом — хотели что-то связанное с конем, раз уж так любят лошадей. Перебирали варианты один за другим — Сивка-Бурка, Конек-Горбунок… Вдруг за окном раздался стук копыт Падеграса, тот бегал по участку: «Тыгыдым, тыгыдым, тыгыдым». Вот оно, тыгыдымский конь! Кинулись искать в интернете — почти ничего не нашли. Тогда сами придумали сказку-легенду о том, как люди нашли тыгыдымского коня, но смогли поймать его, только объединившись. По словам Олеси, в основу сказки легла история их семьи: раньше они часто ругались, зато после переезда, когда вместе занялись любимым делом, отношения наладились.

Супруги разработали сказочную программу и стали зазывать к себе туристов. Первыми приехали дети из детского садика неподалеку — группу собрали через знакомых. Также стали давать объявления в интернете. Еще решили ездить на фестивали сказочных героев, чтобы рассказать о себе: брали козлика, выступали, пекли печенье или делали сахарные петушки, чтобы окупить затраты на поездку.

За весну и лето 2015 года в «Деревню Тыгыдым» приехало около 400 человек — дети и пенсионеры, туристы и местные. Приезжали компании друзей, фирмы вывозили своих сотрудников на корпоративы. В конце лета семья съехала в недостроенную комнату во втором доме и стала наконец сдавать первую избу, но осенью гостей получилось принять только пару раз: мало кому нужно было оставаться на ночь.

Зарабатывать много не получалось, денег едва хватало. Супруги надеялись на Новый год — на сказочную программу должен быть спрос. А пока было затишье, подались по совету знакомых на конкурс Russian Event Awards. Неожиданно попали в шорт-лист. На финал поехали с двумя козлятами в подгузниках — надо было устроить креативную презентацию проекта. И получили премию в номинации «Лучшее детское событие».

Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»
Фото предоставлено туристическим комплексом «Деревня Тыгыдым»

«Получилась невероятная реклама на всю Россию», — говорит Олеся Мазалецкая. Поток посетителей пошел сразу, но на нормальную мощность, считают супруги, они выходят только сейчас: в октябре уже расписаны приезды 320 человек, почти столько же, сколько за первый год работы. В этом году остановиться в «Деревне Тыгыдым» можно было только в одной избе, но скоро супруги планируют сдавать номера еще в одном доме. Появились постоянные клиенты — любители квадроциклов и кайтов, которые приезжают кататься на Рыбинское водохранилище и останавливаются в «Деревне Тыгыдым».

Способов заработать стало больше: помимо программы «Тайна тыгыдымского коня» и сдачи номеров, Олеся и Александр стали предлагать обеды с блюдами русской кухни (для этого поставили печь), продавать сувениры и «Медостав» — алкогольный напиток, рецепт которого они узнали от местных медоваров, пожилой супружеской пары.

За последний месяц выручка супругов составила 100 000 рублей. На эти деньги они уже могут жить и развивать свой проект — скоро планируют нанять первых работников, которые помогут с готовкой и уборкой.

Правда, суды бывших юристов так и не отпустили. Сейчас они разбираются с районной администрацией по поводу платы за аренду участков. Когда Мазалецкие построили дом, они рассчитывали снизить коэффициент, по которому рассчитывается аренда участков: обслуживание жилого объекта стоит дешевле, чем аренда участка для строительства. Но так как границы участка были перенесены, зафиксировать это они не смогли. Тогда Мазалецкие перестали платить аренду и попросили администрацию разобраться и пересчитать ее стоимость. История затянулась на несколько лет — по словам Мазалецких, они писали письма, но не могли добиться реакции. За это время скопился долг по аренде, администрация подала в суд, Мазалецкие обратились со встречным иском, началась тяжба.

По словам супругов, только в сентябре администрация признала кадастровую ошибку, и теперь аренда и размер долга будут устанавливаться через суд. Перерассчитать аренду по одному из трех участков уже удалось, от аренды другого Мазалецкие отказались, остался третий.

Пока тянулся суд и было неясно, получится ли оспорить стоимость аренды, супруги придумали путь отступления — перевезти свои дома в Сергиев Посад, где они договорились об аренде земли. Теперь оказалось, что переселяться не нужно, поэтому в следующем году Мазалецкие решили открыть в этом городе филиал «Деревни Тыгыдым», а если все получится, сказочный бренд пойдет по России и дальше.

Иппотерапия с лошадьми-пенсионерами пока отложена, но когда-нибудь Мазалецкие вернутся к этой идее. Летом они выкупили из проката кобылу, которую сейчас лечат и откармливают: «Теперь у нашего тыгыдымского коня есть своя Сивка-Бурка».

Автор — корреспондент «Секрета фирмы».

Читайте также

 

Новости наших партнеров