Россия разбирается с милицией

Милиция общественной безопасности может быть в ближайшее время расформирована. Пока же глава МВД Рашид Нургалиев вводит новую систему оценки своих сотрудников. А в пятницу стало известно об аресте бывшего сотрудника правоохранительных органов майора милиции Дымовского

+T -
Поделиться:

Постановление о заключении Дымовского под стражу вынес Приморский районный суд Новороссийска. В отношении майора милиции возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество с использованием служебного положения». Ранее с Дымовского была взята подписка о невыезде, однако теперь меру пресечения решено изменить. Ни адвокат Дымовского Виктория Колосова, ни представитель суда причины этого решения пояснять не стали. Однако, по данным радиостанции «Эхо Москвы», постановление суда вызвано тем, что Дымовский якобы угрожал кому-то из сотрудников правоохранительных органов. Колосова заявила, что арест будет обжалован. Напомним, что Дымовский стал первым сотрудником силовых органов, открыто рассказавшим о беззаконии, царящем в МВД.

Подробнее

На смену милиции общественной безопасности в ближайшее время может прийти профессиональная полиция. Об этом на заседании президиума Ассоциации юристов России заявил ее сопредседатель Сергей Степашин. Одновременно с этим стало известно об отмене «палочной» системы оценки работы милиции.

Поток сообщений о преступлениях, совершаемых милиционерами, и растущее недовольство населения ситуацией в МВД привели к тому, что реформа ведомства стала главной темой общественной дискуссии, набирающей силу в последние месяцы. Критические материалы о работе милиции сегодня можно читать не только в оппозиционной прессе, но и видеть в новостях центральных телеканалов. Все это побуждает федеральные власти предпринимать все новые попытки перестроить МВД. Накануне новогодних каникул президент Дмитрий Медведев подписал указ о сокращении штата министерства на 20%.

«Милиции общественной безопасности — насколько я знаю, ее больше не будет. И, наверное, создание профессиональной полиции — это решение абсолютно правильное», — заявил Степашин, который возглавлял МВД в 1998-99 гг. Он не стал раскрывать сути нововведения.

Глава пресс-службы МВД Олег Ельников позднее пояснил, что так называемая милиция общественной безопасности является «конгломератом очень большого количества служб»: «Это самая многочисленная в МВД служба, на которую возложено огромнейшее количество функций. Это и участковые уполномоченные, и инспекция по делам несовершеннолетних и защите их прав, и дознание, и патрульно-постовая служба, и ДОБДД и т. д. Многие говорили, что нужно избавить эту структуру от несвойственных ей функций».

На заседании президиума Ассоциации юристов присутствовал и нынешний министр внутренних дел Рашид Нургалиев. По его словам, в рамках исполнения указа президента Дмитрия Медведева о совершенствовании деятельности органов МВД «уже намечен комплекс мер организационного, правового, кадрового и финансового характера».

В ходе заседания глава МВД заявил, что подписал приказ о новых критериях оценки деятельности милиции, который исключает «пресловутую палочную систему». (Основана на постоянном росте показателей раскрываемости преступлений. Например, при отчете милиционера о работе за месяц он должен сообщать, что раскрыл больше преступлений, чем в этом же месяце год назад. В противном случае сотрудник может получить взыскание по службе. Необходимость «наращивания» показателей вне зависимости от реальной криминальной обстановки заставляет милиционеров фабриковать уголовные дела, фальсифицировать доказательства, безосновательно переводить преступления в более тяжкую категорию и совершать другие подлоги. — Прим. ред.)

«Новый приказ максимально уходит от валовых показателей», — отметил министр. Он уточнил, что подписал приказ во вторник. Нургалиев подчеркнул, что новый документ учитывает мнение граждан о качестве работы органов внутренних дел — в систему оценки введены «показатели, которые характеризуют общественное мнение». Кроме того, оценку деятельности милиции будут давать «независимые источники», добавил чиновник.

А 20 января на имя Нургалиева было отправлено открытое письмо за подписью главных редакторов ряда крупных российских СМИ (в их числе и главный редактор Газеты.ru и член клуба «Сноб» Михаил Михайлин). В нем представители «четвертой власти» просят министра «принять меры по факту вопиющего случая нарушения сотрудниками милиции гарантированных Конституцией РФ и российским законодательством прав и свобод».

Поводом для письма стало приговор, вынесенный фотокорреспонденту агентства РИА «Новости» Андрею Стенину, который по заданию редакции снимал несанкционированную акцию протеста. При разгоне пикета оппозиционного движения «Солидарность» 12 декабря в Москве он был задержан, и, несмотря на предоставление журналистского удостоверения, был обвинен в участии в незаконной акции протеста. Дело было передано в суд.

«Многочисленные факты дела Стенина свидетельствует о том, что протокол задержания был составлен с нарушением процессуального законодательства и впоследствии "дорабатывался" в отделении милиции "Китай-город", в частности, были сфальсифицированы показания свидетелей — сотрудников милиции», — говорится в письме. Несмотря на это, мировой суд Тверского района Москвы в среду признал Стенина виновным и постановил взыскать с него 500 рублей штрафа.

«Произошедшее со Стениным ставит нас в ситуацию, когда мы вынуждены посылать наших корреспондентов на редакционные задания, ставя их под угрозу преследования со стороны правоохранительных органов. Жертвой произвола, основанного на подтасовке фактов и фальсификации доказательств, может стать не только журналист, права которого защищены законом о СМИ, но и любой гражданин России независимо от его профессии и социального статуса», — пишут руководители российских СМИ. Они просят Нургалиева провести служебную проверку в отношении сотрудников милиции, которые задержали фотокорреспондента.

Александр Аузан

   Из органов власти Российской Федерации есть те, которые находятся в крайней степени деинституализации и разложения, и те, которые находятся в меньшей. Мы понимаем, что российский парламент — это не парламент. Это явление принципиально важное для оценки политического режима, но не сказывается на повседневной жизни россиян, а вот степень разложения правоохранительных органов, естественно, сказывается. Они больны одинаковыми болезнями, но по-разному. Есть органы, в которых коррупционные процессы идут через верх, а есть те, как например наша милиция, где коррупция идет снизу вверх. Существуют полевые командиры, которые делятся с полковниками и генералами, а генералы уже не очень командуют этими командирами, а лейтенанты иногда могут быть важнее капитанов и так далее. Да, мы наблюдаем фазу открытого кризиса и разложения правоохранительных структур. Можно ли что-то сделать? Полагаю, что да.

Конечно, политический режим — это действующий фон, который важен для определения, что возможно только теоретически, а что реально. И понятно, что если режим авторитарный, то менять силовые структуры без согласия этого режима практически невозможно. Но похоже, согласие режима есть, потому что, по-моему, эта ветвь стала неуправляемой уже для самой авторитарной власти.

Что можно реально сделать? Существуют функции милиции, которые могут воспроизводиться снизу, а есть те, которые, безусловно, эффективны, если это действия общенациональной системы. Поэтому мне кажется, можно оживить определенные функции милиции муниципальной. Кстати, в рамках действующего закона у нас избираемые участковые — но ни один регион не пошел на выборность участковых, так же как не пошел на выборность мировых судей. А ведь существующие законодательные возможности нужно использовать, попытавшись сформировать в некоторых регионах дееспособную муниципальную милицию, которая будет зависеть от местных бюджетов, от местного выбора, от местного демократического процесса. Хочу напомнить, во многих странах сначала учатся выбирать шерифа и судью, а только потом парламентария и президента. Это нормальная фаза демократического процесса. С другой стороны, понятно, что уголовные средства и функции безопасности требуют общенациональной координации, и здесь придется что-то предпринимать федеральной власти. В этом смысле, я считаю, что прозвучавшее сегодня от политической верхушки предложение: «Давайте сделаем профессиональную полицию» — это постановка вопроса, которая заслуживает внимания. Потому что перемена названия — отказ от «милиции» и переход к «полиции» — означает разрыв преемственности и попытку сформировать новую структуру по международным полицейским образцам.   

Комментировать Всего 21 комментарий

Девятый год был, несомненно, «годом милиции», когда они сделали все: изнасиловали ребенка, расстреляли тех, кто за покупками ходил, и почти ежедневно совершали какие-то неимоверные действия. Либо это было всегда, а сейчас  просто специально выделяется в СМИ, то ли они уже на чудовищных нервах живут, и стоит снегоуборочной машине задеть стекло, тут же убивают. Что-то с ними надо делать — это первое. А второе — все это никак нельзя отделить от разложения судов, парламента и любой власти. Заявление Степашина, кажется, имеет целью изменить отношение к этой службе. Назовем полицией — и будет все как в Швейцарии. Нынешняя милиция дискредитирована полностью, доверия им нет никакого. Надо начинать все с нуля. Милиция пусть остается в «Улицах разбитых фонарей». А по улицам будут ходить нарядно одетые, чисто выбритые мужчины.

Привычка делать акцент на определенных происшествиях у СМИ была всегда. Совсем недавно можно было наблюдать, например, два примера: осенью каждый день появлялись новости об авариях с участием пассажирского транспорта; после происшествия с питерским экспрессам — об авариях на жд. Еще раньше — заострялась проблема маршруток. итдитп... Мне вообще нравится наблюдать за электронными СМИ, я когда-то работал в крупном агентстве, так что люблю странною любовью до сих пор :)

Из органов власти Российской Федерации есть те, которые находятся в крайней степени деинституализации и разложения, и те, которые находятся в меньшей. Мы понимаем, что российский парламент — это не парламент. Это явление принципиально важное для оценки политического режима, но не сказывается на повседневной жизни россиян, а вот степень разложения правоохранительных органов, естественно, сказывается. Они больны одинаковыми болезнями, но по-разному. Есть органы, в которых коррупционные процессы идут через верх, а есть те, как например наша милиция, где коррупция идет снизу вверх. Существуют полевые командиры, которые делятся с полковниками и генералами, а генералы уже не очень командуют этими командирами, а лейтенанты иногда могут быть важнее капитанов и так далее. Да, мы наблюдаем фазу открытого кризиса и разложения правоохранительных структур. Можно ли что-то сделать? Полагаю, что да.

Конечно, политический режим — это действующий фон, который важен для определения, что возможно только теоретически, а что реально. И понятно, что если режим авторитарный, то менять силовые структуры без согласия этого режима практически невозможно. Но похоже, согласие режима есть, потому что, по-моему, эта ветвь стала неуправляемой уже для самой авторитарной власти.

Что можно реально сделать? Существуют функции милиции, которые могут воспроизводиться снизу, а есть те, которые, безусловно, эффективны, если это действия общенациональной системы. Поэтому мне кажется, можно оживить определенные функции милиции муниципальной. Кстати, в рамках действующего закона у нас избираемые участковые — но ни один регион не пошел на выборность участковых, так же как не пошел на выборность мировых судей. А ведь существующие законодательные возможности нужно использовать, попытавшись сформировать в некоторых регионах дееспособную муниципальную милицию, которая будет зависеть от местных бюджетов, от местного выбора, от местного демократического процесса. Хочу напомнить, во многих странах сначала учатся выбирать шерифа и судью, а только потом парламентария и президента. Это нормальная фаза демократического процесса. С другой стороны, понятно, что уголовные средства и функции безопасности требуют общенациональной координации, и здесь придется что-то предпринимать федеральной власти. В этом смысле, я считаю, что прозвучавшее сегодня от политической верхушки предложение: «Давайте сделаем профессиональную полицию» — это постановка вопроса, которая заслуживает внимания. Потому что перемена названия — отказ от «милиции» и переход к «полиции» — означает разрыв преемственности и попытку сформировать новую структуру по международным полицейским образцам.

Вот Владимир Владимирович, когда товарищу Берлускони сломали нос, позвонил ему лично и выразил соболезнования. Оказывается, Владимир Владимирович, на какие-то вещи реагирует... А после того, как милиционер убил человека, Владимир Владимирович хоть раз позвонил людям, родственникам убитого? Он хоть раз провел совещание по этому поводу? Вот сейчас пьяный милицейский подонок в Томске, 26-летний, убил, изнасиловав, 47-летнего человека. Хорошо, этого подонка будут судить, но у меня простой вопрос. Вот пресс-секретарь главы МВД говорит, что «мы сейчас будем расследовать эту смерть, он, наверное, вот от алкоголя помер». У человека, пардон, в разорванном кишечнике куски его нижнего белья, которое затолкали, видимо, черенком от лопаты, а они в МВД будут расследовать, не помер ли он от алкоголя. Владимир Владимирович может уволить сразу эту тетку? Вот того они будут судить, а тетку можно уволить сразу, это административный вопрос, это не судебный вопрос. Владимир Владимирович всем своим поведением показывает, что ему абсолютно все равно, что российских граждан убивают. Ему это все равно. Вот меня не интересуют результаты соревнований по керлингу, я не знаю, что там происходит. А Владимиру Владимировичу неинтересно это, как соревнования по керлингу. А когда Берлускони дали по носу — ему интересно. Ну, хорошо, будет убивать полиция вместо милиции — разница какая?

У нас же ведь проблема милиции в том, что она не соблюдает написанные законы. У нас же нигде, слава богу, не написано, что милиционер имеет право убивать человека, засунув ему в задницу черенок от лопаты. Вот не написано это! Не дадено им такое право.

Соответственно, как мы собираемся делать, чтобы милиционеры это дело соблюдали? Один из простых ответов: на это надо реагировать. Вот если Владимир Владимирович завтра соберется и уволит Нургалиева и всех его замов, и всех начальников ГУВД в России, может, за исключением Колокольцева и нового дагестанского министра МВД, который там что-то пытается сделать, мы скажем: «Ой, да, вы знаете…» А если Владимиру Владимировичу все равно, так и всем остальным будет все равно.

да не все равно ему:((

он не людоед, он просто не знает что делать... Он же смертный, у него дети, он просто за себя боится, если он прямо завтра начнет милицию делать цивилизованной полицией

Написать письмо Нургалиеву было инициативой главреда РИА «Новости» Светланы Васильевны Миронюк. Решение суда по делу фотокорреспондента Андрея Стенина стало последней каплей, ментовский беспредел достал. Такие вещи регулярно происходят с корреспондентами «Коммерсанта», с нашими корреспондентами. Менты рвут журналистские удостоверения, потом врут, что корреспонденты участвовали в митингах, тащат их в суд, и суд принимает решения не в их пользу. Такое происходит постоянно! Пускай теперь Нургалиев ответит перед главными редакторами за хамскую работу своих сотрудников.

Меня вопрос о том, что делать с милицией, давно мучит. Потому что это главная проблема. Я честно думал, что это не вчера все начало происходить, и это не последние события. Неслучайно же родилась известная российская поговорка о том, что лучше дочь — проститутка, чем сын — мент. Это же всегда было так, что ребята эти себя вели по-опричному. Они были опричь закона. Была власть, и есть до сих пор, и есть чем позлоупотреблять. И всегда тебя отмажут свои, и всегда это было так, я это помню и при Советском Союзе. Но, конечно, в последние несколько лет эта ситуация стала гораздо шире, они, конечно, отморозились совсем. Я, честно говоря, думал, что все публикации про это и весь общественный резонанс не потому, что этого стало совсем уж много, а потому что они уже всех достали, что просто уже терпеть невозможно. Вот мало что люди не могут стерпеть, а вот это уже стало невозможно терпеть, что, между прочим, хорошо. Чем-то таким понятным, а не мифическим наелись, и больше не хотят.

Я не знаю, что делать с этой опричниной, я честно не знаю. Ее можно назвать как угодно — полицией, милицией… Понятно, что они ведут себя так не потому, что они так называются — милиция. Они ведут себя так потому, что так заточена вся правоохранительная система, система правоприменения, так заточено российское законодательство, которое крайне противоречиво, и в результате ты часто оказываешься виноват в любом случае, хоть что сделай.

Вот Бразилия была абсолютно неприлична в смысле работы полиции. Фильм «Генералы песчаных карьеров» все смотрели, там отстреливали детей специальные эскадроны на окраинах. А потом ситуация стала улучшаться. Все равно там преступность высокая, все равно, в общем, насчет закона и порядка не очень хорошо, но она стала гораздо приличнее, чем была. Ну, что они там такое сделали? Мне, правда, интересно, но я не знаю. Потому что распустить и набрать, как это якобы сделано в грузинском ГАИ, совершенно бессмысленно. Ну, распустить — хорошо, а кого набрать-то? Почему они должны вести себя лучше?

самое простое - назвать опричнину опричниной.

Согласен с Тодресом и Косолаповым

В вопросе о реформировании МВД меня не оставляет мысль о технологии, аналогичной введению у нас твердого червонца в 20-е годы, или новых марок Аденауэром после войны.

Типа параллельно с действующими структурами создавать новые -- элитные, пока немногочисленные, с полномочиями по отношению к старым...

Где их взять? -- Ну не на Луне же... Учить, воспитывать... Были же при Совдепии профессионалы, и развитая система подготовки милиционеров была (училища -- высшие школы милиции, академия МВД). Да, все просрали, надо восстанавливать

Вы, видно, в совдепии в ментовку не попадали. К профессионалам из высших школ милиции. Я попадал. Нах.. нах.. этих профессионалов совдеповских.

Во-первых, попадал... рассказать?

Во-вторых немного знаю систему, у меня отец проработал в МВД всю жизнь

Андрей, вижу, что тут эмоции у некоторых "снобщиков" как-то явно возобладали над чувством реальности. Я решил высказаться в режиме комментария именно к Вашей реплике, ибо мне показалось, что с  Вами у нас возможно взаимопонимание. У нас очень многие "залихватские" организационно-политические реформы проходили и проходят на базе вреднейшей абстракции - реформаторы абстрагируются от того упрямого  факта, что людей в одночасье не переделаешь никакими передовыми организационными форматами взаимодействия, что  человеческий материал - вещь инерционная.  Почему такое запредельно нетерпимо высокая доля милиционеров (хотя не все) оказалась вовлечена в различные формы вымогательства? А зависть - низменная, банальная и бытовая - не может быть в явном виде названа причиной? Все вышли из советского строя, где разрыв в доходах был невелик для всех категорий граждан (почти для всех, кроме единичных «звездных персон» со счетами в зарубежных банках и подпольных миллионеров, вынужденно или добровольно криминализированных). И вот пошло расслоение: одни получили доступ к шальным деньгам и сверхдоходам, а другие - сели на оскорбительные оклады для бюджетных структур. Среди вторых оказались милиционеры. А ведь это представители исполнительной власти с реальными инструментами власти в руках, правоохранительные органы!  Могут ли  спокойно те люди, которые обязаны  следят за соблюдением законности "богатеями", получать в месяц в ДЕСЯТКИ раз меньше, чем эти богатеи? - Если есть привычка к стратифиированному (расслоенному) обществу, то полицейский приходит в полицию с пониманием, на что он может рассчитывать. А у нас такой привычки не было. Вот ведь в чем трудность-то. Кто-то об этом говорит, но как-то невнятно.  Я внятного анализа этой проблемы не видел. Почему милиционеры должны быть более добросовестными и самоотверженными, чем все остальные граждане? Они ведь рискуют (нередко жизнью). И по разумению некоторых милиционеров уже хотя бы за этот риск они должны получать больше, чем получают. Вот и прощают они сами себе «мелкие слабости». Тем более, что инициаторами взяток нередко становятся прежде всего взяткодатели-нарушители. Соблазн возникает великий. Колоссальный кризис всей бюджетной сферы коснулся вовсе не только МВД, хотя здесь он проявляется, видимо, самым уродливым образом. А посмотрим, не сбились ли в своей работе на определенные формы вымогательства некоторые нищенствующие морально-нестойкие представители "трудовой интеллигенции" - учителя, вузовские репетиторы, врачи? Не является ли допущенный реальный разрыв в доходах между работниками силовых структур и прослойкой преуспевающих людей (в России это до сих пор скорее прослойка, чем массовый класс) фактором, серьезно подрывающим безопасность для общества и государства, подрывающим изнутри?  

вот именно:(

и наверху, у кого с головой в порядке тоже не знают что делать точно также. И я например, плохо понимаю, кроме одного - нужно начинать отменять все правила, кроме одного - "не допускать насилия".

Если отменить все возможности для милиции вмешиваться в жизнь граждан кроме одной единственной - "насилие одного гражданина над другим", то у них как минимум время высвободится. Да еще разные людоеды в форме поймут, что уже трудно издеваться над человеком, если он просто идет по улице и начнут искать себе возможности в другой сфере.

А потом можно начинать думать о компенсации тем, кто действитетельно хочет защищать граждан и закон.

Вопрос профпригодности министра на повестке дня не стоит?

после заявления о возможной самообороне от его подчиненных - вообще не стоит. в принципе. ибо решать здесь нечего

Подполковник милиции задержан при получении взятки в 4 млн рублей. Нет, ну они даже тогда, когда грозит полных крах не могут остановиться, это - паталогия.

а я уверен, что мы являемся свидетелями очередной борьбы среди силового клана- и ни о какой реформе речь не идет.  Четко обозначена тенденция- "черная метка" послана ФСИН (тюремщикам) и "ментам". Кампания предельно четкая - либерализация информации о "беспределе" и кадровые перемещения (удар по штабам).  Институционально не меняется ничего - силовики остаются системообразующим кланом и никакой изменении их функции не следует. А раз так- то и ментальных изменений не последует.  "Сожрут" кого надо (если сил хватит)-проведут зачистку НЕСВОИХ- и остановятся

Мария Дякина Комментарий удален

Каждый год, а бывает и чаще, когда я слушаю "сенсационные" пресс-конференции руководителей страны, правительства, прокуратуры, МВД о грядущих реформах в правоохранительных структурах, в моем сером веществе возникает единственный вопрос: "неужели, дорогие мои, вы сами верите, что изменение названия с "ГАИ" на "ГИБДД", "милиции" на "полиция" и проведение "кадровых чисток" может изменить систему, которая складывалась десятилетиями?! или может вы думаете, что вы-умные, поэтому сами не верите, но найдется много идиотов, которые в это поверят?!

Вчера я услышал очередной хит "отменяем норму раскрытия преступлений....оценка деятельности правоохранительных органов будет даваться обществом".Господин Министр, а позвольте спросить - как Вы представляете эту систему оценки и мониторинга? Будете заказывать ежемесячные соцопросы, давая возможность кому-нибудь из Ваших замов осваивать бюджет? Создадите в каждом отделении милиции, сорри, полиции книгу отзывов и предложений и отдел по обратной связи с населением? Могу более-менее точно описать, что будет происходить вслед за такими нововведениями.

1. Каждый сотрудник МВД, отвечающий за получение "оценок" от населения заведет дубликат книги отзывов, в котором наивные граждане (такие в стране еще остались) будут упражняться в эпистолярном жанре в надежде на справедливость. Соответстенно, дубликат для себя, а оригинал с хвалбными записями для начальства.

2. Каждый руководитель районного, городского, областного, краевого управлений посадит на должность своего зама, курирующего вопрос сбора "оценок" близкого коллегу, который не будет брать взяток с посетителей (поскольку у него не будет соответствующего механизма), зато будет иметь постоянную долю в "общаке" соответствующего подразделения.

Если Вы действительно настолько наивны и не обладаете информацией о том, что творится в органах внутренних дел, но Вам наконец-то ужасно захотелось это узнать, могу дать Вам рекомендацию. Откройте Ваш личный блог в интернете. Только читайте его сами, а не поручайте это представителям по связям с общественностью Вашего ведомства. Вам  даже не нужно будет отвечать, просто читайте и делайте выводы.

Вы за один день узнаете, что в Москве и подавляющем большинстве регионов (есть редкие исключения, где все немного сложнее, в том смысле, что "берут", но не так открыто - от чего цены еще выше), у каждого отделения милиции чуть ли не на двери висит прай-лист на каждое действие, которое требуется от Ваших подчиненных. Открыть дело - столько то. Закрыть дело - столько то. Вы узнаете, КАК разговаривают (из тех кто вообще опускается со своих высот до уровня простых смертных) Ваши подчиненные с людьми и многое другое. Больше всего интересной информации Вы сможете получить о самом близком к народу подразделении - ГАИ, ГИБДД или ДПС, уж прости меня, я уже запутался в названиях.

А если говорить серьезно, то ни одна кадровая чистка, увеличения зарплат, введения новых социальных льгот, и, тем более изменения названий не изменят ситуации, пока не:

1. будет распущена вся структура и набраны совершенно новые люди, при чем под контролем (на местах) новых руководителей, не имеющих никакого отношения и трудового опыта в нынешнем министерстве. За десятилетия система выстроилась таким образом, что ни один честный замминистра или руководитель управления, отделения не может занять свою должность благодаря только своему честному труду. Покупаются звания и должности с самых нижних до самых высоких. Взятки берутся и деньгами и "борзыми щенками". Саакашвили, который, лично у меня, не вызывает никакого уважения из-за своей глупости и политической недальновидности и которого, даже в Грузии называют не слишком лестным эпитетом, и тот смог переломить систему, которая ничем не отличалась от российско-советской. И самое интересное, что в период, когда было распущено ГАИ, на дорогах не возникло больше беспорядка и вакханалии, чем было до того.

2. регламенты работы ведомства будут переписаны после этого в рамках логики "для общества", а не "против преступников" (читай, против общества)

3. будет вестись планомерная внешняя и внутренняя пиар-политика, с одной стороны,направленная на изменения отношения к представителям органов внутренних дел в обществе, а с другой стороны, повышающая осознание престижа данной работы в головах самих сотрудников ведомства.

4. да!, и безусловно, будут повышены зарплаты и социальные пакеты для новых сотрудников ведомства.

И возможно, тогда, лет через 5-10 мы получим более-менее уважаемое обществом ведомство, которое служит этому обществу и каждому его представителю в отдельности....

Надо сказать, что Степашин в самых резких выражениях сегодня опроверг появившиеся в прессе предположения, что он может занять пост министра МВД, а также, что он предлагал заменить милицию полицией.

Николай Клименюк Комментарий удален

«Милиция», несмотря на свое нелепое романтическое название, уже лет 30 «оторвана от народа», хотя и неразрывно с ним «повязана». Реально, это самый доступный способ восхождения по социальной лестнице без особых издержек (к сожалению, в т.ч. и моральных). Очевидно, для сотен тысяч молодых здоровых людей служба стала спасением от унижения и убожества, а одновременно и "отдушиной" социального напряжения. "Дубина народной войны" опустилась на свою же голову (на родных, соседей, друзей) – узаконенная опричнина, и в этом, как ни странно, была ее позитивная роль в отсутствие более прогрессивных идей. Но пора мыслить категориям нового информационного века. Если сейчас наперебой обвиняют государство в неэффективности, низком КПД решения поставленных задач, то неудивительно, что милиция находится на острие этого процесса, как самый понятный объект для критики, и нарастающее раздражение общества можно понять. Вы покупаете за свои кровные машину, ездите месяц, она ломается, вы платите, потом у завода начинаются проблемы, с вас снова дерут (из налогов), потом угораете в машине от выхлопных газов, вас тошнит, вы лечитесь за свои деньги, и наконец погибаете в аварии из-за отказа тормозов и ремней. А вроде бы ездила… Какое тут КПД («палки», «показатели аналогичных периодов» и т.п.)? И так все ясно. Такой вот социальный договор. Хотя, на самом деле, к милиции-то вопросов нет, они люди, по определению, подневольные. Можно орден дать, а можно выпороть. В этой связи, резанула слух фраза «МВД представить предложения по реорганизации МВД». Хватит, наверное, закатывать глаза и изображать, что госинституты у нас – это чудные «самовзрывающиеся акционерные общества», живущие своей отдельной жизнью.