Юлия Гусарова /

Электрическое пение и спрятанный Кандинский. Что происходит за стенами ГЭС-2

«Сноб» побывал внутри дореволюционной электростанции, на месте которой откроется самый амбициозный московский арт-проект, и посмотрел экспозицию, ставшую частью большого фестиваля саунд-арта «Геометрия настоящего»

+T -
Поделиться:
Фото: Иван Ерофеев
Фото: Иван Ерофеев

Когда 110-летнее здание ГЭС-2 на Болотной набережной стали освобождать от окружающих пристроек, ходить мимо по Патриаршему мосту без зудящего любопытства стало сложно. В 2019 году здесь откроется культурный центр, которым будет управлять фонд Владимира Михельсона V-A-C. Впечатляющий архитектурный проект с упором на энергоэффективность разработал Ренцо Пиано, автор здания Центра Помпиду в Париже.

Творческая команда будущего культурного центра дала москвичам возможность побывать в роскошном здании со сводчатыми окнами, когда оборудование на ГЭС-2 демонтировали, но стройка еще не началась. С 20 по 27 февраля здесь проходит фестиваль саунд-арта и экспериментальной музыки «Геометрия настоящего» с внушительным списком участников. В среду в огромном машинном зале выступит Стивен О’Мэлли из проекта Sunn O))) вместе со своим давним другом Алексеем Тегиным, лидером группы Phurpa, исполняющей ритуальные песнопения тибетских магов бон. В праздники днем будет идти лекционная программа (среди лекторов — композитор Эдуард Артемьев и гендерфлюидный диджей, режиссер и визионер Терре Темлиц), по вечерам — концерты, по ночам — рейвы. Среди выступающих — Ли «Скретч» Перри, Errorsmith, DJ Sprinkles — женский аватар Терре Темлица — и другие. Имена всех участников — на сайте фестиваля.

Важная часть фестиваля — экспозиция саунд-арта: 15 художников, которых отобрал музыкант Марк Фелл, приглашенный курировать «Геометрию настоящего», по-разному освоили пространство. На входе в здание людей встречает биомеханическим рокотанием аудиоинсталляция модного московского музыканта Маши Теряевой. В машинном зале на первом этаже, который станет площадкой всех больших мероприятий, откуда-то из-под земли взмывают под потолок то далекие, то совсем близкие голоса зубатых китов, похрустывает лед и щелкают морские насекомые. Норвежская художница Яна Виндерен, автор этой звуковой скульптуры под названием «Передача», подчеркивает, что ей было важно не просто вписаться в выделенное ей пространство ГЭС-2, но и затронуть в работе тему глобального потепления. В этом же зале, в крошечной будке, обставленной в стиле советских 80-х, висит под охраной приветливых чоповцев в гражданском картина Василия Кандинского «Резкий и мягкий» 1932 года. К Кандинскому тянется очередь.

В смежное с машинным залом помещение пускают по двое. Потолкавшись в тесном закутке, попадаешь к дверному проему, за которым космос: тишину огромного, абсолютно темного, как в хоррор-квесте, пространства, уставленного динамиками и софитами, периодически вспарывают обрывки поп-песен, растерзанные реверберацией, и полыхают вспышки всех цветов. Прогулка по строящемуся культурному центру напоминает блуждание по бесконечным лестницам и невозможным пространствам с картин Эшера. Игра света и звука, лабиринт лестниц и возможность пройти один и тот же путь от площадки до площадки несколькими разными маршрутами создают иллюзию искажения пространства.

На втором этаже помещения звук сопровождается танцем нескольких девушек, на третьем — видеорядом художника Ричарда Сайдса, который запечатлел свое путешествие из Лиссабона в Берлин через Пиренеи. Пространство, разделенное перегородками из натянутого полиэтилена, напоминает кинотеатр в городе-призраке.

На обход всех инсталляций в ГЭС-2 уйдет пара часов. За это время вы раза три угодите в ловушки никтофоба — закутки кромешной тьмы, у каждого из которых своя художественная интерпретация. Перевести дух можно на минус первом этаже: американка Лори Спигел, которая сменила работу компьютерного графика на будни композитора, обустроила здесь несколько лаунж-комнат, наполненных звуком. Спигел — явный последователь Брайана Ино.

Большинство художников, которые развернули в ГЭС-2 свои инсталляции, создавали их под впечатлением от внутреннего пространства здания. Всего через неделю поющий технодворец умолкнет, и до 2019 года здесь будут звучать только циркулярные пилы и перфораторы. Оттого экспозиция становится только ценнее.