Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Владимир Сорокин

Владимир Сорокин: Вертикальновластный театр

Драматические события в поселке «Речник» лишний раз демонстрируют возможность нынешней власти снести практически любой частный дом, объявив его «незаконно построенным»

Иллюстрация: Валентин Ткач
Иллюстрация: Валентин Ткач
+T -
Поделиться:

А случиться это может приблизительно так:

Подмосковье. Утро. Дом Семена Семеновича, выстроенный из красного кирпича в середине 90-х. Солнце золотит макушки трех разновеликих елочек, посаженных в 1996, 1999 и 2003 годах. К дому подъезжает омоновский черный автозак, синяя машина судебных приставов и желтый экскаватор с задранным вверх ковшом. Из машины выходят плотнотелый пристав в чине майора и его помощница, лейтенант, в коротенькой форменной юбке, с папкой документов. Пристав звонит в калитку. К ним выходит хозяин дома в халате.

 

ПРИСТАВ: Здравствуйте, Семен Семенович.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Здравствуйте.

ПРИСТАВ: Мы должны снести ваш дом, признанный незаконно построенным.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ (ошарашенно): Что?

ПРИСТАВ: Танюша, покажи.

Лейтенант показывает документы.

ПРИСТАВ: Мы вас уведомили об этом еще год назад. К сегодняшнему дню вы должны были полностью освободить помещение.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Я... ничего не получал.

ПРИСТАВ: Вы все получили. Танюша, покажи.

Лейтенант показывает.

ОМОНОВЕЦ: Вам дается 12 минут, чтобы очистить помещение.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Я... У меня все законно... Вы не имеете права... Я милицию позову!

ОМОНОВЕЦ: Милиция здесь. Значит, так: освобождаем помещение добровольно.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Я закроюсь! Вы не войдете в мой дом! Это... разбой!

ОМОНОВЕЦ: Дверь вскроем.

ПРИСТАВ: Семен Семеныч, если вы окажете сопротивление власти, с вами придется обойтись жестко.

ОМОНОВЕЦ: Очень жестко.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Как?

ОМОНОВЕЦ (угрюмо смотрит на макушки елочек): Сломаем нос, отобьем печень.

Пауза.

ПРИСТАВ (берет под руку домовладельца): Голубчик, не упорствуйте. Это же государственная программа: Зеленые Легкие Подмосковья. Москве нужен чистый воздух. Наша Вертикаль Власти задыхается. У нее мыслительный процесс стопорится от выхлопных газов. А вы тут понастроили, понимаешь... Здесь должны шуметь леса!

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Я все построил законно! У меня есть все документы на дом! Все!

ПРИСТАВ: Дорогой мой! Какой там законно! Вы ж строились во времена ельцинского хаоса. Страшно вспомнить, что тогда творилось... Кошмар! О каких документах вы можете говорить... Вы нарушили экологический баланс, вы не подумали о грядущих поколениях, а лишь урвали себе кусок подмосковной земли. Нет, мы вас не осуждаем. В то время так поступали многие. Но пора работать над ошибками. Вас даже не посадят за это! Мы просто снесем ваш самострой. И вы тихо отъедете в Москву.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Но... у меня имущество... вещи, ценности.

ОМОНОВЕЦ: Поможем.

ПРИСТАВ: Вам дается 12 минут.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Но у меня... дедушкин диван! У меня бабушкин буфет!

ПРИСТАВ: Ну, не делайте из диванов культа. А буфет... погрузят сверху на вашу машину, прикрутят веревками. И поедете.

ОМОНОВЕЦ: С ветерком.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Но... вы мне должны все компенсировать! Все строительные расходы! Все!!!

ПРИСТАВ: За время вашего незаконного проживания на территории заповедного Подмосковья вы задолжали государству 4 567 123 рубля 69 копеек. Танюша, покажи...

Лейтенант показывает.

ПРИСТАВ: Но наше государство готово списать ваш долг. Вы ничего не должны.

ОМОНОВЕЦ: Вы должны только покинуть ваш дом. (Стучит дубинкой по забору.) Быстро! Быстро! Быстро!

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Хорошо. Я все понял. Я... сейчас... (Задумчиво входит в свой дом.)

 

Вопрос: что произойдет дальше?

Комментировать Всего 19 комментариев
по одному сценарию в лес превратится рублевка, а по другому - москва и страна... можно было бы и на мир замахнуться...
Дальше

Дальше пристав произносит "Лошадь!" и всё начинается, как в пьесе "Занос"

дальше он берет свой паспорт, кредитную карточку и садится на самолет, который должен доставить его туда, где, как ему кажется, слова "частная собственность" могут употребляться без иронического контекста

переедет в свою хрущебу в Мытищах и будет как-то тянуть дальше — чувствуя себя, как жертва изнасилования, которая живет по соседству со своим насильником, вину коего доказать не получилось

Мне тоже история с Речником напомнила сразу же Ваш "Занос". Я давно заметил, что Ваши романы и рассказы в "Снобе" не только доставляют огромное удовольствие, но и приносят "практическую" пользу, как самые достоверные гороскопы. Спасибо.

Уважаемый Владимир. Мне, как человеку со стороны, не понятны некоторые вопросы по этому делу. Самое страшное в моем понимании, что законом манипулируют в России как хотят и выборочно. Это к гадалке не ходи. Но вот у меня такие суждения.Я по телевизору видел, как сносят дома в Речнике, и видел размеры и архитектуру этих построек. Мне просто не понятно, как без разрешений на строительство, можно получить разрешение на подвод воды, газа, электричества, канализации. Как можно без согласования тех. условий строить дом? Я строил свой дом, получал разрешения на постройку поселка на территории гольф клуба. Долгий и нудный процесс, понятно. Но, построй я без разрешения, все снесли бы без особого труда. Прецедентов в Прибалтике много. Так были разрешения или нет? А если были разрешения и все процедуры выполнены, то снос домов – это дикость. Надо чиновников сажать, кто разрешения выдал.

Закон?

Как писал Солженицын в "Архипелаге":  "Стоит государство, стянутое обручами железными, обручи есть, а закона - нет."

Любят свой народ, любят!

Было бы всё очень смешно, если не было так грустно. Мы никогда не узнаем всех "деталей и особенностей" этой охоты за человеческим страхом и было забытой убогостью. Но видеть, как ковш эскаватора рушит частные дома в черте Москвы - это зрелище не для слабонервных. У нашего знакомого после просмотра этих кадров, свидетельствующих соблюдение закона для отдельно взятых застройщиков, случился сердечный приступ. Он потом шутил, что заболел, как тот самый тайванец на просмотре "Аватара", но в отличие от него остался жив. Очень хочется узнать, кто давал разрешения на застройку этой поймы Москва-реки. Очень хочется узнать, почему Митволь кричит о том, что теперь нужно и посёлок "Сокол" развалить. А ведь он был построен совсем недавно, и его возведение нельзя свалить на "ельцинский беспредел". Верно говорят все экспаты: "Не хотим уезжать из России. Очень у вас жить интересно. Каждый день происходит что-то необыкновенное". Я могу себе представить особое рвение чиновников, стремящихся во что бы то ни стало сохранить тёплое местечко. Но рушить дома, живые тёплые дома с налёта, с поворота! Да ещё зимой! Опять "хотели как лучше, а получилось как всегда". Любят свой народ, любят...

и что прелестно - взаимно

Зря рушат постройки

Лучше бы отдали их семьям военнослужащих. Или хотя бы под приют для несовершеннолетних преступников.. Да мало ли что! 

Нет, всё-таки во многом у нас царят ещё дикие, почти варварские нравы.

Да ничего он не демонстрирует относительно властей, власти у нас все те же самые и делают что хотят так же, это мы знаем уже давно, он демонстрирует, что народ устал и от своей беспомощности и от закона, который "как дышло". Таких речников вся страна, достаточно отъехать 200 километров от Москвы и сплошные мертвые деревни, которые можно сравнять с землей и никто не заметит. Речник - это просто лакмусовая бумажка.

Домовладелец задумчиво выходит из дома, щелкая бензиновой зажигалкой.

ПРИСТАв (подозрительно принюхиваясь). Газом откуда-то потянуло.

ОМОНОВЕЦ (решительно подаваясь вперед). Щас все выясним.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ (продолжая щелкать зажигалкой). Не тратьте время. Поздно выяснять. (обращаясь к лейтенанту). Танюша вы в Бога верите?

ТАНЯ: Нет. А что?

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ : А вот что...(резким движением сбрасывает с себя халат, поворачивается спиной. На спине его подробнейше вытатуирован собор Василия Блаженного.)

Все молча смотрят на спину домовладельца. В доме раздается взрыв, вспышка разносит дом, кирпичи падают вокруг. Вспышка озаряет купола на спине домовладельца.

ПРИСТАВ: Господи...(испуганно крестится и опускается на колени)

Остальные тоже молча опускаются на колени. Только экскаваторщик неподвижно сидит в кабине с зажатой в зубах беломориной, завороженно глядя на зарево.

З а н а в е с

Совместная мистико-психологическая пьеса-триллер!

Просим, просим!..

взгляд в будущее

Владимир, если бы Вы сами могли заглянуть в недалекое будущее, т.е. в следующий пост своего собственного блога, то поняли, что конец может и должен быть только ТАКИМ:

"ТАНЯ: Нет. А что?

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ : А вот что...(резким движением сбрасывает с себя халат, поворачивается спиной. На спине его подробнейше вытатуирован собор Василия Блаженного.)

Все молча смотрят на спину домовладельца. Домовладелец медленно разворачивается, начинает краснеть и тужиться... внезапно он разражается невероятным по мощности ПУКОМ, в котором он смог выразить гнев и возмущение происходящим, в который он вложил всю свою душу... Испуганный ПРИСТАВ, думая, что это теракт, начинает палить из табельного оружия в сторону дома.  В доме раздается взрыв, вспышка разносит дом, кирпичи падают вокруг. Вспышка озаряет купола на спине домовладельца.

ПРИСТАВ: Господи...(испуганно крестится и опускается на колени)

Остальные тоже молча опускаются на колени. Только экскаваторщик неподвижно сидит в кабине с зажатой в зубах беломориной, завороженно глядя на зарево.

И вот ещё тут один товарищ близко к теме шутит.

Домовладелец грустно, но не обреченно, выходит из дома, в руках держит тонкую красную папочку. Вежливо отзывает в сторону пристава.

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ:

Конечно, я получал исполнительный лист и прочие судебные документы, и даже, глупец, пытался писать какие то ходатайства и отзывы. Впрочем довольно лирики, скажу Вам напрямую, я ждал Вас.  Этот дом как родное дитя. Мне будет нестерпимо больно видеть как его убивают, поэтому я принял непростое решение. Взгляните в папку!

ПРИСТАВ: ( открывает папку и замирает с застывшей ухмылкой на губах)

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: Да, да, это подлинники дарственных на мои постройки! Сам дом на ПУТИНА ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА. гостевой на 130 м. на МЕДВЕДЕВА Дмитрия Анатольевича, а гараж и банька на Вас, лично, уважаемый!

ПРИСТАВ: ( оборачивается к ОМОНовцу с полуоткрытым ртом)

ОМОНовец, не правильно расценив ситуацию, бросается к ним с рыком: "Чё там бля?!!"

ДОМОВЛАДЕЛЕЦ: "Ничё, бля!!!!! ( и разрывает на груди тельняшку)

ОМОНовец отпрянул, на груди домовладельца красовались две цветные наколки на левой груди , под серцем, действующего Премьер-министра в зеленом берете, на правой, действующего Президента Российской Федерации, в краповом...