Саша Щипин /

9438просмотров

Немые киборги и кресло для мессии. 5 новых российских фильмов

К современному российскому кино по-прежнему есть много претензий, однако в последние годы появляется все больше фильмов, которые обязательно нужно смотреть. Причем не для общего развития или знакомства с внутренним миром режиссера, а с самыми что ни на есть практическими целями: чтобы лучше понимать окружающую действительность. Мы продолжаем спецпроект «Интерактивное ТВ» от «Ростелеком»

+T -
Поделиться:
Кадр из фильма «Франкофония»
Кадр из фильма «Франкофония»

«Франкофония» 

Александр Сокуров даже в своем статусе живого классика наотрез отказывается бронзоветь, продолжая удивлять, провоцировать и задавать неудобные вопросы — такие неудобные, что в 2015 году его «Франкофония» осталась вне программы Каннского фестиваля. Эта картина настолько же неоднородна и эклектична, насколько был строг и выверен «Русский ковчег», снятый одним планом, однако основной ее сюжет — диалог между директором Лувра и уполномоченным вермахта по вопросам защиты памятников культуры и искусства. Во время Второй мировой они вместе спасают коллекцию музея, саботируя приказы командования. История почти святочная — если не слишком вникать в ее смысл. Но Сокуров, разумеется, вникает, начиная рассуждать о том, можно ли идти на компромиссы с врагом ради благой цели или лучше все-таки взять пример с ленинградцев, не давших немцам даже приблизиться к Эрмитажу. Для пущей наглядности режиссер вставляет в фильм другую сюжетную линию, где уже он сам беседует по скайпу с капитаном, чей корабль, перевозящий коллекцию произведений искусства, попал в шторм. Теперь нужно решить, выбросить ли скульптуры с картинами за борт, чтобы спасти пассажиров, или плыть дальше, рискуя гибелью сразу и людей, и ценных экспонатов. У Сокурова, чья родная деревня Подорвиха была затоплена из-за появления Иркутской ГЭС, интересные отношения с водной стихией, однако все эти метафоры, как выясняется, имеют прямое отношение к современной действительности: как раз летом 2015 года, когда «Франкофония» была уже закончена, боевики в Сирии планомерно и целенаправленно начали уничтожать памятники Пальмиры. Поэтому решать, что и кого спасать, а также какую цену можно за это заплатить, нужно именно нам и именно сейчас.

«Рай»

Кадр из фильма «Рай»
Кадр из фильма «Рай»

Картина Андрея Кончаловского получила, кажется, все отечественные кинонаграды — и «Золотого орла», и «Белого слона», и «Нику», — причем вовсе не потому, что кому-то захотелось отметить старые заслуги и творческое долголетие режиссера, которому в этом году исполняется восемьдесят. У Андрея Сергеевича явно наступила вторая (если не третья или четвертая) молодость: сначала «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», теперь «Рай» — фильм не то чтобы новаторский, но снятый человеком ищущим, думающим и до сих пор сомневающимся в правильности собственных выводов. Картина, впрочем, действительно не совсем обычная: центральное место в ней занимают монологи главных персонажей, оказавшихся еще, наверное, не на Страшном суде, но, похоже, уже в кабинете у Страшного следователя. Их всего трое: русская эмигрантка, во время оккупации прячущая в Париже еврейских детей, французский жандарм, который ведет ее дело, и эсэсовец, инспектирующий концлагерь, куда она в конце концов попадает. Мужчины откровенно симпатизируют героине Юлии Высоцкий и даже порываются ее спасти: оба они, в сущности, неплохие люди. Усатый жандарм, похожий на Мегрэ, — мирный обыватель, любящий жену, сына и вислоухую собаку. Немецкий офицер — аристократ и интеллигент, изучавший Чехова. Однако и тот, и другой становятся на сторону зла, и Кончаловский пытается понять, чем же оно так привлекательно для людей, мечтающих, в общем, построить рай на земле. И почему русская аристократка, распущенная и взбалмошная, не поддается этому соблазну, выбирая рай небесный. Вопросы по-прежнему актуальные — как бы мы ни называли эти идеальные миры.

«Орлеан»

Кадр из фильма «Орлеан»
Кадр из фильма «Орлеан»

Алтайский городок Орлеан, чье название напоминает сразу и о воинственной французской святой, слышавшей голоса, и о карнавалах Марди Гра на берегах Миссисипи, погряз в грехе. Парикмахерша блудит, хирург, делающий ей аборты, совсем забыл о своем парализованном отце, фокусник пилит живых людей настоящей пилой. Навести порядок в этом царстве порока приезжает человек с пугающе ласковыми манерами Виктора Сухорукова и визиткой, на которой написано «Павлючик А. Павлючек. Экзекутор». Он будет не столько карать, сколько рассказывать грешникам нравоучительные истории и взывать к их совести, но и этого хватит, чтобы в городе стало по-настоящему страшно.

Режиссер Андрей Прошкин снял «Орлеан» как фантасмагорию с причудливыми интерьерами, странными персонажами и балаганной музыкой The Tiger Lilies. Для отечественного кино это несколько непривычный жанр, и, возможно, не все, кто воспользовался функцией предварительного просмотра, решат досмотреть фильм до конца. Однако вряд ли было возможно по-другому экранизировать сценарий Юрия Арабова, который уже успел издать «Орлеан» в виде романа и едва не получить за него «Большую книгу»: с самого начала это был странный гибрид из Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Булгакова и Кафки. При этом получившийся гиньоль — едва ли не самое точное высказывание о современной действительности, со всем ее утомительным безумием, ощущением надвигающейся катастрофы и пустым креслом, приготовленным для мессии.

«Хардкор»

Кадр из фильма «Хардкор»
Кадр из фильма «Хардкор»

В отличие от остальных картин, этот фильм вообще никак не отражает реальность — если, конечно, не говорить о Москве, показанной здесь в необычных ракурсах. «Хардкор», скорее, создает эту реальность, описывая ее собственным языком, — явление, прямо скажем, редкое для нашего кинематографа, в последнее время скорее заимствующего чужое, чем изобретающего свое. Тимур Бекмамбетов, увидев клипы группы Biting Elbows, режиссером которых был Илья Найшуллер, предложил ему сделать полнометражный фильм, используя тот же прием — съемку от первого лица. Тот, хорошенько подумав, согласился, в результате чего появилась картина, где главным героем фактически является камера, а сюжет представляет собой безумную смесь из компьютерных «стрелялок», комиксов и подростковых фантазий. Некто Генри просыпается в лаборатории, парящей над Москвой, обнаруживает, что он киборг, который не помнит своего прошлого, и тут же начинает свой забег, поскольку неизвестные негодяи хотят его убить. Следующие полтора часа он будет носиться по Москве немым (ему не успели поставить речевой модуль) и смертоносным Электроником, бросаясь на танки с самурайским мечом и ища своего профессора Громова. Несмотря на все безумие происходящего, оторваться от экрана сложно, поэтому нелишней будет функция «Мультискрин», которая позволит досмотреть картину дома, за ужином, если вы включили ее по дороге с работы. Главного героя, которого мы не видим и не слышим, поочередно играли разные каскадеры и операторы, зато в остальных ролях засветились далеко не последние актеры — от Тима Рота до Данилы Козловского, превратившегося в альбиноса. «Хардкор» приобрели американские прокатчики и даже почти окупили потраченные деньги, а Илья Найшуллер продолжил эксперименты: в снятом им для «Ленинграда» клипе «Кольщик» события нам показывают задом наперед.

«Тряпичный союз»

Кадр из фильма «Тряпичный союз»
Кадр из фильма «Тряпичный союз»

Домашний мальчик Ваня был уверен, что все хорошие люди давно умерли, пока не познакомился с «Тряпичным союзом» — странной троицей, которая занимается одновременно актуальным искусством, подпольной работой и просто физкультурой на свежем воздухе. Они берут Ваню в ученики и начинают жить у него на даче, где организуют экспериментальный биоотряд или научно-исследовательский монастырь — кому что больше нравится. Больше всего это, впрочем, похоже на пионерский лагерь, откуда исчезли вожатые, так что дети теперь сами строят грандиозные планы, придумывают себе приключения и выпутываются из неприятностей. Члены «Тряпсоюза» то мечтают о том, чтобы взорвать голову памятника Петру Первому, то пытаются, навалившись, повалить пятиэтажку, то едят синих галлюциногенных жуков, однако, когда все-таки приходит время взрослеть, самым серьезным и ответственным оказывается инфантильный Ваня.

Режиссер Михаил Местецкий, который, помимо всего прочего, написал сценарий для «Хорошего мальчика», получившего прошлым летом Гран-при «Кинотавра», — один из немногих людей в современном российском кино, способных рассказать внятную историю про подростков. Без чернухи и без гламура, зато добрую и хулиганскую. Прототипами главных героев стали участники арт-группы «Радек», действовавшей в конце девяностых и начале нулевых, однако «Тряпичный союз» — это все-таки фильм про современность. И герои, которые никак не могут решить, художники они или подпольщики, и которые обязательно возьмут власть, как только перестанут есть синих жуков, — всегда где-то поблизости.

Все эти фильмы можно найти в сервисе «Видеопрокат» Интерактивного ТВ. Кино можно смотреть дома, по дороге на работу или за городом на планшете или телефоне — так работает функция «Мультискрин» (бесплатная опция при подключении). Узнать больше об «Интерактивном ТВ» и «Видеопрокате», где доступно множество отличных картин, можно здесь. В фильмотеке «Ростелеком» более 2000 фильмов и сериалов в HD-качестве. У пользователей есть возможность воспользоваться ознакомительным просмотром перед каждым фильмом: если в первые минуты станет ясно, что фильм «не пошел», то плата за картину не взимается.

 

Новости наших партнеров