Милое чудовище

Психолог Катерина Мурашова предлагает читателям разобраться в непростой семейной истории

Фото: Jasper Juinen /GettyImages
Фото: Jasper Juinen /GettyImages
+T -
Поделиться:

Давно у нас не было психологических загадок и попыток разобраться в какой-нибудь истории. Давайте сегодня попробуем. Впрочем, это даже не загадка, наверное, а история семьи, как всегда. Но так случилось, что она оказалась совершенно за пределами моей компетенции, поскольку саму проблему теоретическая и практическая российская психология обозначила уже после того, как я получила образование, и многое в этом обозначении осталось для меня спорным и непонятным.

Я человек непугливый, а уж на приеме пугаюсь совсем редко — слишком много всего видела за четверть века практики. Но, как всем известно, не бывает правил без исключений.

Пришли женщина с девочкой девяти лет. Девочку зовут Маша, Мария. Симпатичная, ясно улыбающаяся во все зубы, но какая-то немножко «растрепанная», как будто слегка в стиле ретро.

Девочка поздоровалась, спросила «можно игрушки играть?», получив разрешение, бегло их осмотрела (взгляд не рассеянный, а цепкий, я на это обратила внимание). Но видно, что я сама интересую ее больше. «Какие у вас волосы! Вы их не красите, как все. Это красиво. Можно вас обнять?» Я не люблю чужих прикосновений, но ради установления контакта разрешила. Маша обняла довольно аккуратно, отошла. «Вы меня тестировать будете?» — «Нет, пока не буду».

Я пока ничего не понимала. Женщина ничего не предъявляла, как будто наблюдала. За девочкой? За мной? Мы с Машей еще поговорили. Она рассказала, что учится в третьем классе, не очень хорошо, у нее много троек и двойки даже бывают. Учиться ей трудновато, и еще иногда  она «не старается». Подружка у нее только одна, и еще мальчик во дворе, но ему всего семь лет. Живет она с мамой, папой и младшим братиком Сережей. Сейчас в кружки не ходит (налегает на учебу, дополнительно занимается с репетитором по основным предметам и еще английским), но раньше ходила в какой-то аналог «умелых рук» при школе — там лепили, рисовали, делали поделки для мам.

И что?

— Маша, — наконец вступила мать. — Ты помнишь, мы с тобой договаривались?..

— Да, — спокойно откликнулась девочка. — Давай!

Мать достала из сумки и протянула ей PSP. Девочка взяла и, на ходу включая прибор, отправилась в коридор.

Когда она вышла, женщина как будто выдохнула, а на лице ее появилось такое выражение...

Она еще ничего не сказала, а мне уже стало как-то не по себе. Почему-то пришло в голову, что девочка, несмотря на ее вполне здоровый и даже цветущий вид, чем-то смертельно больна и вскоре должна умереть. А может, смертельно больна сама мать (в это, надо сказать, верилось легче)?

— Для моего мужа брак со мной — второй. Маша — его дочь от первого брака, — сказала женщина, назвавшаяся Ритой.

Теперь выдохнула я. Хрестоматийная история: мачеха не ладит с падчерицей. Сейчас будем разбираться.

— Вы сейчас, как все, решите, что я бесчувственное чудовище и придираюсь к бедной сиротке, но мне почти все равно. Мне надо хоть иногда выговориться.

— Давайте не будем забегать вперед. Как давно Маша с вами?

— Три года.

— А ее родная мать?

— Умерла, причем совсем недавно, меньше года назад. Она долго болела, ее пытались лечить... Маша сначала оказалась у бабушки с материнской стороны, но она почти слепая. Бабушка позвонила мужу (он к тому моменту не виделся с бывшей женой и дочерью уже несколько лет, только платил алименты на карточку, они сразу плохо жили и окончательно разошлись, когда Маше был год) и сказала, что либо он дочь забирает, либо она отдает ее в детдом. Он, конечно, посоветовался со мной...

— А вы?

— Мне сразу стало ее безумно жалко. Мать ее... муж мне явно не все сказал, но я так поняла, что она под конец была совершенно асоциальна: алкоголь, наркотики, мужчины... И там же — маленький ребенок. У Маши несколько шрамов, она не рассказывает откуда. И еще... самое может быть страшное... мне сказал врач, когда мы оформляли документы... — Рита замялась.

— Что? — не выдержала я.

— Она была не девственна.

— Шестилетний ребенок?! — ужаснулась я.

Женщина кивнула.

— Мы с мужем согласно решили: конечно, надо ее брать, какой детдом, ребенок и так настрадался. Нашему Сереженьке тогда было полтора годика, я все равно сидела дома, мы подумали: очень удачно, она пойдет в первый класс, я смогу всему ее учить, все контролировать, нормальная семья, побольше любви, ласки и заботы, и она оттает, станет обычным ребенком.

— Насколько я понимаю, ничего из этого не сбылось?

— Сначала я увидела ее вот так же, как вы сейчас. Она была слегка диковата и одновременно прилипчива, но в целом — обычный ребенок. Очень, кстати, самостоятельный: одевалась, раздевалась, рвалась сходить в магазин, могла сама приготовить себе и даже мужу завтрак из того, что было в холодильнике. Категорически не любила причесываться (мы ее сразу коротко подстригли), и гигиена... с этим были серьезные проблемы, но сейчас мы их почти решили, она даже полюбила в ванной сидеть, правда, если ее не понукать, мыться там все равно не будет.

— С чем же возникли трудности?

Женщина сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

— Я боюсь, что она что-то сделает с Сережей, а я тогда убью ее! — не поднимая глаз, выпалила Рита. — И никто мне не верит!

—  Я вам верю. Вы боитесь. Но на каком основании?

— Она снаружи ведет себя как почти обычная. Я разговаривала с учительницей: дети Машу недолюбливают: она плохо учится, бывает навязчивой, не чувствует дистанции, несколько раз ее ловили на мелком воровстве. Но у нее действительно в классе есть подружка — глупая неопрятная девочка, то ли киргизка, то ли туркменка. И в целом она в школе тихая и ничем не выделяется. И в кружке так было. И в поликлинике, и в магазине. Но вот уже репетитор, который приходил к нам домой... Сейчас у нас уже третий, они не выдерживают, просто пугаются...

— Что же у вас там происходит-то?

— Истерики на любой запрет. Она воет, швыряет вещи, сама кидается на стены, может разбить себе что-то до крови. Может кинуть что-то в нас. А ведь сейчас школа, надо уроки хоть как-то делать, нельзя без этого. А ей трудно дается, да и не хочется, конечно. Каждый день как на каторге, в выходные только немного отпускает. Ее невозможно приласкать, вообще дотронуться, когда она этого не хочет. Но иногда она сама «виснет», особенно на отце, и тогда от нее практически невозможно избавиться — когда была поменьше, она просто цеплялась за его ноги и волочилась за ним. При этом какой-то извращенный, грязный интерес к человеческой сексуальности. Кукол у нее нет, она их давно порезала на куски. И сейчас иногда потрошит Сережины мягкие игрушки. Старается выбирать его любимые. Один психолог посоветовал мне завести какого-нибудь зверька, чтобы она о нем заботилась. Маша пришла от идеи в восторг, мы купили крысу. Пишут, что маленькие дети быстро забывают, но она о ней действительно заботилась, убирала клетку прямо фанатично, еду, воду, все дела, выпускала ее гулять. А потом однажды крыса просто исчезла. Мы все обыскали. Сережа плакал, а Маша была совершенно спокойна, даже улыбалась, когда папа в поисках застрял под диваном. Я не люблю крыс, но даже сейчас почему-то боюсь думать о судьбе той зверюшки.

Она оскорбляет и угрожает (никогда при отце). Она разбила три моих телефона и потеряла (или иным образом утратила) три своих. Она постоянно и бессмысленно врет. Она ворует вещи, еду и деньги и складывает их в укромных уголках, как животное. Я говорю: я сама дам тебе, попроси, скажи, что тебе нужно. Она меня то ли не слышит, то ли не понимает. Я вообще ее объект. Она стала называть меня мамой на пятый день после того, как у нас появилась. Мне тогда это очень польстило. Теперь мне кажется, что она мне за что-то злобно и изощренно мстит. Однажды я застала ее с приставленным к Сережиному горлу кухонным ножом. Сын при этом выглядел спокойным и даже заинтересованным. У меня почти остановилось сердце. Я швырнула ее об стену, заорала, а она улыбнулась и сказала: а что такого? Мы же играем!

Еще она иногда писает в кровать. Причем не ночью, а утром, когда уже проснулась. Мы ее обследовали — с медицинской точки зрения все в порядке. Я спрашиваю: почему ты не идешь в туалет?! Она отвечает: а мне не хочется из постели вылезать, там снаружи холодно. Муж говорит, что я к ней придираюсь, потому что она мне не родная. Но он экспедитор, часто в командировках. А я-то дома. Наши с мужем отношения из-за нее постепенно портятся. Его родители тоже сначала обвиняли меня: у меня не хватает на бедную девочку терпения, любви, желания ее понять. А потом они взяли внучку на две недели на отдых. Вернули ее молча, ничего никогда про этот отдых не рассказывали и теперь общаются с ней только в присутствии сына. Подозреваю, что огребли они там по полной программе.

— А вы неврологу-то ее показывали? С ее истериками...

— Ну разумеется! И не одному. Ей прописывали массаж, таблетки, электрофорез. Ничего не менялось. И когда я жаловалась, врач обычно смотрел с подозрением: ну нет таких болезней, чтобы вот тут (в школе, в кружке, в поликлинике) ребенок как ребенок, и все запреты соблюдает, и все правила, а вдруг бац — и крышу снесло, что-то у вас там... Я же мачеха! Может, я ее тайком за волосы таскаю и на колени на горох ставлю!

— Не таскаете? — серьезно спросила я.

— Не таскаю, — ответила Рита. — За редчайшим исключением. Одно я вам уже описала. Хотя хочется почти постоянно, признаюсь честно.

— А хорошие моменты бывают?

— Бывают! В том-то и дело! Иногда и поиграет хорошо с Сереженькой, и пятерку принесет, и мне говорит: ты иди, мамочка, полежи, мы тут с братиком приберемся, я сама посуду помою (и приберутся, и помоет). И тут же, буквально через полчаса... Иногда — простите, я понимаю, что это бред, ей девять лет, но уж честно так честно — иногда мне кажется, что она и это делает специально, чтобы я размякла, начала надеяться, и тогда уж потом — ударить побольнее... Я полезла, конечно, в интернет. И там почти сразу нашла 20 пунктов, из них Маше подходили 16. Называется нарушение привязанности. Американцы еще в 1980-х годах установили, а у нас совсем недавно.

— А где же они раньше были?

— Кто? Когда?

— Люди с нарушением привязанности, до 80-х?

— Не знаю. Но мне сразу чуть-чуть полегче стало: все-таки получается, что это не я сволочь, а она — больная. Но ведь моего главного-то страха — за Сережу, за нашу семью вообще — это не отменяет! Часто мне хочется просто схватить Сережу в охапку и бежать куда глаза глядят, пока не поздно. Стыдно признаться, но, кажется, я не убегаю только потому, что бежать мне в сущности некуда: я родом из Вышнего Волочка, моя мама умерла, а папа женился и живет в нашей квартире с молодой женой, и она еще ребенка хочет. Куда мы там с Сережей? Хотя папа единственный на свете, кто мне верит, и говорит: станет невмоготу — хватай сына и приезжай. В интернете мне пишут, что нужно терпение и ласка, и чтобы у нее ко мне постепенно доверие возникло, и дают ссылки на всякие статьи. Учительница в последнее время как-то странно на меня смотрит: я подозреваю, что Маша ей что-то такое про меня наговорила, и она теперь думает, не донести ли в социальные службы. А я себя поймала на мысли: ну, пусть бы уже донесла скорее! Они бы тогда пришли и Машу у нас забрали куда-нибудь! Муж, конечно, скорее всего, тогда от меня уйдет, ну и пускай уже — хоть какое-то решение, а не ужас без конца! Представляете, до чего я дошла! Что же мне делать?!

Я видела, что Рита мне не врет — она видит и понимает ситуацию именно так, как рассказывает. Но что же там у них происходит на самом деле?

— Могу я поговорить с отцом Маши?

— Да, конечно.

* * *

Мужик типа «буратино».

— Да Рита просто устает, сидит дома все время с детьми да на этих дурацких форумах. Напридумывала себе невесть что. Какая Машка больная! Обычная девочка, привязчивая очень, ласковая. Бывает истерит, конечно, да ведь это у всех детей так? Ума небольшого, да зачем женщине ум? Только мешает...

* * *

Я взяла тайм-аут. Стала читать про нарушение привязанности. Чем больше читала, тем меньше понимала. Теоретическая картинка не складывалась упорно, ускользала самая суть. Созревание лимбической системы, классификация нарушений привязанности... Опыта работы с такими случаями у меня нет. Что делать? Признаться Рите, отослать ее к тем, кто понимает (или хоть думает, что понимает, — это дает уверенность), как это устроено, работал с таким детьми?

Я попробовала — это казалось самым честным. Рита разрыдалась и опять стала говорить, что ей никто не верит и даже пожилой психиатр вместо ожидавшихся таблеток сказал: а вы не пробовали просто ее полюбить? В христианском смысле?

«Урыла бы такого психиатра!» — подумала я и опять заколебалась: а вдруг там вообще нет никакого нарушения формирования лимбической системы (или что оно там) и я просто чего-то еще не понимаю, и все можно исправить? И я отказываюсь помочь явно нуждающимся в помощи людям?

* * *

Уважаемые читатели и члены клуба! Как вам кажется, что происходит в семье Риты? Что происходит с Машей? И что можно и нужно сделать, чтобы ситуацию улучшить? Скажу сразу: никакой ключевой информации я от вас не утаила, никаких «скелетов в шкафу» тут нет.

Моя собственная компетенция в таких случаях действительно близка к вашей. Но кто поручится, что мне не придется столкнуться с таким еще и еще раз? Собираем мнения.

В следующий понедельник — продолжение и окончание истории.

Читайте также

Комментировать Всего 58 комментариев

А девочка-то, наверное, лидер по характеру... или, может быть, правильнее сказать девочка-вожак.

Правила и иерархию, которые ее непосредственно не затрагивают, готова соблюдать. Хочешь, чтобы мамой называла? Пожалуйста.Хочешь с тетей наедине поговорить, а я в коридоре в плейстейшн поиграю? Окей. А то что касается личного комфорта, интересных на ее уровне объектов познания, там уж извините - сделаю как мне удобно.

Там она сама себе вожак, сама себе директор. Она там лучше знает, как надо, и никто ей не указ. Попытки посягнуть на ее право самой определять вектор своих действий - видимо и приводят к истерикам и протестам.

Я бы даже не удивилась, если она в момент истерики и швыряния вещами не слишком то эмоционирует на самом деле, это просто акт устрашения, призванный восстановить статус кво.

Ее наверное жизнь научила, что она в общем, сама за себя отвечает, полагаться в плане обслуживания базовых потребностей на взрослых тоже невозможно. Вот она и сконцентрировалась на базовом. Режим выживания не выключился у нее после приема в отцовскую семью, она до сих пор в нем.

Прям так и вижу ее инструктором в детском скаутском лагере.

Наверное Рите тяжелее всего именно от несоответствия ожидания и реальности. Она ждала, что ребенок будет ребенком, беззащитным, беспомощным и в чем-то наивным, что ей нужна будет опека, защита и покровительство. А девочке это все вроде как и не нужно, она сама готова защищать и опекать. Во всяком случае себя уж точно.

При этом с привязанностью, мне кажется, у нее все нормально. Да, выражает она чувства не так, как принято, но потребность в привязанности вряд ли нарушена. Иначе она бы не висла на отце и не выбирала бы "любимые" игрушки брата.

Рите бы перестать стремиться сделать из нее куклу с белым бантом, пусть дрессирует ее в каких-то моментах, как щенка. Рефлекс-подкрепление-научение. С этим жестко и последовательно. Отца можно подключить, раз он, видимо, из тех, кто считает, что женщине ум не нужен, для него мир прост и прозрачен) Пусть дрессирует.

А параллельно эмоциональную сферу как-то выровнять, поощрять заботливость, ответственность. Дать ей быть лидером и вожаком - в какой-то социально приемлемой форме.

Когда у нее (с подачи родителей) образуется куча свободного времени "для игр", выясняется, что игры у нее какие-то не детские. Пусть играет во взрослые.

Так хотя бы можно будет иметь какую-то уверенность, что играя в казаков-разбойников она никому глаз нарочно не выколет из любопытства.

Не смогла себя заставить прочесть этот текст больше двух раз, поэтому больше ничего в голову не приходит )

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Если Рита говорит по английски, я бы посоветовала ей почитать материалы, предназначенные для foster parents, опекунов то есть.  

Вкратце, из того, что я помню.

Дети, столкнувшиеся с "травмой" (физическое насилие, сексуальное насилие, отсутствие необходимой заботы в смысле удовлетворения базовых потребностей со стороны родителей и т.д.) реально другие и требуют иного подхода в воспитании.  То, что вы описали вполне вписывается в типичную симптоматику.

Из того, что она может сделать....

Во-первых, этим детям нужна очень чёткая и понятная система правил, стабильность и предсказуемость.   

Во-вторых, можно обратить внимание на то, что вызывает у нее эти эпизоды, обычно это какие-то ситуации схожие с теми, с которыми они столкнулись.  Кстати, насилие, с которым дети сталкивались они действительно стараются воспроизводить на животных и т.д..  

В третьих, "родителям" очень важно иметь систему психологической поддержки.

Вот да, с системой психологической поддержки у Риты получился полный швах. :( Я ведь и сама первое что подумала: куда бы ее отфутболить...

Эту реплику поддерживают: Таня Ратклифф

Таня права, в США эта тема широко известна. Эти проблемы манифестуются у детей, которые провели раннее детство со взрослыми, непригодными к тому, чтобы заботиться, например, серьезными наркоманами, у которых на уме уже нет ничего, кроме наркотиков, и т.п. К сожалению, эти же проблемы характерны для многих детей из российских детских домов. Некоторые американские приемные родители таких детей просто не могут потянуть по тем же причинам, которые описывает "Рита". Что с эти делать, я не знаю. Знаю по опыту, что многое в американской практической психологии - американская фикция. Книжки пишутся авторами, которые, якобы, реально помогают родителям. Но вот когда оказываешься пациентом, выясняется, что читал книги из жанра realistic fiction.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Алекс, в практической психологии вообще много фикции и я бы даже сказала фантастики. Причем фантазирование идет с двух сторон - от нас, специалистов, но и от клиентов - тоже. По снобу даже об этом легко судить. Однако кое-что она (практическая психология, в том числе детская) все же может, хотя бы на том простом основании, что когда внимание фокусируется в какой-то точке - там непременно начинает что-то происходить...;)

Эту реплику поддерживают: Светлана Кузнецова, Алекс Лосетт

в практической психологии вообще много фикции и я бы даже сказала фантастики.

похоже.............Раньше нам предлагали в затруднительных случаях Богу молиться, сделать дар церкви. Теперь предлагают к психолгу идти вместо священника. Практический результат, похоже, схожий................

но ведь и священники много кому помогали, согласитесь ;)

Абсолютно! В принципе, поговорить с умным положительно настроенным человеком  (чтобы не из серии "А ты ей двинь, чтоб место знала" или что-то в этом роде) и услышать его(ее) точку зрения - это очень полезно. Еще полезнее если этот человек может дать практические советы. Я например, могу дать много практических ценных советов молодежи, что и как делать в искусстве, и чего не делать. :)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Вот мне очень интересно - симптомокомплекс ярче некуда. Почему его раньше не описывали? (Американцы - 80е, у нас вообще - 2009 год первое). Что, в Америке не было родителей наркоманов и социопатов, а у нас не было детских домов и усыновлений из них? Может к наркоманам и детдомам все же еще что-то добавилось, катализатор какой-то?

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

- симптомокомплекс ярче некуда. Почему его раньше не описывали?

Так 150 лет назад вообще ничего не описывали: не было ни психологов, ни психолгоии. Все развивается понемногу............:)

я не про 150 лет. Почему не описали сорок, пятьдесят лет назад (психологи уже были, весь методологический аппарат был)? Кстати, истерию (тоже очень яркая вещь) описывали еще в библии...

Почему не описали сорок, пятьдесят лет назад (психологи уже были, весь методологический аппарат был)

Как насчет, что 40 лет назад просто еще не дошли до этого? Мобильные телефоны появились лет 50 назад, но только лет 10  как стали абсолютно неотъемлемой частью жизни :) Так и комплекс нарушения привязаности: 40 лет назад иснтрументы уже были, но симптомы еще не описали . А через 40 лет описали :)

Алекс, может быть, Вы и правы. Но мне вот мерещится, что за эти же 40-60 лет (одно-два поколения) изменились и сами отношения с "привязанностями". Наши ожидания от них, наш настрой, определения нормы и паталогии. Про 150 лет я уж ваще молчу. Вы рассказ Чехова "скрипка Ротшильда" помните? (он короткий, если что ;)) Так вот ЧТО у них там с привязанностями?!

Катерина, Скрипка Ротшильда - рассказ о взрослых. Как я прочитываю, Яков скорее предсказуемо сухой и жесткий, чем непредказуемо коварный

Алекс, Вы полагаете привязанность у взрослых принципиально отличается от привязанности у детей? Алекс, он искренне НЕ ПОМНИТ, что у них когда-то был ребенок. Вы можете себе вообразить это сегодня? Мое мнение: за последний век наша эмоциональность поменялась довольно существенно. А следовательно и ее нарушения выглядят и воспринимаются по-другому.

за последний век наша эмоциональность поменялась довольно существенно. А следовательно и ее нарушения выглядят и воспринимаются по-другому.

Конечно, поменялась! Кто ж спорит! Может, раньше эти проблемы незаметны были на фоне повальных избиений при крепостном праве и прочих восторгaх.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Или они были другими, как еще сто лет назад была другой клиническая картина истерии (сейчас оно в классическом варианте осталось в учебниках, но студентам показать уже нечего).

Эту реплику поддерживают: Анна Зарембо, Алекс Лосетт

Это точно - каждому времени свои неврозы. Хорошего конверсивного (истерического) паралича нынче почти не найдешь. Даже когда я психиатрии училась, их уже почти не было.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Анна, вот как Вы (специалист, полноценно обученный, в отличие от меня, психиатрии) думаете: все эти "новые" вещи типа Аспергера, реактивного нарушения привязанности, да даже и всех этих СДВГ и "аутистических черт в развитии", которые сейчас по совокупности чуть не каждому второму ребенку ставят - это действительно "раньше все это вот ровно также было, но некому было описать" или - наша эмоциональность и ее психофизиологическая база куда-то на наших глазах прямо эволюционирует?

мнение пришедшее по почте, от Евгении

Екатерина Вадимовна! Внимательно читаю каждый понедельник Ваши тексты на "Снобе", спасибо Вам за них. Поскольку я там не зарегистрирована, то не могу оставлять комментарии, поэтому и решилась побеспокоить Вас этим письмом. В связи с девочкой Машей и ее приемной мамой Ритой из сегодняшнего рассказа мне вспомнился сравнительно недавний американский фильм "Что-то не так с Кевином". Фильм не особо хороший, на мой взгляд, а вот книга http://knigosite.org/library/read/94762 (можно читать он-лайн), которая послужила материалом для сценария. Там гораздо лучшее и точнее всё описано. Как будто взрослый, изощренный и очень злой ум, заключенный в детском теле, почему-то заточен на то, чтобы планомерно вредить тем, кто любит этого ребенка и заботится о нём, прежде всего матери. Чётких ответов, почему это происходит, там нет, и, наверное, никакой конкретно болезнью это не назвать, не описано такой болезни. Но после прочтения книги остается ощущение, что это не просто функциональные нарушения (социального поведения), а какая-то "органика", приведшая к психическим нарушениям. Извините, если присланная мною информация окажется для Вас лишней, если Вы уже знакомы с данной книгой.Ну и ещё одна мысль возникла... Из нашей классики. Настасья Филипповна. Мне кажется, Ф.М. Достоевский одной из своих целей в романе имел показать, что вся её крайне несчастная дальнейшая жизнь, которую она сама собственными руками ежеминутно разрушала, связана с тем, что она подверглась насилию (или развращению) в подростковом возрасте. Наверное, моя мысль прозвучит дико, но мне кажется что мстить всему окружающему миру, изощренно уничтожать всё-всё доброе, что к тебе прикасается, вплоть до полного разрушения - это совершенно нормально - в случае Маши и всех бывших жертв сексуального насилия, даже если они его не помнят. Наверное, это как-то корректируется, человеку можно помочь отчасти преодолеть этот горький опыт, но тут я вступаю в область, в которой совершенно некомпетентна.Вот такие мысли.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

нет такой болезни

Спасибо за ссылку. Сейчас это описывают именно как симтомокомплекс. Как допустим тоже недавно описали синдром Аспергера. Ищут биохимию, и, конечно, находят - если сильно искать, всегда что-нибудь найдешь. А у меня какие-то сомнения почему-то...

это описывают именно как симтомокомплекс

Катерина, а нельзя ли для нас, чайников?  :)Что такое симптомокомклекс, и с чем его едят?

Симптомокомплекс - устойчивое сочетание симптомов, ну как у ОРВИ - кашель, насморк, боль в горле, повышение температуры. Ну то есть есть некая нозологическая единица, отдельный диагноз, с такими вот признаками, и вот так это выглядит типично, а вовсе это не уникальная единичная судьба.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Еще мнение из почты, от Елены

 Насчет милого чудовища у меня два варианта. 

Первый лучше: это самое чудовище само живет в постоянном ожидании того, что окружающие ее люди вот-вот превратятся в тех, кем они на самом деле являются – в чудовищ. А ждать этого невыносимо – лучше самой провоцировать. Не даром же она в ответ на взрыв ярости мачехи не пугается и плачет, а улыбается: все правильно, цель достигнута, картина мира соответствует ранее построенной. Если бы отец бывал дома почаще или был ближе, он бы, скорее всего, тоже получил свое. А так – можно надеяться, что за короткое время общения он не успеет «превратиться», и, стало быть, лучше не провоцировать.

Что можно сделать? На мой взгляд, попытаться заполучить новых союзников. Для этого можно каким-нибудь образом отправить отдыхать папу с дочкой недели на две, не менее (причем не в виде кары – «твое чудовище, ты с ней и мучайся», а ровно наоборот – «вы так устали, вам дома нет времени и пообщаться вдвоем, а она так по тебе скучает…»). В итоге можно получить мужа-союзника, с которым уже станет возможно обсуждать, что делать дальше. Хотя если он совсем уж буратино, можно начать с девочки. И тоже – уехать вдвоем. На две недели. Чтобы не беспокоиться о Сереже и не раздражать этим беспокойством девочку. Получится откровенно поговорить – хорошо, не получится – тоже ладно. Все равно такое ежедневное общение наедине просто так не пройдет. Надо только грамотно выбрать место поездки – чтоб без отвлекающих аниматоров, но и чтоб обеим было не скучно… 

Второй вариант – это шизофрения. И тут ничего не поделаешь. Вообще. Можно пытаться «дать понять ребенку, как мы его любим». Можно радоваться тому, что целый день ребенок «был хорошим» - только это все самообман. Все они могут успешно казаться хорошими и добрыми – если им зачем-то надо. Только не надо верить и ждать, что на твою заботу и вправду ответят эмоциональной привязанностью – этого не будет. И в этой ситуации нужно только одно – беречь второго ребенка. Потому что ему навряд ли навредят в открытую, но «несчастный случай» очень возможен. 

Что можно сделать? Дать направление к знакомому детскому психиатру, занимающему большой психиатрией.

И да, меня тоже очень беспокоит вопрос о крысе. Конечно, она могла сбежать, быть подарена, обменена… Может, стоит найти время и возможность поговорить с этой «глупой, неопрятной» подружкой из школы – может, она что-то и знает?

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт, Sarina Dovlatova

Про подружку, кстати, да. Только уж очень они маленькие - очень немногие девятилетние дети (особенно из диаспоры) умеют и хотят внятно разговаривать с незнакомыми взрослыми.

хорошие ответы и от Елены и от Евгении :))

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Знаете что? Я бы ее сдала в интернат хотя бы на время. Я знаю случай когда пятилетняя девочка выбросила младшего новорожденного братца в окно. А до этого она угрожала это сделать неоднократно, но ее никто всерьез не воспринимал.  

Евгения, как это - на время? Вы полагаете, она там лучше что ли станет, и ее потом можно будет забрать?

Ее надо изолировать от малыша. А там она, возможно, поймет, что дом надо ценить. Возможно, она просто играет на нервах, следит за реакцией и наслаждается произведенным эффектом, но я бы не рисковала.  

Эту реплику поддерживают: Светлана Кузнецова

Как бы бредово это не звучало.

 Девочка неизлечима. Никакие таблетки не помогут. Это паталогия, но абсолютно неизученная. С одной стороны девочка ненормальная и опасная, да-да, будьте честными. С другой стороны, изолировать ее и держать на психотропных препаратах - жестоко. 

Что с ней делать?

Девочка требует постоянного индивидуального присмотра. Во всем. Вряд ли кто-то сможет ей это обеспечить. В данный момент помогла бы какая-то закрытая школа, монастырь или что-то в этом роде. Но это из области художественной литературы. А я не шучу.

Возвращаясь к реальности, на месте мачехи я бы забрала своего ребенка и бежала куда глаза глядят, лучше в другой город. Нет безвыходных ситуаций.Но в семье оставаться нельзя. Плохо кончится.Очень плохо. И все равно придется принимать крайние меры, только уже будет чей-то труп.

Даже после постоянного строжайшего индивидуального контроля  эта девочка плохо кончит. когда-нибудь она кого-нибудь непременно убьет. И все равно ее изолируют, но уже опять же после трупа. неопрятность, прилипчивость, бесцеремонность, изворотливость, невнимательность, плохая учеба,отсутствие концентрации - как бы слушает, но не слышит, в то же время недетское поведение  - типичные симптомы умственной паталогии, особого вида шизофрении.

А может, все обойдется, перерастет, под неусыпным контролем что-то до нее дойдет. Но не теперь.

Игра не на жизнь, а на смерть. Русская рулетка - вот что такое эта девочка. Но есть же любители и для такой игры.

Эту реплику поддерживают: Маргарита Макарова

Паталогия врожденная? Или все-таки приобретенная?

И можно ли предположить, что в закрытой школе она будет безопасна для ее обитателей?

Шизофрения - черный ящик. ЕЕ можно изучать до бесконечности. Она индивидуальна во всех своих проявлениях.Мне кажется, что этот шизофренический ген есть у большинства человечества. Но как он работает? Возможно под воздействием каких-то стрессов обостряется, а может "проспать" всю жизнь.ПОэтому утверждать что-либо трудно. Конечно, у этой девочки толчком могло послужить ее несчастное детство. Но предрасположенность была и "вовремя проснулась". теперь можно только руками разводить и гадать как она проявится.Рецептов нет, есть только способ проб и ошибок. Легче всего ее просто запереть. Но жалко, потому что с уверенностью утверждать, что она опасна для любого общества невозможно. Очевидно одно - неусыпный постоянный контроль на протяжении длительного времени и только тогда можно сделать вывод.дальше все упирается в материальные возможности родителей.Бывают чудеса - Эллен  Келлер, но там родители могли оплатить любые эксперименты.Девочка все-таки что-то понимает. Возможно твердая, но доброжелательная  беседа с объяснением ситуации как-то до нее дойдет.

Но то, что она нуждается в школе закрытого типа с дисциплиной и неусыпным контролем - очевидно. Только не для умственно-отсталых.И я бы прямо ей сказала - будешь опасна для окружающих - по любому - придется изолировать. Мне кажется, она поймет. В противном случае Можно даже прибегнуть к временной кратковременной изоляции, чтобы лучше дошло. Или на "экскурсию" ее сводить, чтобы она понимала, что это не шутка.А на месте мачехи я бы эксперементировать не стала. Или девочку отправляют куда-то, или бежать, сломя голову и подальше. Выбор за отцом. Он тоже должен понять, что шутки кончились. не хочет отправлять? Пусть нанимает ей сиделку на день и ночь. И никаких скидок: причесываться, мыться, вести себя как надо, уроки делать, колюще-режущее убрать под замок, на ночь запирать и ставить горшок либо ей, либо второму ребенку, не исключено, что подушкой задушит пока все спят. И мачеха тоже в опасности. Понятно же что все по ее инициативе.И уж конечно не идти на поводу ее недетских вопросов и прилипания. Я бы прямо сказала, что задавать подобные вопросы неприлично. Трогать все руками нельзя. И т.д. А как она еще узнает что можно-что нельзя, если ей все позволять, а потом ужасаться? Воспитывать надо 24 часа в сутки. А для этого нужен специальный круглосуточный человек.

Развод! Сына под мышку, и бежать. Изнасилованная девочка- она потеряет ребенка. Или пусть забирают его родители. Сбрасывать этого ребенка, сбрасывать!

Эту реплику поддерживают: Анна Левина

Тамара Талызина Комментарий удален автором

Паталогии мозга

Тамара, то есть Вы предполагаете, что не только приемность девочки, но и ее ранний анамнез роли не играют?

но никакая "психбольница" невозможна (по счастью, я полагаю) для ребенка просто со слов мачехи - ведь в социуме девочка вполне адаптирована, а родной отец не видит в ней практически ничего странного.

Может имеет, а может нет. Неважно по какой причине группа нейронов, управляющая девочкиным поведением (мозг) пришла в плачевное состояние. Там есть какой-то серьезный сбой. Можно ли его выявить у нас? Во Франции и Америке точно есть приборы, которые умеют следить за функционированием рабочего мозга. Это очень дорого. И не известно, какие извлекать практические выводы из результата, что есть дефекты в развитии какой-то зоны. Это из серии гуманной психбольницы. Где-то есть. Но вне пределов достижимости. 

Я в работе со своим хлопцем и при чтении истории девочки настойчиво вспоминала "Парфюмера" Зюскинда... 

Или выбрать путь глубокой самоотверженности этой клиентки-мамы. Она включает себя в неотступное нахождение рядом с девочкой.Любит ее, заботится о ней, исполняет ее прихоти... А потом сама слетает с катушек...

Мнение из почты, от Ларисы

Про "Милое чудовище". Я сама являюсь усыновителем, но у меня дети младше и гораздо легче.Знакомые, у которых была отмена усыновления посоветовали до моего усыновления посмотреть фильм "Нахлебник" США 2012 год (нужно так набирать в поисковике, т.к.есть несколько фильмов с этим названием). Смотреть нужно до самого конца титров.Там ситуация очень, очень похожая на описанную Вами.Мне этот фильм рекомендовали посмотреть, чтобы отговорить от усыновления, показать - какие эти дети чудовища. А я почему-то увидела в фильме, что дети не чудовища, а оч.сильно травмированные, несчастные люди, и что выход есть... Хотя, наверно, в реальности его трудно найти...Может, стоит Вам для Риты поискать кого-то из специалистов, которые работают именно в области усыновления? Опытных приёмных родителей? У Вас же такой большой город!… Даже на Снобе, я помню, видела Елену Фортуна - приёмная мама, издавала несколько лет оч.классный журнал на тему усыновления "Родные люди". Сейчас на Снобе она вряд ли есть (дорого), а в Фейсбуке она есть.Мне кажется, что проблема ещё в том, что в данном случае усыновление родственное и из-за этого нет никакого сопровождения специалистов. Удивила реакция психиатра. Надо пробовать, искать другого специалиста. Хотя, лекарства же не меняют человека, могут притормозить только. Мне кажется, если мама неблагополучная, то почему не может быть, что это отчасти органика, или что-то наследственное (+ к травме)? Или отец утверждает, что на момент зачатия и беременности в этом плане всё ещё было нормально?Из близкого окружения знаю девушку(вместе учились в худож.училище), кровная дочка, любимая (младшая). В Худож.академии начались проблемы с психикой на фоне учёбы. Лечили в психиатрической больнице. Лет через 7 после начала болезни она, в болезненном состоянии, в присутствии родных, кухонным ножом убила мать, никто пикнуть не успел. Не обязательно от усыновлённых этого ждать...В фильме оч.ярко показан момент - растерянность усыновителя, который поначалу встречает непонимание даже со стороны специалистов... Это чувство мне было близко. Я этот фильм смотрела раза 4 в тяжёлые моменты, хотя картина не из лёгких.

Эту реплику поддерживают: Таня Ратклифф, Алекс Лосетт

Еще мнение из почты, от Ольги

Совсем не могу промолчать. Я прочитала Ваше сообщение о Рите и её девочке. И услышала Ваш вопрос - Что делать?!Я в данный момент приёмная мама. Мама 11 летнего мальчика, который дважды был покинут кровной мамой. Я в этой теме прочно и надолго!Могу дать четкий алгоритм действий для Риты: 1. Школа приёмных родителей. Найти время и силы, школа бесплатна, есть во всех регионах.2. Чтение рассказа, автор "Белый Лис" https://www.proza.ru/avtor/prytkovaliliya3 Чтение книг Людмилы Петрановской. Всех. https://www.litres.ru/ludmila-petranovskaja/taynaya-opora-privyazannost-v-zhizni-rebenka-2/?gclid=Cj0KEQjwldzHBRCfg_aImKrf7N4BEiQABJTPKE9CEEx5aB1lSG8zVM_vdS9UU3B4t67ZIIi8RTk46DkaAi5b8P8HAQ 4. разговаривать с девочкой про её прошлое, как бы странно это не звучало. Дать ей возможность рассказать про жестокость и изнасилование. Найти слова...сказать, что жестокие люди бывают. Сказать что те люди просто были больны. Сказать, что это ненормально и так не должно быть, и что это не повод ломать свою жизнь и жизнь близких.Мой сынуля так, промеждупрочим, сказал, что за ним бегал с ножом дядя...я зафиксировала - это было очень страшно. Ребенок подтвердил - да. после этого уменьшилось число его ночных кошмаров.и самое важное: Жесткое переубеждение ребёнка в том, что эта семья с ним навсегда. Когда мой сын плевал мне в лицо и орал: "Верните меня обратно!"я жестко физически держала его на кровати, прижимая к себе и шептала на ухо: "ты мой любимый сын, я никогда тебя не отдам". Все проблемы в виде агрессии почти ушли. В начале поведение было совсем, как в описанном случае.Такие дети знают про себя, что они сильнее всех этих тупых взрослых. Маме надо доказать, что сильнее она. Морально и физически. Тогда ребёнок обретет защиту и успокоится.Да, это нарушение привязанности. Это НЕ болезнь! Это ранение души. Чтобы победить надо понимать. И еще, меня сын кусал и бил....но бил он не лично меня, а свою прошлую, бросившую...обидевшую жизнь.И если она с

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт, Тамара Талызина

Мне очень близка последняя мысль: что объектом агрессии Маши на самом деле является не Рита...

Ответ Ольги мне кажется самым разумным и самым применимым к действию.

:)))))))))))))))))))))

Мнение из снобской почты, от Ирины

К сожалению, я не являюсь участником проекта "Сноб", поэтому пишу в почту,надеюсь, письмо Вас найдет и окажется полезным для дискуссии. Заранее большое спасибо модераторам проекта, если Вы найдете возможнымпереслать мое письмо Катерине. Думаю, есть два направления, по которым имеет смысл работать с Машей. Первое- это восстановить память о родной матери и, насколько возможно, связь с ееродными. Сьездить с девочкой на могилу мамы, показать фотографии, рассказатьоб ее жизни... не обязательно начинать с последних лет, когда все уже "пошлопод откос", но ведь они с ее папой где-то познакомились, полюбили другдруга, было, наверное, что-то хорошее? Бабушка со стороны матери, у которойМаша жила до переезда к отцу - если она жива, поехать навестить ее. Израссказа непонятно, помнит ли Маша свою жизнь с матерью и бабушкой?Возможно, она сама не до конца понимает, кто ей Рита, почему она по-разномуотносится к Маше и ее брату, куда делась родная мама и почему она ее"бросила"... может быть, где-то здесь источник агрессии к Рите и Сереже. Второе - это попробовать повысить социализацию Маши. Из рассказаскладывается впечатление, что ей особо нечего делать - учеба не нравится ине дается, друзей практически нет, кроме школы и дома, нигде не бывает,своих интересов-увлечений нет... может быть, в какой-то мере, от скукиустраивает дома террор? Если Маша физически неплохо развита, возможно,занятия спортом окажутся полезными, только надо выбрать то, к чему у нееокажутся способности, и чтобы тренер был достаточно жестким и умел завоеватьавторитет. Командные виды спорта или восточные единоборства - да хотьфигурное катание. А если спортивных данных нет - можно, например,попробовать на конюшню пристроить, возраст для "конной девочки" ужеподходящий. Чистить-седлать-выезжать много ума не надо, опять же лошадь некрыса, в случае чего за себя постоит) Мне кажется, если появится среда, гдеМаша будет... даже не то чтобы успешна, хотя бы просто заинтересована иинтегрирована, интерес к "экспериментам" над родными упадет и градуснапряжения в семье тоже снизится. А "большая" психиатрия, которую не видит ни один врач и которая непроявляется нигде, кроме дома... все бывает, конечно, но здесь это,по-моему, не самый большой риск. 

Восстановление истории - да, иногда это хорошо работает, я видела несколько раз, просто удивительные случаи бывают.

Из фейсбука, от Марины, достано с помощью друзей (люди, не пишите мне в фейсбук, я им не пользуюсь!)

Мне кажется, что нельзя рассматривать ситуацию с Машей отдельно, вырывать её из контекста происходящего. Большая проблема заключается, по-моему, в том, что отношения Риты и её мужа очень неглубоки. Рита оказывается запертой в мире, где у неё нет союзников: Серёжа слишком мал, Маша странно и страшно себя ведёт, а отцу Маши вообще, похоже, не интересны ни чувства жены, ни проблемы дочери. Одна его фраза «…зачем женщине ум?» очень хорошо характеризует этого персонажа. Есть такое ощущение, что Рита хочет убежать из дома, забрав с собой сына не только потому, что «с Машей что-то не так», но и потому, что в отношениях с мужем она (не без причины) горько разочаровалась. К тому же Рита не может избавиться от бесконечного чувства вины перед падчерицей, а все, с кем она пробовала делиться своими проблемами, только усугубляют ситуацию, указывая на то, что она не состоятельна как мать по отношению к Маше. Могу предположить, что Маша очень быстро почувствовала, что союз её папы и мачехи, мягко говоря, некрепок, что мачеха робеет перед ней и устремилась занять местечко в семейной иерархии сразу после главы семейства, оттеснив Риту. Папу Маша, интуитивно понимая, что иначе может лишиться выгодного положения, не расстраивает. Если бы Рита и её муж заняли единую позицию по отношению к дочери, Маша, возможно, стала бы более покладистой и, вероятно, даже, через какое-то время прекратила истерики и прочие провокации, видя, что они не приносят никаких плодов. А Рита, чувствуя поддержку супруга, стала бы более уверенной, менее тревожной и нервной. В то же время нельзя отрицать, что Маша, живя со своей матерью и подвергаясь насилию (о чём говорят непонятные шрамы, потеря невинности, а так же склонность к агрессии, затруднения в построении отношений со сверстниками, ) получила серьёзную психологическую травму и ей требуется помощь специалиста. Кромсание игрушек, непонятное исчезновение крысы и опасные игры с применением колюще-режущих предметов, очевидно, являются эхом прошлого. К тому же, неплохо было бы возобновить занятия в «умелых руках», поскольку это, несколько отвлечёт девочку от состязаний на тему «кто в доме главный» и, если ей хорошо удаётся ручной труд, станет поводом для положительных эмоций, которые девочке просто необходимы. А дополнительные занятия английским лучше бы оставить до лучших времён. Возможно, в виду слабой успеваемости, её будущая профессия как раз может оказаться связанной именно с ручным трудом, хотя говорить об этом, конечно, рано. 

От Ирины из Воронежа, очень нмв интересно

Мне кажется, что я могу ответить на вопрос, почему раньше такие случаи не изучались. Думаю, они просто рассматривались как вариант нормы. Есть хорошие дети, а есть плохие дети. «Black sheep». От них не требовалась привязанность, только соблюдение правил поведения и послушание. Соответственно, применяли меры физического воздействия, а дальше – закрытые школы и потом высылка куда-нибудь в колонии, если дети не приводились к какому-то общему знаменателю. Насчет приемных детей – сразу вспоминается «Грозовой перевал», очень похоже. Мне кажется, случаи с нарушением привязанности, которые наблюдали только близкие люди, сильно способствовали созданию образа «злой мачехи».

Всем участникам дискуссии огромное спасибо, так много всего конструктивного, я даже не ожидала и приятно удивлена! И - видели, сколько читателей? Больше ста тысяч! Значит, тема актуальна и Ваше мнение наверняка кому-то важно и нужно.

Мнение из почты сноба, от Жулдыз

Здравствуйте! Катерина, тема затронула меня за живое. Ситуация заставила задуматься – и я в течении следующего дня нашла для себя выход, если бы попала бы в аналогичную.  Я думала, что это очевидно и ждала ответов от других.  Но по моему мнению все вылилось либо  а) бежать либо б)вылечить любовью.  Поэтому позвольте мне дать свое видение и то решение что созрело у меня.

Прежде всего необходимо поставить в цель – максимально сохранить интересы всех 4 персонажей на счастье и благополучие.  Это 4 человека. Отец мать дочь и сын.  Для меня идеальным для всех участников будет справиться с девочкой и сохранить семью.  Бегство  это ошибка. Сын лишится полной семьи на первое время,  может и будет в будущем  хороший отчим, но как минимум у Сережи забирают возможность жить с родным отцом. Муж – в свою очередь возможность воспитать  сына. По поводу развода с женой, не уверена будет ли для него такая потеря существенной (по описаниям не похоже что глубока его привязанность), но в любом случае его привычный мир и комфорт будет нарушен. Девочка получит положительный результат своего поведения, мировоззрение ее, подкрепленное такой легкой победой, окончательно сложится, что в конечном итоге не может не навредить ей в среднесрочном и долгосрочном плане. Плюс девочка лишится мачехи, которая в целом хороший человек. Самое разрушительное воздействие испытает жена. Она понесет несомненно какие то материальные трудности связанные с разводом и воспитанием ребенка в одиночном режиме.  Но самое  главное это рана от поражения, которое ей нанесла маленькая девочка. Эта факт, что она не смогла сохранить семью хотя бы не для себя, но для своего ребенка, не смогла привлечь на свою сторону мужа, сдалась и проиграла проявлению зла в ее судьбе. Хотя решение по сути очень простое. 

Решение - нужно вступить в бой. Да, взять на себя такую обузу. Все мы стремимся к покою, но иногда надо выйти из зоны комфорта и бороться. 

1) Раскрыть сущность девочки для окружающих. Бабушки и дедушки уже на себе поняли, надо раскрыть глаза мужу. Разбить главное оружие девочки – неосведомленность отца. Решение – поставить скрытно камеры скрытые, если невозможно,  то  все фиксировать на телефон и диктофон. Здесь уже посоветовали отправить или оставить отца с дочкой наедине.  Но тут можно ошибиться, если у девочки сильная воля, она может и сдержаться, особенно если срок единения с отцом будет недолгим. Поэтому скрытно использовать  камеру и диктофон. Провоцируйте ее и записывайте, записывайте.

2) Показать свою силу и изобретательность. Показать, что вы опасный враг. Сейчас она видит как раз за разом мачеха проигрывает. Она видит, как истончаются силы мачехи. Она ее давно раскусила как легкую добычу, и почему бы не покуражиться. Решение: использовать ее же оружие. Например  стратегия девочки это двуличие.  Нужно также играть роль идеальной мамы при муже. А наедине наоборот стирать улыбку, лишать привилегий, издеваться очень тонко и умно. Но так чтобы без криминала, свидетелей и свидетельств.  Это самое трудное для нормального человека притворятся деспотом.   И пусть даже через силу и презрение  стать для мужа самой ласковой, нежной и заботливой. 

3) Использовать свое преимущество как взрослого человека. Никакой даже самый изощеренный детский злой гений не сравнится с взрослым. Делать подлые, продуманные вещи. Например нагнетать тему «Сережа в опасности» мужу. Порезать одежду /игрушки Сережи, а улики подбросить девочке, или снять ее с ножницами. Ее отрицание принять с видом усталым и обреченным. 

 4) и главное после полной победы, когда у мужа зашевелятся волосы и он полностью будет за вас и будет думать, что с ней делать –великодушно принять ребенка. Понимаете, она будет думать что все кончено, вы ее уничтожите, ведь так она бы поступила с вами, но вы протягиваете ей руку и показываете как сильным может быть добро. Великодушие призрак очень сильных людей, это вызывает трепет тех кто на это не способен.  Вот тут надо окружить любовью и попытаться очеловечить, как ранее советовали.

Екатерина, широкий консилиум Вы собрали. Нетривиальный совет Жулдыз впечатлил. Но самый четкий результат дает поведение, применяемое и описанное приемными родителями: четкий порядок, предсказуемость поведения взрослого, доброжелательность и надежность. Но от приемных родителей Риту отличает то, что этот ребенок не ее добровольный выбор. А "свалившаяся на голову беда". Ей надо совершать педагогический подвиг, совершая насилие над собой. Полагаю, Вам, как ее психологу, надо работать в направлении принятия Ритой обязанностей мачехи. Ищите что-то, что может привлечь Риту к этому душевному труду. Какие у нее жизненные ценности? На что можно опереться, чтобы развить интерес женщины к этой девочке?

Не ее добровольный выбор

В некотором смысле все-таки ее. Машин отец же с ней советовался, а не поставил перед фактом. И Рита приняла вполне осознанное решение, и "конфетно-букетный" период у них был (на пятый день девочка стала называть ее мамой), который многие усыновители описывают...

Тамара, а зачем же Вы удалили свой комментарий? Про безнадежность девочки и самой ситуации в целом? Он был очень нужен в этой дискуссии и блестяще иллюстрировал один из вариантов реакции и советов мира и даже специалистов, с которым сталкивается приемный (и не только приемный, как явствовало из Вашего же удаленного комментария) родитель, попавший в такую психо-эмоциональную ситуацию. Чем больше сторон и мнений представлено, тем легче оценить ситуацию в объеме. И человек, сдавшийся в такой однозначно тяжелой ситуации, знал бы, что он не одинок и не проклят современной "тотально гуманистической" цивилизацией и даже некоторые специалисты разделяют его точку зрения, что от такого опасного  ребенка нужно немедленно избавляться .

Мое мнение - Ваш удаленный комментарий и комментарии Анны и Маргариты принципиально важны для честности и полноты этой интереснейшей дискуссии. Если сможете - верните пожалуйста. 

Я удалила свой коммент, потому что вспомнила пытливый ум и деятельный характер своей мамы-клиентки. Она вполне может оказаться в читателях этой дискуссии. То, что я ей говорила - она знает. То, что я Вам сказала, Вы прочитали. Но вопрос о физиологической проблеме в мозге я поставила. Ну и конечно, надо бы разговаривать с девочкой о насильнике... Надо эту травму компенсировать... Там, правда, все травмированные...

Девочка - одна ходячая травма. Такого объема, что от нее даже специалисты шарахаются.

Мачеха - одинокая девочка, сирота некомпенсираванная. Она могла бы зреть как личность, помогая девочке. Но, может, там пока еще нечему зреть. Надо ее саму лечить от травмы брошенности.

Папа - вот горюшко-то.Если женился, ребенка завел с такой нечистью - как себя-то не уважал. Какие его отношения с его родителями? Родил девочку и убежал. Вот молодец! Контакт и хорошая семья с таким индивидуумом - сомнительная "морковка". Но для мачехи и такая сойдет (( А теперь вдруг - хороший отец. Только не своими силами. С ним надо говорить и говорить. Что за хрюндель такой? Зачем так вышло? (цитата из фильма). 

Умершая мамаша - тут трэш. Но ведь для девочки - это живая нить жизни. Надо с девочкой о мамаше разговаривать. Причем, в уважительном и сострадательном ключе.

И, наконец, маленький мальчик. Он вот как раз в процессе получения травмы. Смотреть, как беспомощно барахтается мама, как отсутствует папа, как рушит порядок маленькая девочка. Он не видит опасности для себя. Однако, активно исследует жизнь. И какой механизм устройства в ней он для себя выберет - вопрос.

Екатерина, Вы к кому-нибудь за помощью, кроме широкой общественности, обращались? Тут огромный клубок проблем. 

Я изо всех сил пыталась от них отвертеться, потому что мама свято уверовала в свой интернетный модный диагноз "нарушение привязанности", а я его никак почувствовать ни теоретически, ни практически не могла. Мне в этом вообще нечто культуральное видится, типа как у Чуковского - я его нарисовала, я его сама боюсь: сначала придумали обстоятельства и запрос, а потом - группу людей, которая на этот запрос ответить не может (может, даже и физиологически, вполне могу допустить). Это как с гомосексуалами, только наоборот - долго-долго (ну всю христианскую цивилизацию как минимум) было нарушением, а потом решили: нет, норма! И ура. 

И я бы с радостью их куда-нибудь послала, но как-то не вышло. И поэтому действовала практически наобум. 

А куда послать-то? 1. в полицию, чтобы насильника 6-летки наказать. Ну как же, полиция прямо заспешила г-но ловить... 2.соц.службы, чтобы девочку хотя бы временно в хорошее место определить. Ну как же, в лучшем случае девочке "светит" дет.дом. а о нем отзывы единодушны. 3.с папой поговорить.Так он не придет... 4.с мачехой разговаривать. и с девочкой. уж как получается.

Насчет "культурального" - так да, культура у нас такая... Детей бить, жену гнобить, о новорожденном ребенке не вспоминать. Культурный код. Свой. Скрепа.

Не поняла, как гомосексуалисты сюда к нам прибились, но до кучи тоже берем...

не поняла как гомосексуалисты

сейчас попробую еще раз, видимо я была невнятна. Про гомо: веками считали, что это нарушение сексуального поведения. Потом людей стало слишком много, видимо включились какие-то регуляторные ноосферные механизмы и решили: гомо - вариант нормы этого самого сексуального поведения. Про привязанность наоборот: веками считали, что люди могут жить вместе без всякой привязанности (включая родителей и детей, мужей и жен), чисто на договоре муж-жена, родитель-ребенок. Норма. Потом цивилизация (часть ее), общество (некоторые)  несколько отэволюционировало и решило: ни фига не норма, нарушение! Но сами-то явления в обоих случаях остались именно тем, чем они были и ни на иоту не изменились. 

Эту реплику поддерживают: Тамара Талызина

это мне напомнило сцену

из фильма "Великий уравнитель"

она начинается с 1.33.00

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Екатерина, в фб развернулась отдельная ветка комментов по поводу данного случая. Даю Вам ссылку. Возможно, Вы найдете что-то ценное для себя https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1594642307213666&id=100000037354155&comment_id=1595449683799595&notif_t=feed_comment_reply&notif_id=1492889522398010

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

 

Новости наших партнеров