Юлия Гусарова /

1640просмотров

«Чайка 73458»: Чехов и чистилище

Участники проекта «Сноб» посетили предпремьерный показ спектакля Дайнюса Казлаускаса

Участники дискуссии: Илья Бородин
+T -
Поделиться:

Сколько всего в мире было поставлено «Чаек»? Литовский режиссер Дайнюс Казлаускас подсчитал, что спектакль в самых разных интерпретациях показывали по всему миру 73 458 раз. Так объясняются загадочные цифры в названии постановки.

Новый спектакль Театра на Таганке, переживающего сейчас радикальное обновление и омоложение кадров, не похож на типичный московский must see: это не визуальный аттракцион, а медленная академичная постановка с каким-то северным духом,  требующая от зрителя концентрации. Пьеса Чехова заканчивается выстрелом, «Чайка 73458» с него начинается. Все действие режиссер превратил в воспоминания Константина Треплева вплоть до смерти. Он снова и снова переживает момент самоубийства, будучи заточенным в лимбе наедине с убитой им чайкой, а все сцены спектакля разыгрываются перед его глазами словно зацикленный фильм на старой кинопленке. 

«Кажется, большинство людей не в полной мере ощущают трагизм смерти молодого человека в “Чайке”, — говорит Казлаускас. — Ну, умер герой в конце — это воспринимается как нечто очевидное, ведь в конце драмы часто кто-то умирает. Представьте, если бы вы знали молодого человека, который решил уйти из жизни. В православной культуре это самый большой грех, который человек может взять на себя. Наказание герою за это — сидеть в вечности вместе с мертвой чайкой, напротив дьявола. История его жизни прокручивается перед ним бесконечно, как бесконечно ставят и ставят по всему миру “Чайку”».

Молодого Константина Треплева сыграл Александр Метелкин, а Треплева-духа — 78-летний Юрий Смирнов. Авторству Метелкина принадлежит стихотворение, которое открывает спектакль, — предсмертная записка драматурга, которая была придумана за ночь.

Сурово-лаконичное аудиовизуальное решение спектакля — идеальный фон для оглушающих психозов персонажей, эхо которых периодически витает по тонкому миру. В остальном Дайнюс Казлаускас верен автору, которого он в разговорах чаще называет не по фамилии, а по имени. Он воспроизвел оригинальный текст вплоть до междометий. «Постановки, в которых режиссер остается в рамках пьесы Чехова, можно по пальцам пересчитать, — говорит Казлаускас, — я хотел, чтобы зрители в первую очередь увидели Антона и мой с ним диалог, увидели “Чайку”».

Спектакль стал дебютом Ирины Апексимовой, которая, проработав два года директором Театра на Таганке, вышла на его сцену только сейчас. Она сыграла Ирину Аркадину, которая, пытаясь манипулировать своим любовником, прибегает к комичным «актерским» трюкам. Конкурентку Аркадиной, начинающую артистку Нину Заречную играет Дарья Авратинская, дочь Ирины Апексимовой. Наблюдая за тем, как они играют плохих актрис, невозможно не хохотнуть. «Раз смеются, то пусть смеются, — прокомментировала первый показ Апексимова. — Может, “Чайка 73458” и кажется холодной постановкой, но, по-моему, она вышла очень темпераментной и честной. Уверена, что немногим понравится моя героиня — жесткая тетка, зацикленная лишь на самой себе. Хотя в наши дни можно много встретить таких, как она».

Читайте также

Комментировать Всего 1 комментарий

Круто, пойдем завтра, уже в предвкушении

 

Новости наших партнеров